Председатель польской правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослав Качиньский в ходе своего турне по стране неожиданно «приподнял» Турцию. «Я бы хотел, чтобы о Польше говорили, как о Турции, — что это серьезное государство, — сказал Качиньский. — Так должно быть и так становится. Это единственный способ защитить наш суверенитет и в сфере культуры». Но что стоит за этим сравнением?

Польша
Польша
Иван Шилов © ИА REGNUM

Единственный союз, где пересекаются Польша и Турция, — это Североатлантический альянс. Однако в НАТО они ведут себя по-разному. Анкара выбивается из общего ряда, она закупает российское вооружение, что вызвало резкую реакцию Вашингтона, исключение Турции из программы создания новейших американских истребителей F-35, сложности с приобретением F-35, иные санкционные меры. Внешняя политика Турции также осложняет ее отношения с такими партнерами по НАТО, как Греция и Франция. Варшава делает ставку на США как главного гаранта безопасности, тратит миллиарды долларов на закупки американского вооружения, причем в ускоренном порядке. При этом в сентябре 2020 года президент Польши Анджей Дуда подписал приказ об отправке польского военного контингента (PKW) в Турцию «в рамках адаптированных мер по укреплению НАТО для Турции, на территории Турции, восточной акватории Средиземного моря и Черного моря». Комментируя принятое Дудой решение, глава Бюро национальной безопасности при президенте Польши (BBN) Павел Солох заявил, что «мы положительно отреагировали на недавнее обращение турецкой стороны к союзникам по НАТО в связи с ухудшением ситуации с безопасностью на сирийско-турецкой границе». Да и в целом, начиная с прихода к власти осенью 2015 года, Варшава периодически делала «комплименты» Анкаре, хотя та иногда разыгрывала «партнера» в сугубо своих политических целях.

F-35A Lightning II ВВС США
F-35A Lightning II ВВС США
U.S. Department of Defense

Все это было до начала специальной операции России на Украине. Сейчас Польша вроде бы должна была изменить отношение к Турции в негативную сторону. Ведь Анкара отказалась выполнить приказ Запада о разрыве диалога с Москвой, не стала присоединяться к антироссийским санкциям, задействовала положения доктрины Монтрё и не пускает военные корабли НАТО в Черное море. Более того, Турция выстроила переговорные форматы, где при ее посредничестве встречаются российские и украинские представители. Наконец, на днях в Стамбуле представители Турции, России, Украины и ООН подписали соглашение о создании зернового коридора для вывоза по Черному морю сельхозпродукции с Украины. Как отмечало в этой связи ИА REGNUM, одновременно был подписан меморандум об отмене ограничений, препятствующих экспорту сельхозпродукции и удобрений из России, которая фактически выводится из блокады, что разваливает антироссийский фронт, а также были определены условия по координации действий российских и украинских военных. В условиях осуществления специальной операции на Украине это является событием примечательного и многообещающего значения — оно пусть не прямо, но легитимизирует военное присутствие России на Украине. Такая турецкая политика противоречит действиям Варшавы, выступавшей до сих пор в Евросоюзе в авангарде антироссийского фронта.

Но Качиньский тем не менее признает Турцию в качестве «серьезного государства» и берет ее за ориентир для Польши. Его не пугает «пророссийский» имидж Анкары, в то время, например, как министр иностранных дел Германии Анналена Бербок критикует турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана за его совместное фото с российским и иранским лидерами Владимиром Путиным и Ибрагимом Раиси, назвав снимок «вызовом для НАТО». Однако эти «недостатки» не выглядят таковыми в глазах председателя «Права и Справедливости», который в последнее время декларирует неприятие курса ЕС и заявляет, что «Польша может развиваться только как суверенное государство в Европейском союзе». Иначе говоря, Варшава хочет застраховать себя от сценариев, когда Евросоюз либо перестанет существовать в качестве геополитического объединения, либо, напротив, решит трансформироваться в федеративное государство. И не только это. Известный польский аналитик Марек Будзиш, анализируя развитие событий, отмечает возникновение новой модели международных отношений государств, претендующих на самостоятельную роль. «Даже в таких прочных и давно созданных военно-политических блоках, как НАТО, постоянно происходит переопределение влияний, позиций, политики», — пишет Будзиш на страницах проправительственного издания wPolityce. По его мнению, уже сейчас и в ближайшем будущем в гораздо большей степени соперничающие стратегии будут соседствовать с кооперативными подходами. В этом смысле «рассчитывать на то, что блок западных стран выработает единую, желательно нерушимую, политику в отношении России, к сожалению, представляется наивным подходом».

Трехсторонняя встреча президентов России, Ирана и Турции. Тегеран. 2022
Трехсторонняя встреча президентов России, Ирана и Турции. Тегеран. 2022
tccb.gov.tr

«А это означает, что мы, как и Польша, вступаем в эпоху геостратегического одиночества, в которой все больше будет зависеть от наших решений, нашей решимости, навыков, единства, влияния, стратегий, а также гибкости, — заключает польский эксперт. — Я не являюсь поклонником политики, которую венгерский премьер-министр Виктор Орбан проводит на российском направлении, но, похоже, что в Будапеште хорошо улавливают дух наступающего времени». Вероятно, эти слова являются также в какой-то мере ответом на вопрос, почему Турция в глазах Качиньского является «серьезным государством». Однако эффективно сочетать «соперничающие стратегии» с «кооперативными подходами» Анкара смогла лишь тогда, когда преодолела исторические фобии противостояния с Российской империей и Советским Союзом. Польше до этого пока далеко.