Предыдущая часть

Грузия
Грузия
Иван Шилов © ИА REGNUM

1 апреля 1992 года вооружённые формирования Госсовета двумя колоннами начали наступление на Мингрелию. Северная колонна в первый же день захватила города Абаша и Сенаки. Южная колонна прорвалась в пригороды портового Поти и попыталась занять мост, ведущий в город. За мост завязался ожесточённый бой с использованием бронетехники и гранатомётов. В ходе боя, длившегося больше трёх часов, было убито 29 человек, свыше 50 ранены. В итоге «звиадистам» удалось отбросить наступавших от Поти. Однако 3 апреля, правительственные войска всё-таки заняли Поти. Части «звиадистов» посчастливилось бежать из порта на катере и затем скрыться в лесах. А войска Госсовета тем временем овладели всеми мингрельскими городами.

Следует отметить, что обострение обстановки в Мингрелии каждый раз развивалось по одному и тому же сценарию. «Звиадисты» поднимали вооружённый мятеж и довольно легко и быстро, так как их поддерживало подавляющее большинство местного населения, занимали весь регион. После этого войска тбилисского правительства, сконцентрировав силы и ресурсы, вторгалось в Мингрелию. После жестоких, но непродолжительных столкновений, правительственные войска, используя значительное превосходство в численности и вооружении захватывали весь регион. Отряды «звиадистов» разбегались по мингрельским деревням, лесам и горам. Госсоветовцы некоторое время бесчинствовали в занятых им населённых пунктах, нещадно грабя населения. Но вскоре они покидали регион и отправлялись назад в Тбилиси, в значительной степени потому, что правительству необходимо было вести интенсивные боевые действия в Южной Осетии. А ввиду того, что Госсовет совершенно не пользовался в Мингрелии поддержкой населения, а также не располагал необходимым для поддержания стабильности количеством верных ему силовиков и чиновников, «звиадисты» спустя некоторое время вновь поднимали мятеж и снова без особых усилий захватывали всю Мингрелию.

В связи с тем, что резко обострилась ситуация в Южной Осетии, и бои там приняли самый жестокий характер, Тбилиси не мог уделять должное внимание Мингрелии. В свою очередь, «звиадисты» вели себя относительно «тихо», выжидая удобного момента для очередного вооружённого выступления. Поэтому в течение почти трёх месяцев обстановка в Мингрелии была более-менее спокойной, если не считать, конечно, ставших уже регулярными обстрелов и взрывов.

Тем временем Госсовет во главе с Эдуардом Шеварднадзе, несмотря на все данные раннее обещания, и не думал объявлять о самороспуске и проведении парламентских выборов. Наоборот, власти стали всячески затягивать этот процесс, утверждая, что обстановка в стране не позволяет провести выборы в ближайшее время. Поэтому выборы в парламент были назначены аж на октябрь 1992 года. Это вызвало существенное недовольство «старой оппозиции», которая стала весьма резко обвинять Шеварднадзе и его окружение в узурпации власти. Однако у оппозиции не было никаких сил и возможностей, чтобы заставить Шеварднадзе, а также обладавших контролем над силовыми структурами Тенгиза Китовани и Джабу Иоселиани провести выборы и передать власть новому парламенту в более ранние сроки.

Экономическая же ситуация в стране была крайне тяжёлой. Существенно не хватало продовольствия, в том числе и хлеба, а также товаров первой необходимости. Ощущался серьёзный дефицит бензина. Диверсии, которые «звиадисты» стали устраивать на линиях электропередач, усиливали перебои с электричеством. А после того, как Северная Осетия перекрыла газопровод, вся Грузия на некоторое время лишилась газа.

Между тем сторонники Звиада Гамсахурдии решили перейти к тактике индивидуального террора, осуществляемого за пределами Мингрелии. В стране начались террористические акты в отношении высокопоставленных чиновников и крупных политиков, которые продолжались все 1990-е годы. Были совершены покушения на Китовани и Иоселиани. Квартира Китовани в престижном районе Тбилиси была обстреляна из гранатомёта. А 15 июня в центре Тбилиси была совершена громкая, в прямом смысле этого слова, попытка убить Иоселиани. Террористы начинили взрывчаткой легковой автомобиль и взорвали его на пути следования кортежа Иоселиани. Лидер «Мхедриони» спасся лишь потому, что террористам не удалось правильно рассчитать время взрыва, кортеж с Иоселиани успел проехать опасное место. Взрыв был такой силы, что на месте погибло пять человек, шесть было тяжело ранено, семь близлежащих домов были повреждены, а во всех многоквартирных домах в радиусе 200 метров вылетели стёкла.

Телебашня на горе Мтацминда. Тбилиси
Телебашня на горе Мтацминда. Тбилиси
Kober

А 24 июня «звиадисты» попытались поднять вооружённый мятеж уже в самой грузинской столице. Накануне ночью 400 сторонников бывшего президента напали на подразделение внутренних войск МВД и захватили там большое количество оружия, включая два бронетранспортёра и танк. После этого мятежники разделились на две группы, рано утром захватившие здание телерадиодепартамента в центре города и телебашню на горе Мтацминда. Руководивший «звиадистами» председатель Комитета национального неповиновения и экс-депутат Верховного совета, а до этого — диссидент-антисоветчик Вальтер Шургая, выступив по радио, объявил, что «красная хунта свергнута и восстановлена законная власть». Было зачитано воззвание Гамсахурдии, в котором тот обвинил нынешние грузинские власти в проведении «антигрузинской политики и ущемлении прав грузинской нации». Шургая призвал всех сторонников бывшего президента собраться у здания телерадиодепартамента. Спустя некоторое время отряды правительственных войск и «Мхедриони» окружили телерадиодепартамент и телебашню. Мятежников лишили возможности вести радиопередачи. Затем по радио выступил Шеварднадзе и заявил о том, что власти полностью контролируют ситуацию в грузинской столице.

Спустя ещё некоторое время Китовани, Иоселиани и министр внутренних дел Роман Гвенцадзе предъявили мятежникам ультиматум о немедленной сдаче. «Знайте, Грузия никогда не вернётся к гибельному курсу тоталитаризма, который залил нашу родину кровью и слезами», — говорилось в ультиматуме. «Звиадисты» категорически отвергли требование о сдаче. Тогда правительственные формирования начали штурм сначала телебашни, а потом и телерадиодепартамента. Боевые действия с применением крупнокалиберных пулемётов и гранатомётов к ужасу местных жителей развернулись прямо на площади Героев и улице Мераба Коставы (бывшей Ленина). Штурмующим удалось закрепиться на первом этаже здания, а затем захватить и другие этажи. Шургая, выбежавший на улицу с автоматом и сжимающий в руке гранату, был схвачен. Мятеж «звиадистов» был подавлен. По официальным данным, было убито шесть человек (по неофициальным — от 20 до 40), несколько десятков было ранено. По всей Грузии прокатились массовые аресты «звиадистов», сопровождаемые всеми возможными нарушениями закона.

Здание телерадиодепартамента. Тбилиси
Здание телерадиодепартамента. Тбилиси
ზვიად ავალიანი

Удивительно, но находящийся в Грозном Гамсахурдия категорически отверг свою причастность к этому вооружённому выступлению и заявил о циничной провокации, устроенной властями. Ряд странных моментов, замеченных во время мятежа, дал пищу для конспирологической теории, согласно которой Шеварднадзе, Китовани и Иоселиани инспирировали вооружённое выступление, названное их противниками «Эдуард-шоу», с целью развязать массовые незаконные репрессии против «звиадистов», а также укрепить свою власть.

Сторонники Гамсахурдии в Мингрелии уже после подавления мятежа в Тбилиси перерезали железную дорогу между Тбилиси и Сухумом, но ввиду своей малочисленности вскоре вынуждены были отступить.

Продолжение следует