Лучший политтехнолог двадцатого века Владимир Ильич Ульянов-Ленин заметил, что «главный вопрос — о власти». В данном случае — о наличии политической воли для принятия решения. По определению историка Владимира Махнача, «власть — это полномочия и ресурсы для принятия решений и проведения их в жизнь».

Карта Приднестровья
Карта Приднестровья
Bestalex

РФ до сих пор удерживает Калининградскую область и смогла воссоединиться с Крымом. Представим, что было бы, если бы Москва решилась признать включение в состав РФ Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, Донецкой и Луганской областей… Что смогли бы противопоставить этому наши противники? Ничего, кроме тех же санкций, что и сейчас.

Если бы в 2014 году в состав РФ был бы включен не только Крым, но и Приднестровье — санкции от наших «стратегических партнёров» были бы ничуть не больше, чем за воссоединение с Крымом. Тогда, в 2014 году, существовала отличная возможность для воссоединения с РФ всех этих территорий — всех вдруг, одновременно с Крымом или сразу же после этого, в течение пары недель.

Более сложный вопрос — это опасность полной блокады Приднестровья со стороны заведомо не дружественных нам Украины и Молдавии. На это можно ответить, что полной блокады Приднестровья нет и сейчас, когда идёт горячее столкновение с Украиной. В 2014 году возможностей для этого у Украины было ещё меньше, а соотношение сил было гораздо более выгодным для нас.

Последний вопрос — экономический: насколько обременительным стало бы для РФ воссоединение с Приднестровьем? Не более обременительным, чем является его существование в нынешнем статусе. И Приднестровье, и Абхазия с Южной Осетией получают значительную подпитку от РФ. В случае с полным юридическим воссоединением расходы на их поддержание вполне могли бы остаться на уровне, близком к нынешнему.

Российские миротворцы в Приднестровье
Российские миротворцы в Приднестровье
(с) Министерство обороны России

Представляется, что в 2014 году была совершена ошибка, когда Кремль не решился на полное воссоединение с Приднестровьем, Абхазией и Южной Осетией одновременно с Крымом. Другая аналогичная ошибка была совершена в мае 2014 года, когда Москва не решилась сразу же признать выход Донецкой и Луганской областей из состава Украины.

Если бы это было сделано, удалось бы избежать бойни в Донбассе в 2014–2015 годах. После признания независимости Донецкой и Луганской областей в мае 2014 года там стало бы возможным немедленное проведение повторного референдума о вхождении их в состав РФ, и Украина с Западом не смогли бы противопоставить этому ничего реального.

Донецкая и Луганская области перешли бы из состава Украины в состав РФ во всей полноте своей территории, и нынешняя «спецоперация» просто не понадобилась бы. Удалось бы избежать гибели десятков тысяч людей, в основном русских ополченцев и настроенных пророссийски мирных граждан, и не было бы чудовищных разрушений. Кроме этого, были бы гораздо слабее информационные поводы для антирусской пропаганды на самой Украине, оставшейся под властью нацистского режима.

Разрушенные дома в Мариуполе
Разрушенные дома в Мариуполе
Никита Третьяков © ИА REGNUM

Да, следует признать, что в 2014 году была совершена ошибка. Эту ошибку ещё не поздно исправить, хотя теперь это требует гораздо больших издержек, чем тогда. И затрат, и жертв.

Но всё равно исправлять эту ошибку необходимо: в ответ на санкции со стороны Запада — немедленно произвести воссоединение с РФ Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, а по мере освобождения русских земель от оккупационного режима украинских нацистов — и всех остальных территорий, которые удалось и удастся освободить.