Кремль подтвердил распространенную ранее иранскими изданиями информацию о том, что президент России Владимир Путин посетит Иран, где встретится и проведет переговоры с коллегами из Ирана и Турции Ибрагимом Раиси и Реджепом Тайипом Эрдоганом. По словам пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, «это будет встреча глав государств — гарантов астанинского процесса по содействию сирийскому урегулированию». В этом формате состоятся также двусторонние встречи и переговоры. Иной конкретики о переговорной повестке не сообщается. Но та тщательно прорабатывается, о чем свидетельствуют недавние визиты в Тегеран главы МИД России Сергея Лаврова, его турецкого коллеги Мевлюта Чавушоглу, их двухсторонний контакт на саммите министров иностранных дел G20 в Индонезии.

Флаги России, Ирана и Турции
Флаги России, Ирана и Турции
Mil.ru

Каждая встреча «астанинской тройки» сопрягается с определенными мотивационными обстоятельствами. Так было в 2020 году, когда состоялись переговоры в видеоформате, в 2021 году все обошлось без встреч в верхах. Накануне было общение в Нур-Султане. Как правило, в таких случаях речь идет об обсуждении проблем исключительно сирийского урегулирования. На сей раз все может быть несколько иначе, и вот почему. Дело в том, что саммит Путин — Раиси — Эрдоган в Тегеране состоится после ближневосточного турне президента США Джо Байдена, в ходе которого тот намеревается представить «новую американскую политику на Ближнем Востоке». Турция, как подмечает китайское агентство Синьхуа, выпадает из этой стратегии Вашингтона, оставаясь, как в НАТО, на правах «белой вороны». США главный упор делают на Израиль и арабские страны — шесть монархий Персидского залива (Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар, Кувейт, Бахрейн и Оман), а также Египет, Иорданию и Ирак. Ожидается, что американцы в узком смысле будут пытаться противодействовать «иранской угрозе», а в широком — России и Китаю.

Что касается Тегерана, то наряду с дипломатическим маневрированием в связи с переговорами по ядерной программе он заявил о готовности стать членом БРИКС, а в сентябре может получить статус полноправного участника Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Он также демонстрирует тенденцию к интеграции в формате Евразийского экономического союза. В свою очередь, Россия начинает «разворот на Восток», демонстрируя заинтересованность в развитии новых интеграционных связей с Турцией и Ираном. Иначе говоря, Москва, Анкара и Тегеран по разным причинам и, возможно, с разными целями одинаково заинтересованы в расширении сотрудничества, включая и военно-техническую сферу. Поэтому уже сам факт встречи лидеров России, Ирана и Турции в складывающейся геополитической ситуации воспринимается как событие знакового значения. Не стоит, конечно, забывать и то, что Анкара и Тегеран не присоединились к антироссийским санкциям в силу того, что имеют свой взгляд на спецоперацию на Украине.

Президент Росии Владимир Путин, Президент Ирана Хасан Рухани и Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган
Президент Росии Владимир Путин, Президент Ирана Хасан Рухани и Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган
kremlin.ru

То есть объективно они дрейфуют в антизападном направлении, опять-таки исходя из своих национальных интересов. Поэтому велика вероятность того, что в Тегеране лидеры трех стран будут более конструктивно подходить к решению проблем сирийского урегулирования, искать сценарии взаимных компромиссов и уступок. Поле для компромисса здесь существует. При этом есть вероятность появления военно-политического альянса Россия — Иран — Турция. Об этом сейчас немало пишут в турецких и иранских изданиях, указывая на то, что «глубочайший и долговременный внутренний кризис и разлад с Западом заставляют Анкару и Тегеран искать опору в новых союзниках». Справедливо указывается на то, что «астанинская тройка», даже при наличии сложных проблем, играет все же главную роль в выстраивании политической стабильности в Сирии. При наличии политической воли это можно было бы проецировать и в другие части региона, в частности в Ирак, определив баланс взаимных интересов.

Но каждая из сторон должна быть готовой проявить гибкость в целях достижения некоего общего знаменателя. Альтернативный сценарий: использовать тезис о появлении военно-политического альянса Россия — Иран — Турция для оказания давления на Запад с целью упреждения появлениях других группировок. Но, как бы то ни было, появление Путина именно сейчас в Тегеране, его переговоры с Раиси и Эрдоганом способны изменить геополитику всего региона. Как ни крути, но Россия, Турция и Иран — ключевые державы на Большом Ближнем Востоке. Их союз способен вести дело к урегулированию не только сирийского кризиса, но и других конфликтных ситуаций в регионе.