Еще на этапе анонсирования ближневосточного турне президента США Джо Байдена эксперты обращали внимание на его многоплановость. Формально Байден примет участие в саммите Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), на котором, помимо шести стран — участниц Совета (Саудовская Аравия, Бахрейн, Катар, Кувейт, Оман и Объединенные Арабские Эмираты), будут также представлены Египет, Ирак и Иордания. Помимо этого, президент планирует провести серию двухсторонних встреч с новым премьер-министром Израиля Яиром Лапидом, лидером Палестинской автономии Махмудом Аббасом и с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Салманом.

Байден
Байден
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Но регион перенасыщен острыми проблемами, ситуация распадается на отдельные сюжеты, и поэтому многие пытались определить общую идею турне президента США. Не случайно американское издание Foreign Affairs отмечало, что «на Ближнем Востоке Байдену предстоит вместо скольжения по шаровой политической поверхности ухватиться за какой-то угол, чтобы удержать свою дипломатию». В то же время это издание предупреждает Белый дом о «серьезных репутационных рисках в случае, если визит Байдена окажется провальным». Ранее Госдепартамент США допускал в СМИ утечки о выработке Вашингтоном новых подходов к формированию своей политики в регионе, главный смысл которой сводился к формуле «США возвращаются в этот регион, так как образовавшийся там вакуум заполняется влиянием России и Китая».

В этот контекст вписываются и намерения Байдена восстановить мосты во взаимоотношениях с Саудовской Аравией с конкретной целью добиться увеличения ею добычи нефти, чтобы изменить ценовую политику на мировом рынке и ситуацию в формате ОПЕК+. Это в узком смысле. В широком — США демонстрировали намерение удержать Саудовскую Аравию, как другие страны региона, от сближения с Россией и Китаем. Интрига заключалась в том, чтобы определить главную стержневую стратегию действий Вашингтона в регионе, стоящую над всеми другими проблемами. Точку в этих дискуссиях поставил сам Байден, и как отмечает Bloomberg, «много поставил на карту». Речь идет о его статье в американском издании The Washington Post.

«Моя работа как президента состоит в том, чтобы сохранять силу и безопасность нашей страны, — пишет Байден. — Мы должны противостоять российской агрессии, добиться для себя наилучшего положения, чтобы взять верх в соперничестве с Китаем, и работать над укреплением стабильности в важном регионе мира». То есть ядерная программа Ирана, конфликт в Сирии и другие проблемы вынесены им на второй или третий план. Выходящее в Лондоне арабское издание Al-Quds Al-Arabi указывает, что главные площадки для Байдена, на которых он намерен разворачивать свою новую стратегию, будут находиться в Израиле и Саудовской Аравии, через которые станут предприниматься организованные усилия по переустройству региона для сохранения своих интересов перед угрозой расширения российско-китайского влияния.

Сейчас выстраивать прогнозы относительно дальнейшего развития событий в регионе сложно. Как и говорить о вероятных итогах визита туда Байдена. Он, конечно, будет искать практические решения поставленных задач для сохранения интересов США. С большей долей уверенности можно говорить только о политике Израиля, который демонстрирует готовность принять участие в реализации американских проектов. Проблема только в подходах Вашингтона к созданию Палестинского государства. Косвенно на эту тему могут завязываться и отношения в треугольнике Вашингтон — Тель-Авив — Эр-Рияд. Однако не будем спешить с выводами в отношении Саудовской Аравии, где существует немало входящих американских факторов.

Эр-Рияд сохраняет договоренности в формате ОПЕК+ и не намерен нарушать их. Но готов ли он принимать участие в противостоянии с Россией и Китаем? Пока главной тенденцией на Ближнем Востоке является стремление избегать геополитических рисков. Посмотрим, что будет дальше.