Президент Польши Анджей Дуда после возвращения с саммита НАТО в Мадриде созывает заседание Совета национальной безопасности, чтобы обсудить с руководством польских партий, включая оппозиционные, итоги саммита и «дальнейшие действия Польши в контексте безопасности». Ведь несмотря на то, что проправительственная пропаганда пытается представить решения, принятые в Мадриде, успехом Варшавы, звучат и критические мнения. Так, председатель крупнейшей оппозиционной партии «Гражданская платформа» Дональд Туск отмечает: «Мы объективно находимся сегодня в худшей ситуации, чем полгода назад, с точки зрения нашей безопасности. Последние сигналы говорят об очень сложной ситуации на Украине, истощении ее оборонных возможностей и этот риск будет, боюсь, возрастать с каждым месяцем». А портал Onet констатирует: «Саммит НАТО является политическим успехом и, к сожалению, военным провалом».

Украина
Украина
Иван Шилов © ИА REGNUM

Варшава недовольна тем, что ей не удалось убедить американцев пойти на постоянное военное присутствие в Польше. По словам польского премьер-министра Матеуша Моравецкого, НАТО «должно быть более активным именно на восточном фланге, потому что там сосредоточена наибольшая угроза, а не, например, на южном фланге». Между тем, подчеркивает польская газета Rzeczpocpolita, «мы становимся прифронтовой страной Североатлантического альянса», к чему Польша не готова. Издание приводит данные аналитических отчетов министерства обороны страны. Минобороны сталкивается с большими проблемами в оснащении солдат современной техникой и серьезной нехваткой личного состава, хотя его бюджет достиг 2,5% ВВП. «На самом деле только после начала войны министр обороны Мариуш Блащак начал делать серьезные закупки оружия, — пишет газета. — Однако поставка танков Abrams, самолетов F-35, установок HIMARS, вертолетов займет несколько лет». Не выполнено до 140 задач, связанных с поставкой военного оборудования на сумму 3 млрд злотых. Министерство обороны вынуждено восполнять дефицит не только потому, что передало часть вооружений Киеву, но и потому, что последние несколько лет оно потеряло вхолостую. Годы потребуются и на то, чтобы нарастить численность армии с нынешних 140 тысяч до 250 тысяч профессиональных военных и 50 тысяч солдат территориальной обороны.

НАТО
НАТО
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Это является ключевым аспектом с точки зрения планов Варшавы в случае острой необходимости взять под свой контроль Западную Украину (от трех до пяти областей). Польская армия просто физически не сможет обеспечить безопасность региона. Остаются политические решения, когда Галиция сама бы попросилась под польский зонтик. Но хотят ли этого западноукраинские элиты? На днях посол Украины в Германии Андрей Мельник в интервью немецкому журналисту Тило Юнгу заявил о своей поддержке лидера украинских националистов Степана Бандеры. При этом досталось Польше. Посол сообщил, что украинцы относятся ко Второй республике (1918–1939 года) так же, как к «нацистской Германии и СССР, потому что подвергались преследованиям со стороны поляков». А Волынский геноцид во время Второй мировой войны объяснил тем, что с другой стороны тоже «было много зверств», но сейчас «поляки хотят политизировать эту историю». И хотя МИД Украины быстро дистанцировался от слов Мельника, назвав их «личным мнением», польское общественное мнение и ряд политиков взорвались от возмущения. От Киева потребовали отзыва посла из Берлина и увольнения, напомнив, что у дипломата такого ранга «личного мнения» не бывает. Почему же тогда Мельник пошел на провокацию? Возможно, причина в том, что Западная Украина опасается вслед за политическим и экономическим приходом Польши в регион гуманитарной экспансии, которой она не сможет противостоять. Одно дело, воевать с помощью репрессивных органов с языком и культурой «страны-агрессора». Другое — конкурировать на равных с польским языком и культурой, эту битву Галиции не выиграть.

Андрей Мельник
Андрей Мельник
Посольство Украины в Германии

В этой ситуации Украину могут разыграть другие, например, Румыния и Венгрия. Внешне Бухарест ведет себя очень осторожно, не давая никаких поводов заподозрить себя. Вместе с тем в конце июня Румыния объявила о «значительных инвестициях в приграничные регионы Украины и Молдавии». Бюджет румынско-украинской программы составляет 54 050 004 евро и рассчитан на такие украинские регионы, как Закарпатье, Черновицкая, Одесская и Ивано-Франковская области. Не слишком ли оптимистично? И почему на днях румынская редакция немецкой радиостанции Deutsche Welle вдруг решила предупредить Бухарест об опасностях проекта «Великая Румыния»? Как отметила радиостанция, соблазн объединить Румынию с Молдавией «может быть ловушкой, расставленной Россией». Поскольку «любой шаг в этом направлении означал бы признание территориальных захватов Россией на Украине», отчего «Великая Румыния — это иллюзия, а всё зависит от того, как изменится мир после войны». Что касается Будапешта, то, как заявил венгерский премьер-министр Виктор Орбан в эфире Kossuth Rádió, столкновение между Украиной и Россией — это конфликт «двух соседних славянских стран». Однако после бесед в Мадриде у премьера зажглась «красная лампочка в голове». Потому что «зона боевых действий может приблизиться к Венгрии гораздо быстрее, чем, я полагаю, думает сегодня большинство радиослушателей». Поэтому Будапешту нужно сейчас «найти способ радикально повысить нашу обороноспособность за счет сверхчеловеческой работы и усилий». Так что, судя по всему, Румыния и Венгрия прорабатывают сегодня самые различные планы и, похоже, не особо верят в «победу» Киева. А тогда на фоне военной и политической слабости Польши будут возможны сюрпризы на Западной Украине и южнее.