22 июня парламент Болгарии выразил вотум недоверия кабинету премьер-министра Кирилла Петкова, вогнав страну в очередной политический кризис. Против правительства проголосовали депутаты от оппозиционных партий «Граждане за европейское развитие Болгарии» (ГЕРБ), «Движение за права и свободы» (ДПС) и «Возрождение», а также партии «Есть такой народ» (ЕТН), которая до недавнего времени входила в состав правящей коалиции вместе с «Продолжаем перемены» (ПП), Болгарской социалистической партией (БСП) и «Демократической Болгарией» (ДБ). Петков уже объявил о своей отставке, однако у его ПП есть еще одна возможность сформировать кабинет. Помимо остальных лояльных ему партнеров по коалиции (БСП, ДБ плюс шесть депутатов, вышедших из состава ЕТН), Петкову для получения необходимой поддержки в парламенте понадобятся голоса еще шести депутатов.

Русофобия
Русофобия
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

В 2021 году в Болгарии трижды прошли парламентские выборы, но после первых двух (апрель, июль) правительство так и не было сформировано, поэтому победа ПП и коалиционного кабинета во главе с Петковым в октябре были встречены с оптимизмом. Значительная часть общества была разочарована почти десятилетним правлением ГЕРБ и хотела перемен. Многие граждане ожидали, что Петков сдержит свои обещания по борьбе с коррупцией, которая уже много лет разъедает болгарское общество, что политическая элита обновится, а самой бедной страной ЕС будут править высококвалифицированные эксперты, которые поспособствуют серьезному скачку в её развитии. В то же время Петков и его однопартийцы завоевали симпатии как правых, так и левых избирателей, позиционируя свое политическое объединение как левоцентристское и прибегая к словесной эквилибристике — «с помощью правой политики мы добьемся левых целей». Им удалось выиграть выборы с небольшим отрывом от ГЕРБ и сформировать коалиционный кабинет, но вскоре ожидания избирателей стали расходиться с реальностью.

Надежды на кабинет Петкова не оправдались, он не достиг успехов ни в сфере борьбы с коррупцией, ни в экономике. Доверие к правительству резко упало после начала российской специальной военной операции на Украине 24 февраля 2022 года. Болгарские правители заняли позицию, аналогичную позиции других стран ЕС, которые осудили Россию и поддержали Украину, но жестокую русофобию, продемонстрированную премьер-министром Петковым и министром финансов Асеном Василевым значительная часть болгарского народа встретила прохладно. Болгария известна как самая русофильская страна в Евросоюзе, и точка зрения ее граждан зачастую серьезно расходится с курсом политической элиты. Так, согласно опросу Евробарометра, проведенному с 19 апреля по 16 мая (2022 г.), почти каждый второй болгарин в настоящий момент положительно воспринимает Россию (49%) и Китай (50%), при этом преобладает отрицательное восприятие США (53%), к которым положительно относятся только 40% болгар.

Кирилл Петков
Кирилл Петков
gov.bg

Общественное недовольство действиями правительства усилилось после того, как оно отказалось принять предложенную Газпромом схему оплаты газа и было вынуждено покупать ценное сырье через посредников по более высоким ценам. Это привело к новым экономическим проблемам и рекордной инфляции в 15,6%, зарегистрированной в мае.

Повлияла на рейтинг Петкова и его готовность пойти на компромисс по вопросу болгарского вето на начало переговоров о вступлении Республики Северная Македония в ЕС. Болгарское общество крайне чувствительно относится к этому вопросу, и его опасения были оправданы, так как 24 июня, через два дня после того, как парламент Болгарии выразил недоверие кабинету министров, этот же парламент проголосовал за отмену вето, приняв предложенные Францией рамочные принципы для переговоров с Северной Македонией. Большая часть граждан Болгарии разочарована этим, но ответственность за случившееся лежит не только на ПП — они делят ее с ДБ, ГЕРБ и БСП. Против снятия вето проголосовали только депутаты от ЕТН и «Возрождения», а также два независимых депутата.

Негативное влияние на правительство оказали и разногласия между премьер-министром Петковым и президентом Руменом Радевым, который, хоть и твердо придерживается атлантического вектора во внешней политике и является генералом НАТО, не разделяет агрессивной антироссийской риторики Петкова и его вице-премьера Василева, прибегая к более взвешенным формулировкам в адрес России. Радев был против отмены вето для Северной Македонии, если она не примет условия Болгарии.

Важной причиной распада правящей коалиции стали частые трения по поводу различных постов и позиций между «Продолжаем перемены» и «Есть такой народ», что в итоге привело к разладу в их отношениях. Конфликт между лидерами и представителями двух сторон вышел за рамки хорошего тона, так как они обменялись тяжёлыми взаимными обвинениями.

То же самое можно сказать и об общей политической атмосфере в стране. Общество серьёзно разделено. С одной стороны стоят сторонники власти, как правило, настроенные резко проатлантически и русофобски. Власть поддерживают определенные бизнес-круги. С другой — оппозиционные силы, такие как «Граждане за европейское развитие Болгарии» и «Движение за права и свободы», которые также пользуются поддержкой некоторых крупных предпринимателей. Эти партии, как и ЕТН, также являются прозападными. При этом большая часть болгарских граждан, разочаровавшихся в политической элите Болгарии, симпатизирует России, но на практике эти люди либо имеют весьма скромное представительство в парламенте, либо не имеют его вообще. Единственная парламентская партия, выступающая за снятие санкций против России, — «Возрождение», но её фракция состоит всего из 13 депутатов.

Заявление премьер-министра Петкова о том, что с его отстранением от должности связана, помимо прочих, посол России в Болгарии Элеонора Митрофанова, выглядит как хорошо просчитанный ход — таким образом Петков консолидирует вокруг себя наиболее прозападные и русофобские круги в Болгарии, а с другой стороны, радует слух элиты в Вашингтоне и Брюсселе.

Правительство Петкова принимает присягу в Национальном собрании
Правительство Петкова принимает присягу в Национальном собрании
Yuli Krivoshiev

Варианты развития политического кризиса

Несмотря на политический кризис, пока нельзя делать однозначные выводы относительно того, приведет ли вотум недоверия к досрочным выборам. Сценарий с новыми выборами кажется наиболее вероятным, но не единственным. «Продолжаем перемены» получит еще одну возможность сформировать кабинет. Можно заручиться поддержкой депутатов от партий, не входящих в правящую коалицию (нужно ещё шесть голосов), или сформировать новую коалицию. Согласно конституции Болгарии, если новое предложение кабинета министров не получит необходимой поддержки, президент Румен Радев должен передать мандат второй по величине партии в парламенте — ГЕРБ, но она уже объявила, что вернет его. Затем Радев может передать его какой-то из оставшихся парламентских партий, и она сможет попытаться сформировать правительство. Если попытка провалится, Народное собрание должно быть распущено, а осенью состоятся новые парламентские выборы.

Но даже проведение новых выборов вряд ли приведет к политической стабильности и устойчивому управлению. Политическое пространство в Болгарии фрагментировано. Традиционные партии находятся в глубоком кризисе. ГЕРБ воспринимается как токсичная партия — даже если она выиграет выборы осенью, ей будет трудно сформировать кабинет. Болгарскую социалистическую партию раздирают внутренние противоречия, она предала свою левую идентичность и продемонстрировала серьезное снижение своих результатов на выборах 2021 г. Ее участие в одном правительстве с «Продолжаем перемены» и «Демократической Болгарией» (они используют резкую антироссийскую и антикоммунистическую риторику) еще больше подорвало ее репутацию у твердого ядра сторонников, а также у симпатизировавших ей нейтральных граждан. Скорее всего, поддержка социалистов продолжит снижаться, в левом сегменте политического пространства Болгарии образуется вакуум, но на данном этапе желающих его заполнить нет.

«Продолжаем перемены» вряд ли повторит свой результат на выборах в октябре 2021 года, когда партия набрала около 25%. Она по-прежнему пользуется поддержкой части общества — преимущественно прозападных избирателей, которые сосредоточены в основном в Софии. У ГЕРБ хорошие шансы стать первой политической силой, но сформировать кабинет будет сложно, учитывая, что, за исключением ДПС, ей тяжело найти партнеров по коалиции. Сама ДПС уже давно показывает стабильные результаты на выборах, но она не кажется силой, способной зафиксировать существенный рост на данном этапе. «Возрождение», скорее всего, улучшит свой результат по сравнению с предыдущими выборами, не исключено, что партия получит гораздо больше мест в парламенте, чем нынешние 13, но шансов стать ведущей силой или участвовать в коалиционном правительстве у нее нет, так как она серьезно расходится в вопросах внешней политики с позицией других партий.

Неясно, будут ли «Есть такой народ» и «Демократическая Болгария» баллотироваться в следующий парламент. ЕТН потеряла многих поклонников после того, как не смогла сформировать коалиционное правительство летом 2021 года, когда она была первой политической силой, а роль ДБ — правого и сильно прозападного объединения, во многом совпадает с ролью ПП. Конечно, не исключено, что в парламент пройдут новые политические силы. Генерал Стефан Янев, дважды исполнявший обязанности премьер-министра в 2021 году, создал собственную партию «Болгарский восход», но хотя он и называет себя «национал-консерватором», у его недавно сформированной партии нет четких идей. Пройти в парламент она теоретически может, но на данном этапе она вряд ли попадет в число ведущих политических сил страны.

Стефан Янев
Стефан Янев
gov.bg

С начала XXI века болгарский электорат неоднократно искал спасения во внесистемных политических игроках. Это произошло в 2001 году, когда на выборах победила НДСВ (Национальное движение «Симеон Второй») — партия сына последнего болгарского царя Бориса III — Симеона Борисова Саксена-Кобург-Готского. Восемь лет спустя победила недавно сформированная партия ГЕРБ во главе с Бойко Борисовым, а в 2021 году к победам на выборах пришли новые силы на болгарской политической сцене — ЕТН (в июле) и ПП (в октябре). Теперь повторение такого варианта развития событий кажется маловероятным, потому что вера людей в появление политических спасителей поубавилась после неубедительного правления Петкова.

Какими бы ни были результаты осенних выборов, в своей внешней политике в ближайшее время Болгария, похоже, будет строго придерживаться атлантического вектора и сохранять крайне критическую позицию по отношению к России. Альтернативные позиции отстаивает партия «Возрождение», проголосовавшая против введения санкций против России. Но у нее нет поддержки других парламентских сил. Неясно, будут ли новые власти в случае формирования кабинета без ПП и ДБ искать более прагматичных отношений с Россией — например, возобновляя прямые поставки газа в соответствии с условиями оплаты Газпрома. С одной стороны, экономические проблемы давят на болгарские власти и они могут искать какой-то временный компромисс с Газпромом, но с другой стороны, для болгарской политической элиты характерна уязвимость перед внешним давлением и нежелание сопротивляться воле Вашингтона и Брюсселя, даже если ценой послушания будут серьезные экономические последствия для страны.

Болгария, скорее всего, войдет в период затяжной политической нестабильности, и не только осенью, но и в ближайшие годы сформировать устойчивое правительство будет сложно. Дополнительные трудности вызывает наметившийся экономический кризис, который может обостриться в осенне-зимние месяцы и серьёзно затронуть наиболее уязвимые слои общества. Болгария не сталкивалась с подобными вызовами более четверти века, а это значит, что любой политической силе, стремящейся к власти, будет сложно удержать ее надолго.

Не будет преувеличением сказать, что нынешний болгарский политический класс исчерпал свой потенциал — идеологический, моральный и интеллектуальный. Назрела острая необходимость в появлении новых лидеров, способных привлечь внимание избирателей новыми идеями и политикой, способных доказать своими действиями, что они умеют отстаивать национальные интересы в условиях геополитической турбулентности и серьезных глобальных изменений.

Читайте ранее в этом сюжете: МИД Македонии: Макрон использовал этноним «северные македонцы» неумышленно

Читайте развитие сюжета: Македонский оппозиционер призвал закончить переговоры с Болгарией