Одной из важных задач новой власти было подчинение себе всех функционирующих в Грузии вооружённых отрядов. Попытка такого подчинения была осуществлена 24 февраля 1992 года, когда в Тбилиси прошло совещание представителей грузинских вооружённых формирований. Для этого Тенгиз Китовани уступил должность командующего национальной гвардией Георгию Каркарашвили, а сам назначил себя на пост вице-премьера правительства, курирующего все силовые структуры. Однако объединение вооружённых отрядов под единым командованием по большому счёту не удалось. Большая часть партийных парамилитарных формирований не захотела войти в состав национальной гвардии. И, самое главное, совершенно независимый статус от всех государственных структур сохранило «Мхедриони», насчитывающее в своих рядах уже 10 000 бойцов и по сути ставшее личной армией Джабы Иоселиани. Поэтому грузинские вооружённые формирования к весне 1992 года представляли из себя довольно пёструю картину. Самым крупным из них была национальная гвардия, продолжавшая подчиняться Китовани. Кроме того, он более-менее контролировал ещё внутренние войска МВД, пограничные войска, а также силовые структуры, оставшиеся от СССР — милицию, срочно переименованную в полицию, и госбезопасность. Весьма примечательным было положение министерства обороны, созданного ещё при Звиаде Гамсахурдии в противовес взбунтовавшейся национальной гвардии, состоявшего в основном из бывших советских офицеров. По сути дела оно было превращено в чисто кабинетное ведомство, не имевшее под своим руководством никакой вооружённой силы. «Мхедриони», как говорилось выше, являлось совершенно самостоятельным. Также большинство политических партий имели собственные вооружённые отряды. Кроме того, существовало множество территориальных парамилитарных формирований, по сути дела представлявших собой криминальные группировки. Аджария, возглавляемая Асланом Абашидзе, имела собственные вооружённые отряды, не подчинявшиеся Тбилиси. И, наконец, в Мингрелии действовали группы «звиадистов».

Грузия
Грузия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Тем временем Гамсахурдия и его сторонники развили бурную деятельность в Грозном. 20 февраля Гамсахурдия и Джохар Дудаев призвали к созданию Союза кавказских государств, который должен был иметь ярко выраженный антироссийский характер. 12–13 марта в Грозном собрались 72 депутата разогнанного Верховного совета Грузии. Депутаты-«звиадисты» заявили, что «бывшие партократы стараются превратить Грузию в сферу влияния модернизированной российской империи». События, произошедшие в Грузии, они оценили как вооруженный военный переворот, направленный против законно избранного президента и парламента, и назвали действия организаторов переворота изменой Грузии и грузинскому народу. «Звиадисты» объявили «гражданское неповиновение» на всей территории Грузии «до восстановления конституции республики и законности. Гамсахурдия же призвал «прозреть Западу, ослепленному Эдуардом Шеварднадзе».

Ввиду того, что Дудаев полностью поддерживал «звиадистов», Гамсахурдией был подписан указ о признании Грузией независимости Чечни. Следует отметить, что в Грузии на протяжении достаточно долго периода времени ходили упорные слухи о непосредственном участии большого количества вооруженных чеченцев, присланных по приказу Дудаева, в боевых действиях на грузинской территории на стороне «звиадистов». Насколько эти слухи об отрядах «дудаевцев» соответствовали действительности, а насколько являлись плодом обывательских страхов, сказать весьма затруднительно.

Пресс конференция президентов Звиада Гамсахурдии и Джохара Дудаева
Пресс конференция президентов Звиада Гамсахурдии и Джохара Дудаева
Цитата из видео «Пресс.конф. президентов З. Гамсахурдиа и Дж. Дудаева»

Между тем ситуация в Мингрелии вновь стала обостряться. 9 марта «звиадисты» заняли районный центр Цаленджиха. Спустя два дня они захватили в Зугдиди почти два десятка национальных гвардейцев и затем некоторых из них жестоко убили. А 12 марта «звиадисты» взяли в плен самого командующего национальной гвардией Георгия Каркарашвили. В тот же день главный город Мингрелии Зугдиди перешёл под контроль вооружённых сторонников Гамсахурдии. Затем был захвачен город Сенаки — железная и автомобильные дороги между Грузией и Абхазией оказались полностью перерезаны. Госсовет предъявил «звиадистам» ультиматум, потребовав немедленно освободить пленных, отступить из занятых населённых пунктов, сдать оружие и распустить все отряды. После прошедших между сторонами переговоров захваченные в плен, включая и Каркарашвили, были отпущены. Однако сторонники Гамсахурдии и не думали разоружаться. Наоборот, они перешли в решительное наступление, и к концу марта под их контролем были уже семь райцентров, включая портовый город Поти, и они овладели практически всей Мингрелией. Их передовые отряды находились на расстоянии всего нескольких десятков километров от крупнейшего города Западной Грузии — Кутаиси. 25 марта в Тбилиси произошёл очередной кровавый инцидент. Поводом для него послужило заседание Союза писателей Грузии. Здание, где проходило заседание, окружила многочисленная толпа «звиадистов», которая рвала на мелкие кусочки и жгла книги неугодных им авторов, а также пыталась наброситься уже на самих писателей. Национальные гвардейцы и члены «Мхедриони сначала избивали «звиадистов» прикладами, а затем и вовсе открыли по ним огонь из автоматов. В результате стрельбы имелись убитые и раненые. В этот же день в Тбилиси неизвестными (предположительно, противниками Гамсахурдии) был подожжён дом отца бывшего президента, знаменитого грузинского писателя Константинэ Гамсахурдии, известный под названием «Колхская башня», при этом погибла хранившаяся там уникальная библиотека.

Тем временем «звиадисты», собравшиеся со всей Мингрелии и Абхазии, решили на 40 автобусах совершить «мирный марш» на Тбилиси. Однако путь колонне был перекрыт войсками Госсовета и дальше на восток она проследовать не смогла.

Госсовет вновь выдвинул сторонникам Гамсахурдии жёсткий ультиматум, который «звиадисты» опять же полностью проигнорировали. Как бы при таких обстоятельствах развивалась ситуация в Западной Грузии, сказать довольно сложно, но тут в очередной раз на помощь Тбилиси пришли российские войска. Как по приказу из Москвы, так и по инициативе российских генералов из Закавказского военного округа войскам Госсовета было передано значительное количество оружия, техники, боеприпасов и горючего. Такие щедрые «подарки» позволили Тбилиси создать колоссальный перевес — как количественный, так и качественный — над вооружёнными формированиями «звиадистов» и развернуть широкомасштабное наступление на Мингрелию.