После саммита НАТО в Мадриде президент Турции Реджеп Тайп Эрдоган оказался перед ситуацией, когда ему нужно спасать свое лицо. Накануне мероприятия он говорил, что лично принимал участие в подготовке меморандума по вопросу вступления Швеции и Финляндии в НАТО, подчеркивал, что «соглашение из 10 статей со скандинавской парой стало победой Анкары» и урегулировало все поставленные ею «деликатные вопросы». Но сейчас Эрдоган заявляет, что если Стокгольм и Хельсинки откажутся от своих обещаний, то парламент Турции не станет рассматривать вопрос одобрения заявки Финляндии и Швеции на вступление в Североатлантический альянс. А пока Стокгольм пообещал экстрадировать 73 подозреваемых в террористической деятельности лиц, но выдал Турции всего несколько человек и тщательно изучает предоставленную турецкими спецслужбами информацию о подозреваемых на предмет ее соответствия Европейской конвенции об экстрадиции.

Турция
Турция
Иван Шилов © ИА REGNUM

Эрдоган, беседуя с журналистами своего пула, говорил, что президент США Джо Байден обещал протолкнуть через Конгресс решение о продаже Турции истребителей F-16, а также провести их модернизацию. «Будем ждать!» — заявил турецкий президент, но ожидание может занять многие месяцы. Изначально Анкара, готовя «скандинавскую драматургию», планировала решить все приемами «тихой дипломатии» с расчетом на то, что в игру неминуемо вступят США. Однако Вашингтон предпочел публично пригрозить Эрдогану санкциями, создавая таким образом ситуацию, при которой турецкий президент либо должен был сразу взять под козырек, либо повысить ставку противостояния, выступая в мире с позиций «бунтаря на корабле НАТО». Поэтому все шло к тому, что любая сделка Турции с США, Швецией и Финляндией должна была выставиться в турецком информационно-политическом пространстве как «победа Анкары». В интерпретации большинства турецких экспертов это предполагало следующее: на саммите НАТО в Мадриде Анкара поддерживает прием в альянс только Швеции, которая принимает все выставляемые ей условия по курдам, идет отказ от принятого контроля за экспортом вооружений в Турцию, а вступление Финляндии в альянс откладывается.

Это позволяло бы Эрдогану сохранить на должной высоте свой политический рейтинг, с одной стороны. С другой, с него снимался бы флер непримиримого оппортуниста в НАТО. При этом важно иметь в виду то, что президент Турции вел исключительно свою игру, а не действовал в интересах России, которая усматривает серьезную угрозу в расширении альянса. В итоге же сообщения о том, что Анкара в Мадриде отказалась от вето на членство Швеции и Финляндии в НАТО, стали для многих неожиданностью. Эксперты заговорили о таком «серьезном закулисном давлении на Эрдогана, перед которым тот не смог устоять». Британское издание The Economist утверждает, что «американцы пригрозили усложнить продажу новых истребителей F-16 и поставки комплектующих для ремонта старых, если Анкара будет настаивать на своей позиции». Но это только часть правды. Стало очевидным и то, что Турция вчистую проиграла Западу информационную войну. Не случайно в самой Турции стали происходить важные события. Анкара объявила об ограничении на территории Турции доступа к вещающим на турецком языке ресурсам — Deutsche Welle и «Голос Америки» под предлогом «неполучения ими лицензии на продолжение работы».

Некоторые турецкие издания утверждают, что Анкара получила информацию о расширении западными вещателями в своих передачах курдской проблематики и критики в адрес внутренней и внешней политики Эрдогана. Появились также проблемы с аккредитацией сотрудников западных вещателей из числа граждан Турции, а неаккредитованным сотрудникам не разрешается посещать официальные пресс-конференции. Более того, в парламент представлен законопроект о дезинформации. Правительство утверждает, что «новый закон необходим для предотвращения фейковых новостей, дезинформации, провокаций и самосуда в социальных сетях». Правительство намерено ввести суровые наказания в отношении тех, кто публично распространяет ложную информацию о национальной безопасности и общественном порядке с целью создания нестабильной ситуации, «путем вынесения приговоров осужденным на срок от одного до трех лет тюрьмы». Как утверждает американское издание The National Interest, «Эрдоган серьезно беспокоен угрозой утраты контроля над информационным пространством в стране накануне парламентских и президентских выборов» и тем, что «силы оппозиции станут получать огромную поддержку со стороны западной прессы».

Президент Турции Реджеп Эрдоган, президент США Джо Байден и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг
Президент Турции Реджеп Эрдоган, президент США Джо Байден и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг
Tccb.gov.tr

Ранее президента Турции критиковали из-за экономических проблем — роста инфляции, девальвации турецкой лиры, увеличения безработицы. Теперь жесткие оценки стала получать его внешняя политика, особенно на сирийском направлении. Это критически важно для Анкары, так как затрагивает ее национальные интересы. Недавно министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиян совершил официальный визит в Сирию и провел переговоры со своим коллегой Фейсалом Микдадом, был принят президентом Башаром Асадом. Накануне глава иранского МИД заявил, что «Тегеран стремится улучшить отношения между Сирией и Турцией путем налаживания диалога». Новостной портал Al Jazeera Net уточняет, что до этого Абдоллахиян встречался со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу и наверняка доставил в Дамаск какое-то специальное послание из Анкары. Вопрос о примирении президентов Эрдогана и Асада обсуждается в правительственных кулуарах Турции и Сирии давно, на этом направлении определенные усилия предпринимает и Россия. Но в зависимости от конкретных региональных и международных факторов эта тема то поднималась, то уводилась в сторону.

На сей раз, как предполагают некоторые арабские информационные порталы, после саммита НАТО в Мадриде появились важные вводные обстоятельства в связи с актуализацией курдской проблемы после дискуссий между Анкарой, Копенгагеном и Хельсинки об условиях их вступления в альянс. Эрдогану, наметившему курс на нормализацию отношений со странами арабского мира, особенно с Саудовской Аравией и Египтом, стал мешать сирийский кризис. У Анкары и Дамаска появляются реальные шансы перевернуть «черные страницы» истории, начать взаимовыгодное сотрудничество, изменить ситуацию в масштабах всего Ближнего Востока. Эрдоган стал широко маневрировать, выстраивая в стране нужную ему информационно-политическую направленность с креном в сторону критики Запада. Вот только хватит ли ему времени?