Как же быстро с них слетает налет респектабельности и «цивилизованности» и как же явственно обнажается набитое исподней злобой мурло патологических ненавистников всего окружающего и сущего, которое не следует в их фарватере и не заглядывает им в рот! Новоиспеченный посол США в Китае Николас Бернс (в должности с марта 2022 года), приглашенный на девятый Всемирный форум мира, который с 2012 года проводится пекинским Университетом Цинхуа при содействии Китайского народного общества по изучению международных отношений, возомнил себя на этом крупном мероприятии не гостем. А хозяином, который вправе поучать окружающих, как себя вести и что им, в том числе самим организаторам, можно и нельзя делать и говорить. И что они делать должны, чтобы заслужить одобрение Вашингтона, которое, что буквально сквозит в словах дипломата, есть мерило всех «мировых ценностей» и синоним приобщения к пресловутой «американской исключительности».

КНР
КНР
Иван Шилов © ИА REGNUM
Николас Бернс
Николас Бернс
Defense.gov

Заявление посла повергло всех собравшихся если не в шок, то в глубокое недоумение. «Я надеюсь, что представители МИД Китая перестанут обвинять НАТО в развязывании конфликта, ибо это российская пропаганда», — заявил дипломат перед лицом более чем сотни ученых, представителей международной общественности и организаций, а также аккредитованных в китайской столице сотрудников дипломатического корпуса, которые приняли участие в мероприятии, пользующемся уважением на всех континентах. И добавил еще, чтобы Китай «перестал распространять лживую информацию об американских лабораториях биологического оружия, которых (оказывается! — В. П.) нет на Украине».

Что именно окончательно вывело Бернса из себя, непонятно, ибо недопустимым, чреватым крупным скандалом в этом эпизоде является всё. И прежде всего лексика, абсолютно неприемлемая для дипломатической практики. Ни по избранной форме «открытого текста», ни по содержанию, ибо указывать суверенной стране, да еще по месту пребывания и в качестве иностранного диппредставителя, что ей делать и как оценивать те или иные международные события — это однозначный выход за рамки собственных полномочий. Примеров подобного вызывающего поведения иностранных дипломатов в мире очень мало, разве что на ум приходит откровенное хамство украинского посла, который вскоре покидает Берлин, в адрес государственного руководства ФРГ.

Но с Киева и взятки-гладки: самозваный режим и ведет себя соответствующим образом. Там даже президент позволяет себе публично оскорблять глав других государств, это просто такая стилистика, воспитанием «из подворотни» 95-го квартала, так чего уж брать с какого-то посла. Другое дело США, где многие десятилетия кичились «киссинджеровскими» обычаями высшей респектабельности и англосаксонской традиции, в которой уважающий себя джентльмен, даже пребывая в крайнем возбуждении, не вправе, чтобы не потерять лицо, демонстрировать окружающим свои эмоции. Бернс, судя по официальной биографии, прошел огромный путь карьерного дипломата и, надо полагать, усвоил все правила этикета. Но тем не менее сорвался и позволил себе недопустимое.

Во-первых, Бернс продемонстрировал крайнее раздражение тем, что американский нажим на окружающий мир, чтобы интерпретировать украинский кризис так, как это выгодно Вашингтону, проваливается. Все большее число стран, а за пределами Запада — абсолютное большинство, прекращают делать вид, будто верят американской точке зрения, и перестают скрывать глубокое возмущение «однополярной» практикой глобального диктата США по всему миру. Китай — в первых рядах тех, кто несет миру правду о том, что на самом деле происходит на Украине и какие усилия были предприняты США и НАТО, чтобы развязать этот конфликт. Технология этих провокаций общеизвестна.

Многочисленные расширения НАТО на Восток, в непосредственную близость от российских границ, с соответствующим уменьшением подлетного времени ударных средств нападения НАТО, которые размещаются вблизи российской территории, к жизненно важным центрам страны, шаг за шагом ухудшали наше состояние безопасности. Все это осуществлялось под «фиговым» прикрытием «партнерской» риторики и апелляции к Основополагающему акту Россия — НАТО 1997 года. До какого-то момента в вопросах безопасности шло количественное накопление угроз; со временем все это перешло в новое качество, дающее в условиях развязывания военного конфликта НАТО такие преимущества, которые ставят под сомнение национальную безопасность России. А возможно и само существование: мы же не знаем, какой именно «план Ост» вынашивается в американских «глубинных», концептуальных штабах.

НАТО
НАТО
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Зато имеем опыт гитлеровской агрессии с ее планами фактической ликвидации русского народа. И знакомы с многочисленными прожектами Вашингтона, в которых в течение всего XX столетия неоднократно вынашивались планы расчленения России. От откровений полковника Хауса про «Сибирь и поделенную натрое европейскую часть страны», до закона «о порабощенных народах» 1959 года и Хьюстонского проекта (конец 90-х гг.), призвавшего более «не относиться к России как к единому целому, которым она перестанет являться в ближайшем будущем».

Во-вторых, скандальное высказывание Бернса продемонстрировало, а точнее подтвердило неуважительное отношение США к суверенитету КНР. Еще ранее Вашингтон неоднократно предпринимал шаги, которые были призваны показать пренебрежение китайским суверенитетом. Кто постарше — помнит провокационный, якобы «ошибочный» удар американских ВВС по посольству КНР в Белграде во время агрессии НАТО 1999 года против Югославии. Для США это обернулось «ответкой» с принуждением к посадке на территории КНР американского самолета-шпиона, и как бы США ни возмущались, а они это делали сильно и громко, Пекин тогда одержал моральную победу; мировое и российское общественное мнение было на его стороне, а американцы «умылись».

Позднее, уже в наши дни, когда «камнем преткновения» в китайско-американских отношениях стал принцип «одного Китая», который на словах признается, а на деле попирается Вашингтоном с помощью регулярных провокаций, всему миру понятно, что эти провокации устраивает именно американская сторона. Никто не гонит в шею американских политиков в Тайбэй, где они устраивают низкопробные политические шоу, никто насильно не отправляет в Тайваньский пролив корабли американских ВМС, никто не принуждает США поставлять на мятежный остров оружие в масштабах, сопоставимых с Украиной. Возвращаясь к сказанному Бернсом, утверждать, что Китай занимается «российской пропагандой» недопустимо, ибо тем самым, помимо суверенитета, под сомнение берется неотъемлемое право КНР на собственную точку зрения. То, о чем говорится китайскими официальными лицами и сообщается в китайских СМИ, — это не российская, а китайская суверенная позиция, сформулированная исходя из целей и принципов внешней политики КНР, ее национальных интересов.

Бернс в своей беспрецедентной бестактности переваливает «с больной головы на здоровую»; если у США нет своей государственной позиции, и Белый дом, а за ним и Госдеп ретранслируют миру мнение концептуалов так называемого «глубинного государства», то не надо всех окружающих мерить собственными мерками. У других-то ведущих стран мира, к которым относится КНР, концептуальный контур власти, которым является КПК, выстроен на национальных интересах, и он, в отличие от американских «глубинников», их не игнорирует в угоду специфически понимаемому «либеральному глобализму».

В-третьих, фактическая истерика, устроенная Бернсом на представительном форуме, объясняется и еще одним аспектом тайваньского «кейса» Вашингтона. Посол США так выходит из себя из-за обвинений его страны в развязывании украинского конфликта еще и потому, что таким образом Китай проецирует ситуацию на Тайвань, где американская сторона играет в ту же самую игру, что и на Украине. Старается сначала подползти к «красным линиям», а затем и пересечь их так, чтобы ей за это ничего не было. Логика посла понятна: если в Пекине хорошо видят, каким именно образом разжигался конфликт в Восточной Европе, то у США также не получится скрыть свою непосредственную причастность и к конфликту на Тайване, если он будет развязан с помощью пересечения упомянутых «красных линий». «Бог шельму метит» — гласит русская пословица.

И понятно, что если и когда тайваньский сепаратистский режим пойдет вразнос и объявит свою «независимость» от материка, растоптав тем самым многочисленные китайско-американские договоренности, а Вашингтон картинно разведет руками и начнет лепетать про «суверенный выбор тайваньского народа», хотя у американских потенциальных спикеров уже сегодня на физиономии написано, что они мечтают Тайвань к этому подтолкнуть, то «слинять в кусты» у США уже не получится. Украинский прецедент создан. И Китай, давая ему оценку, безусловно держит в уме тайваньскую проекцию ситуации. А многочисленные участники пекинского форума, на котором так экстравагантно выступил американский посол, получили серьезные аргументы не поверить США и в случае с Тайванем.

Всем участникам мероприятия в Университете Цинхуа понятно, что Китай не «транслирует» никакую российскую точку зрения; просто эта точка зрения на роль и место США в подрыве глобальной стабильности в конкретных регионах и на конкретных театрах военных действий у России и Китая общая. И именно она составляет значительную часть внешнеполитической повестки укрепления нашего двустороннего взаимодействия, которое осуществляется в интересах становления и расширения подлинной многополярности, а не той, за которую в свое время Бжезинский выдавал, по его словам, «центр совместной политической ответственности», сформированный по лекалам Pax Americana.

В Москве, в отличие от Вашингтона, ситуацию понимают именно так; об этом свидетельствуют и слова еще одного участника форума, российского посла Андрея Денисова. Выразив благодарность китайской стороне за понимание происходящего на Украине, дипломат подчеркнул свою надежду, что «Китай сможет повлиять на наших украинских соседей, чтобы они были более реалистичными в своем подходе к оценке ситуации».

В-четвертых, если говорить об украинских биолабораториях Пентагона, то в откровенной лжи американского посла в Пекине уличила его начальница — замгоссека Виктория Нуланд. «На Украине есть объекты для проведения биологических исследований. На самом деле мы сейчас весьма обеспокоены тем, что российские силы могут попытаться получить контроль над ними», — заявила майданная раздатчица выпечки непонятного происхождения в выступлении перед Сенатом не дальше, как 8 марта. А «фокус» Бернса заключается в том, что, с одной стороны, он явно рассчитывает, что с тех пор столько воды утекло, что откровения Нуланд, сделанные в состоянии неприкрытого аффекта, уже позабыты, потому ей и противоречит.

С другой стороны, есть безусловная установка Вашингтона посольствам США всячески замазывать американскую роль в распространении коронавируса (как и информацию о лаборатории Форт-Детрик), чтобы и дальше шельмовать Китай, приписывая ему ответственность за пандемию заразы, настоящим источником которой являются США. И этому имеется все больше свидетельств, в том числе косвенных. О том, что вирус — «политический», в Китае, подкрепив позицию цифрами и фактами, заявили еще в феврале 2020 года, когда в США некоторые потирали руки в расчете на то, чтобы максимально «ущучить» глобального конкурента, испортив ему реноме. И что? Китайская оценка подтвердилась, а американская, исполненная дешевой конъюнктуры, — нет.

И в заключение. Безусловно, точка зрения КНР на украинские события заслуживает благодарности российской стороны, но она высказана и отражает коренное совпадение интересов наших двух стран в том, чтобы украинский эпизод остался единственным и последним случаем, когда США и коллективному Западу удалось навязать народам мира свою человеконенавистническую повестку. Послы приходят и уходят, а народы остаются. И как говорится в китайской пословице, «Даже после самой темной ночи обязательно наступает утро». Оно и наступит.