Многолетняя самоотверженная борьба китайского народа против японских захватчиков была важной составной частью противостояния стран — членов антигитлеровской коалиции агрессорам, облегчала сопротивление им как в Европе, так и в Азии и на Тихом океане. Поэтому представитель Китая по достоинству был среди тех, кто подписал 2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» в Токийском заливе Акт о безоговорочной капитуляции милитаристской Японии.

Церемония подписания Акта о капитуляции Японии на борту американского линкора «Миссури» 2 сентября 1945
Церемония подписания Акта о капитуляции Японии на борту американского линкора «Миссури» 2 сентября 1945

Оккупация японской армией осенью 1931 г. Маньчжурии, как именовались тогда северо-восточные провинции Китая, оказала серьезное влияние на выбор последующего направления распространения японской агрессии. Вопрос о войне против СССР или Китая детально обсуждался на проходившем в июне 1933 г. очередном совещании руководящего состава японских сухопутных сил. Военный министр Садао Араки настаивал на том, чтобы готовиться к войне, прежде всего, против СССР. Он предлагал осуществить нападение на него в 1936 г., когда «будут и поводы для войны, и международная поддержка, и основания для успеха». Генералы Тэцудзан Нагата и Хидэо Тодзио, напротив, считали, что для ведения войны против СССР «Япония должна собрать воедино все ресурсы желтой расы и подготовиться для тотальной войны». Тодзио говорил о рискованности преждевременного выступления. Поддерживая эту точку зрения, начальник второго управления (разведывательного) Генерального штаба армии Нагата указывал, что для войны против СССР «необходимо иметь в тылу 500-миллионный Китай, который должен стоять за японскими самураями как громадный рабочий батальон, и значительно повысить производственные мощности Японии в Маньчжурии».

Главный смысл предложений сторонников подготовки к будущей войне с Советским Союзом состоял в том, чтобы прежде создать в Маньчжурии мощную военно-экономическую базу и покорить Китай. Однако большинство участников совещания не приняли этой точки зрения и проголосовали за обращение к императору с рекомендацией сосредоточить усилия и финансовые средства на подготовке к столкновению с СССР, который определялся как «противник номер один».

Советские солдаты в Маньчжурии. 1945
Советские солдаты в Маньчжурии. 1945

25 ноября 1936 г. в Берлине правительствами Японии и Германии был подписан Антикоминтерновский пакт, вторая статья секретного приложения к которому гласила: «Договаривающиеся стороны на период действия настоящего соглашения обязуются без взаимного согласия не заключать с Союзом Советских Социалистических Республик каких-либо политических договоров, которые противоречили бы духу настоящего соглашения». Тем самым вопрос о заключении договора о ненападении с Советским Союзом, с предложением которого выступала Москва, был японской стороной фактически снят с повестки дня. Обретение мощных союзников на западе (вскоре к Антикоминтерновскому пакту присоединились Италия и ряд других входивших в орбиту Германии европейских государств) поощрило Японию к расширению экспансии в Китае, дальнейшему обострению японо-советских отношений.

Ночью 7 июля 1937 г. севернее моста Марко Поло (Лугоуцяо), близ Пекина, возникла перестрелка между китайскими солдатами и японскими военнослужащими из состава так называемой «гарнизонной армии в Китае». Согласно японской версии, это был инцидент, который якобы по вине китайской стороны был расширен до масштабов войны. Однако японские документы свидетельствуют о том, что японское военно-политическое руководство использовало эти события для реализации существовавших в Японии планов захвата Китая.

В середине 30-х годов японский Генеральный штаб армии приступил к планированию операции по овладению Северным Китаем. В 1935 г. один из таких планов предусматривал сформировать специальную армию, которая включала бы японскую «гарнизонную армию в Китае», одну бригаду из Квантунской армии (группы армий) и три дивизии из состава сухопутных сил в метрополии и Корее. Выделявшимися силами намечалось овладеть Пекином и Тяньцзинем.

В августе 1936 г. японское правительство разработало программу установления господства Японии в Восточной Азии и районе стран Южных морей. Политические цели империи были сформулированы в документе «Основные принципы государственной политики», в котором провозглашалось превращение Японии «номинально и фактически в стабилизирующую силу в Восточной Азии». Одновременно была принята программа покорения Северного Китая, в которой предусматривалось, что «в данном районе необходимо создать антикоммунистическую, проманьчжурскую зону, стремиться к приобретению стратегических ресурсов и расширению транспортных сооружений…».

В пересмотренном в том же году «Курсе на оборону империи», а также в документе «Программа использования вооруженных сил» главными потенциальными противниками Японии определялись США и СССР, следующими по важности — Китай и Великобритания.

Японские солдаты в Китае. 1930-е
Японские солдаты в Китае. 1930-е

В Токио считали, что Китай не сможет оказать серьезного сопротивления Японии и станет ее легкой добычей. По планам для овладения Китаем выделялась лишь часть вооруженных сил империи. Разработанный в 1936–1937 гг. Генеральным штабом армии план войны в Китае «Хэй» предусматривал силами пяти (в зависимости от обстановки — трех) пехотных дивизий оккупировать Северный Китай. В Центральном Китае должны были действовать пять, а в Южном Китае — одна японская дивизия. В результате наступательных операций намечалось в качестве опорных пунктов захватить китайские города Тяньцзинь, Пекин, Шанхай, Ханчжоу, Фучжоу, Сямэнь и Шаньтоу. Считалось, что, овладев этими городами и прилегающими к ним районами, Япония сможет контролировать всю китайскую территорию. Захват Китая намечалось осуществить за два-три месяца.

Оккупация всего Китая означала серьезное нарушение интересов западных держав в этой стране. Китайский рынок имел важное значение для экономики США. В обстановке падения спроса на американские товары в Европе, монополии США все в большей степени стремились к расширению дальневосточных рынков. Если к концу 1930 г. капиталовложения США в Китае составляли 196,8 млн долларов, то в 1936 г. они уже достигли 342,7 млн долларов. Удельный вес США во внешней торговле Китая в 1936 г. составлял 22,7 процента.

Еще большей была заинтересованность в Китае Великобритании, которая, как известно, начала экспансию на Азиатский материк раньше других стран. Она имела здесь большие капиталовложения в железнодорожном транспорте, морских перевозках, связи, банковском деле. К 1936 г. инвестиции Великобритании в Китае составляли 1141 млн долларов.

В Токио понимали, что обострение соперничества в борьбе за Китай создавало опасность вооруженного столкновения с США и Великобританией. Готовясь к новым захватам китайской территории, японские лидеры стремились избежать такого развития событий. В середине 30-х годов в Японии была развернута шумная пропагандистская кампания под лозунгами «борьбы с коммунистической опасностью», «агрессивности большевистской России», «кризиса обороны Японии». В первые месяцы 1936 г., явно в расчете на западные державы, премьер-министр Японии Хиротакэ Хирота заявил в парламенте, что самой большой проблемой на Дальнем Востоке является борьба с «угрозой коммунизма». В Токио считали, что антикоммунистический и антисоветский характер планов расширения экспансии на Азиатском континенте, как и во времена захвата Маньчжурии, будет способствовать тому, что западные державы, в первую очередь США и Великобритания, вновь не окажут сопротивления японской агрессии в Китае.

Однако, поскольку на сей раз речь шла об овладении Японией Центральным и Южным Китаем, где были сосредоточены основные интересы США и Великобритании, требовалась более гибкая проработка политики, обеспечивающей невмешательство в войну этих держав.

Как показали последующие события, расчеты Японии в значительной степени оправдались. Нельзя сказать, чтобы в США не видели тех опасностей для американских позиций в Китае, которые повлечет за собой расширение японской агрессии. Посол США в Японии Джозеф Грю телеграфировал 14 июля 1937 г. в Госдепартамент: «Одной из основных целей внешней политики Японии является устранение влияния западных держав как фактора дальневосточной политики, особенно как фактора в отношениях между Китаем и Японией». Тем не менее правительство США считало, что, в конце концов, с японцами удастся договориться.

Колонна японских войск в Китае. 1941
Колонна японских войск в Китае. 1941

Тем временем японская армия быстро продвигалась вглубь Северного Китая. В августе японцы открыли фронт в Центральном Китае, 13 августа при поддержке авиации и флота начали наступление на Шанхай, создали угрозу столице Китая — Нанкину. США ответили на вторжение японских войск в Центральный Китай направлением в Шанхай контингента американских моряков численностью всего 1200 человек.

Политика попустительства агрессору создавала крайне тяжелое положение для Китая, грозившее потерей его самостоятельности. Глава Китая Чан Кайши настойчиво призывал к сотрудничеству западных держав «теперь и незамедлительно» с тем, чтобы добиться прекращения японской агрессии.

В начале августа министр иностранных дел Китая Ван Чунхой следующим образом характеризовал позиции западных держав в отношении японской агрессии:

«1. Америка — полное невмешательство и отказ от какой-либо коллективной акции.

2. Англия старается удержать Японию от дальнейшей агрессии в Китае. В Токио Англия сделала «дружественные» представления японскому правительству. Во всяком случае, Англия заявила Японии, что всякие переговоры между ними прекращаются…

3. Франция относится наиболее дружественно к Китаю, но не может решиться ни на какую акцию без Америки».

Планируя войну в Китае, японские лидеры весьма опасались распространения на Японию принятого Конгрессом США в 1935 г. закона о нейтралитете, ограничивавшего экспорт в воюющие страны военных материалов. Поставки из США стратегического сырья и материалов имели жизненное значение для Японии. В 1937 г. на США приходилась одна треть всего импорта Японии. Как указывают японские историки, «Америка находилась в положении, позволявшем определять судьбу японской экономики».

Стремясь обойти американский закон о нейтралитете, японское правительство сознательно не объявляло Китаю войну, упорно представляя свою агрессию как «инцидент». О подлинном смысле «применения» США закона о нейтралитете в отношении японо-китайской войны свидетельствует заявление американского сенатора Луиса Швеленбаха, который говорил: «Ни у кого не может быть сомнения в том, что мы активно участвуем в войне, которую Япония ведет в Китае. Получается так, что поведение японцев можно рассматривать как более честное, чем наше. Они, по крайней мере, посылают своих людей, которые рискуют быть убитыми. Мы не рискуем своими жизнями в этой войне. Все, что мы делаем, — это посылаем наши товары и материалы, которые они требуют для военных целей, и получаем за это прибыль».

5 октября 1937 г. президент США Франклин Рузвельт выступил в Чикаго с речью, в которой призвал к организации «карантина» против агрессоров. Однако этот демарш не был подкреплен какими-либо существенными действиями. Президент прямо заявил о стремлении американского правительства оставаться вне войны. «Мы примем меры, которые сведут к минимуму риск вовлечения (в войну)», — подчеркнул Рузвельт.

Франклин Делано Рузвельт
Франклин Делано Рузвельт

Последствия были трагичны для Китая. 12 ноября 1937 г. силами 150-тысячной ударной группировки японцы захватили Шанхай. Через месяц они ворвались в столицу — Нанкин, где учинили кровавую резню мирных жителей, убив около 300 тысяч женщин, детей и стариков.

Среди великих держав только Советский Союз оказал Китаю поддержку, заключив с ним 21 августа 1937 г. договор о ненападении. Заключение этого договора не ограничивалось лишь обязательствами не совершать агрессивных действий друг против друга. Это было по сути дела соглашение о взаимопомощи в борьбе с японскими интервентами. 23 июля 1937 г. Ван Чунхой с горечью говорил послу СССР в Китае Д. В. Богомолову: «Мы все время слишком много надеялись на Англию и Америку, теперь я приму все меры к улучшению советско-китайских отношений».

Оказавшись в конце 1937 г. в крайне сложном положении, правительство Китая, уже не полагаясь на помощь западных держав, информировало об этом советское руководство. 13 декабря китайский министр иностранных дел Ван Чунхой заявил временному поверенному в делах СССР в Китае: «Китайское правительство имеет точные сведения, что инцидент в Лугоуцяо в июле месяце был заранее подготовлен японцами на случай отказа Китая от японских требований. После шести месяцев войны Китай теперь находится на распутье. Китайское правительство должно решить вопрос, что делать дальше, ибо сопротивляться дальше без помощи извне Китай не может. Китайское правительство имеет твердую решимость сопротивляться, но все ресурсы уже исчерпаны. Не сегодня так завтра перед китайским правительством встанет вопрос, как долго это сопротивление может продолжаться». Призывая СССР оказать помощь, он указывал, что в случае поражения Китая Япония сделает его плацдармом для войны против СССР и использует для этого все ресурсы страны. 29 декабря Чан Кайши поставил перед правительством Советского Союза вопрос о направлении в Китай советских военных специалистов, вооружения, автотранспорта, артиллерии и других технических средств.

Несмотря на то, что выполнение этой просьбы создавало опасность ухудшения советско-японских отношений, советское руководство приняло решение оказать прямую помощь китайскому народу. В первой половине 1938 г. СССР предоставил Китаю кредиты на льготных условиях на сумму 100 миллионов долларов. В Китай были направлены 477 самолетов, 82 танка, 725 пушек и гаубиц, 3825 пулеметов, 700 автомашин, большое количество боеприпасов. Всего с октября 1937-го по октябрь 1939 года Советский Союз поставил Китаю 985 самолетов, более 1300 артиллерийских орудий, свыше 14 тыс. пулеметов, а также боеприпасы, оборудование и снаряжение.

Общая сумма займов СССР Китаю с 1938 по 1939 год составила 250 миллионов долларов. Заметим, что за этот же период США предоставили Китаю заем в 25 миллионов долларов. В наиболее трудный начальный период японо-китайской войны помощь США и Великобритании Китаю была символической. Так, с июля 1937-го по январь 1938 года Китай получил от США 11 самолетов и 450 т пороха.

В то же время увеличивались поставки военных материалов США в Японию, что обеспечивало ей возможность продолжать агрессию. По китайским данным, в течение трех первых лет войны из израсходованного японской армией в Китае общего количества бензина (40 млн тонн) 70 процентов поступило из США. О том, что Япония широко использовала в Китае американские поставки, свидетельствовал тогдашний торговый атташе США в Китае, который писал: «Если кто-либо последует за японскими армиями в Китае и удостоверится, сколько у них американского снаряжения, то он имеет право думать, что следует за американской армией». По китайским подсчетам, от американского оружия гибли 54 из каждых 100 мирных жителей Китая.

Берег реки, усеянный телами китайцев, расстрелянных японской армией
Берег реки, усеянный телами китайцев, расстрелянных японской армией

При таком положении крупномасштабная советская помощь Китаю реально препятствовала осуществлению японских агрессивных планов, и ее прекращение рассматривалось в качестве одной из важнейших внешнеполитических задач Токио. Стремление изолировать СССР от Китая, сорвать его помощь китайскому народу толкало японские военные круги на сознательное обострение японо-советских отношений.

Весной 1938 г. японские войска продолжали развивать наступление в Центральном Китае. При этом японские лидеры не скрывали своего намерения вытеснить США и другие западные державы не только из Китая, но и в целом из Азии. Это вынудило США занять более жесткую позицию. 17 марта 1938 г. государственный секретарь США Корделл Хэлл выступил с большой речью «Наша внешняя политика», в которой заявил, что США «не намерены отказаться от своих прав и интересов в Китае».

В связи с этим японское правительство, опасаясь обострения отношений с США, решило принять меры, демонстрирующие стремление Японии направить свои военные усилия против СССР. Летом 1938 г. японское военно-политическое руководство предприняло попытку расширить до масштабов серьезного вооруженного конфликта один из пограничных инцидентов в районе озера Хасан в Приморье. Однако цели конфликта не ограничивались демонстрацией японских намерений перед западными державами. Составители японской «Истории войны на Тихом океане» отмечают: «Начиная с 1938 г. японо-советские отношения неуклонно ухудшались. Дело в том, что с этого времени помощь Советского Союза Китаю качественно усилилась… Это раздражало Японию… В Генштабе армии формировалась мысль о прощупывании советской военной мощи, основной смысл которого заключался в выяснении готовности СССР к войне с Японией… Было решено проверить это нападением на советские войска, мобилизовав 19-ю дивизию Корейской армии, которая непосредственно подчинялась императорской ставке. Замысел состоял в нанесении сильного удара, с тем, чтобы предотвратить выступление СССР против Японии».

Можно считать, что одной из основных целей хасанских событий на советско-маньчжурской границе летом 1938 г., а затем локальной войны летом 1939 г. в районе реки Халхин-Гол в союзной СССР Монголии было «устрашить» советское руководство мощью японской армии, вынудить его пересмотреть свою политику в отношении Китая. Однако, потерпев сокрушительное поражение в монгольских степях, Токио этих целей не достиг.

Победы Красной армии Советского Союза оказали немалую помощь Китаю, укрепили его решимость к сопротивлению превосходившим по мощи вооруженным силам Японии. Китайский маршал Фэн Юйсян заявлял от имени китайского правительства советскому послу А. С. Панюшкину: «Ударами под Хасаном и Халхин-Голом Советский Союз крепко помог китайскому народу».

Со своей стороны, Китай сыграл важную роль в удерживании японского правительства и командования от нападения на СССР. Это приобрело особое значение после вероломного нападения на Советский Союз гитлеровской Германии, когда Япония изготовилась летом 1941 г. для нанесения удара по советской группировке войск с востока, обрекая нашу страну на ведение войны на два фронта. Среди факторов, не позволивших осуществить планы войны Японии с СССР в 1941–1942 гг. было отсутствие перспектив быстрого завершения войны в Китае.

Многолетняя самоотверженная борьба китайского народа против японских захватчиков была важной составной частью противостояния стран — членов антигитлеровской коалиции агрессорам, облегчала сопротивление им как в Европе, так и в Азии и на Тихом океане. Поэтому представитель Китая по достоинству был среди тех, кто подписал 2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» в Токийском заливе Акт о безоговорочной капитуляции милитаристской Японии.

Церемония подписания Акта о капитуляции Японии. Представитель СССР генерал К. Н. Деревянко подписывает акт. 2 сентября 1945
Церемония подписания Акта о капитуляции Японии. Представитель СССР генерал К. Н. Деревянко подписывает акт. 2 сентября 1945

В связи с этим следует с пониманием рассматривать позицию руководства КНР и китайских историков, которые оспаривают общепринятую дату начала Второй мировой войны — 1 сентября 1939 года, считая, что отсчет мировой трагедии нужно вести с 7 июля 1937 года — даты начала неспровоцированной войны Японии с целью захвата всей территории Китая. Ибо к сентябрю 1939 года китайский народ уже потерял миллионы своих соотечественников. Общие же потери Китая в «войне сопротивления против японской агрессии» 1931–1945 гг., являвшейся составной частью Второй мировой войны, по китайским подсчетам, составили около 35 миллионов человек.

Отрадно, что в настоящее время в Москве и Пекине рассматривают совместную борьбу с захватчиками в годы войны как одну из основ дальнейшего развития дружбы и сотрудничества российского и китайского народов. В подписанном в феврале 2022 года лидерами двух стран Совместном заявлении о международных отношениях, вступающих в новую эпоху, и глобальном устойчивом развитии есть и слова о взаимном «намерении твердо отстаивать незыблемость итогов Второй мировой войны и сложившийся послевоенный миропорядок, защищать авторитет ООН и справедливость в международных отношениях, противостоять попыткам отрицания, искажения и фальсификации истории».

Материал представляет собой текст выступления автора на Круглом столе в ИА REGNUM на тему: «Китайское сопротивление как фактор Великой Победы. К 85-летию нападения милитаристской Японии на Китай», состоявшегося 6 июля 2022 года.