Сейчас в Польше, по разным данным, находится от двух с половиной до трёх с половиной миллионов украинцев, покинувших Родину с началом специальной военной операции России. Плюс примерно полтора миллиона «заробитчан», которые прибыли в Польшу до начала СВО сугубо в целях поиска работы и заработка. Сейчас многие из этих работников, глядя на своих соотечественников, требующих пособий, медицинского обслуживания, социальных льгот и бесплатного жилья просто на основании своего украинского паспорта, тоже начинают задумываться о своей судьбе. Итого в Польше наличествует около четырех миллионов человек, ничем и никак не обязанных польскому государству, но уверенных в своём праве требовать от этого государства полного жизнеобеспечения. Если бы даже Польша была Швейцарией или Норвегией — такого количества иждивенцев ей было бы не потянуть. Но Польша — это Польша; следовательно, содержать такую прорву народу ей будет не под силу уже в ближайшие недели, даже несмотря на средства Евросоюза, которые поступают на прокорм этой орды. Выбор, на самом деле, прост: или разорение Польши и её банкротство, или избавление страны от нашествия саранчи, пожирающей национальный продукт безо всякого его воспроизводства.

Украина
Украина
Иван Шилов © ИА REGNUM

Разоряться поляки явно не хотят — следовательно, они будут искать пути избавления страны от трагически избыточного количества беженцев. Вариантов подобного избавления два — и оба насильственные. Ненасильственного варианта НЕТ — никто из украинцев своею волею домой не поедет, даже если война там закончится полным замирением сторон и подписанием договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи (чего, разумеется, не будет никогда). Насилие может быть прямым, то есть полицейским выдворением лиц, признаваемых польским государством утратившими право считаться беженцами, и косвенным, сиречь постепенным лишением иждивенцев льгот, пособий и разных прочих выплат, равно и выселение оных из бесплатного социального жилья. Полицейское выдворение — это из области фантастики, у польской полиции заведомо нет ресурсов на такой дубль акции «Висла», да и беженцы нынешние — не тот народ, который вот так просто позволит себя депортировать взашей, дело вполне может закончиться резнёй, стрельбой и прочими кровавыми штуками. А вот косвенное насилие, которое вынудит украинцев засобираться «нах фатерлянд» — инструмент куда более действенный и безопасный.

Предположим, иррендента Западной Украины случилась — городские и областные Рады тамошних муниципалитетов и волостей приняли решение о переходе под юрисдикцию Варшавы, как в славном 1569-м. Следовательно, польское правительство тут же смело и безбоязненно отлучает от всех и всяческих выплат, льгот и привилегий беженцев родом со вновь приобретенных земель — каковых среди беглецов от войны большинство. Простая логика: если вы стали польскими подданными, панове, то война вам боле не грозит, следовательно, никаких пособий вам более не положено, езжайте домой! Польша уже там! И жители Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской, Ровенской и Волынской областей бодро и энергично двинут на Родину — потому как там начнется раздача польских паспортов и надо успеть их получить до того, как кончатся бланки (это Польша, тут возможно всякое). И проблема беженцев решается сама собой…

Ну, а если ирредента не случается… Вот тут вариантов масса — и все крайне скверные.

Беженцы понимают и осознают свои силы и возможности, сорганизуются — или их организовывают — и выступают со своими требованиями к польскому правительству. Которые могут быть настолько удивительными, что официальная Варшава от изумления может бигусом подавиться.

Беженцы на границе с Польшей
Беженцы на границе с Польшей
Mvs.gov.ua

Беженцы могут озвучить, например, следующее:

«Мы требуем введения в Польше второго государственного языка — украинского. В настоящий момент нас в Польше более трёх миллионов, это около десяти процентов всего населения страны. Но мы не можем использовать родной язык нигде, кроме собственных семей, — это делает нас изгоями в Польше. В Финляндии живёт менее 290 тысяч носителей шведского языка из пяти с половиной миллионов всего населения, тем не менее шведский язык в Финляндии является государственным. Почему Польша не желает соблюдать языковое законодательство Евросоюза? Украинский должен стать вторым государственным языком в Польше!» А что? Вполне по-европейски…

Кстати, по-европейски будет звучать и второе требование: «Украинским детям в Польше — украинские школы! Наши дети и так пережили ужасы войны — обстрелы, бомбёжки, вторжение врага, ужасы оккупации и тяготы бегства с Родины. Почему они должны испытывать шок от того, что не понимают учителя? Во всех школах Польши, где имеются украинские ученики, должны быть украинские учителя, которые будут преподавать на понятном нашим детям языке!»

Но это цветочки. Ягодки могут быть и такими: «Украинцы в Польше не имеют никаких политических прав — а ведь мы живём в Евросоюзе, в ХХI веке! Украинцы имеют право на представительство своих интересов как в Сейме и Сенате Польши, так и в местных и муниципальных органах власти. Мы требуем разрешить создание и государственную регистрацию украинской политической партии, которая будет отстаивать наши интересы в Польше!».

И даже такими: «Украинцы имеют право на часть территории Польши, полученной последней в результате Второй мировой войны, потому что в 1945 году Сталин преступно оторвал от матери-Украины Перемышль и его окрестности. Мы считаем, что в настоящее время украинцы имеют право на национально-территориальную автономию в районе Нижней Силезии, со столицей в Бреславле (Вроцлаве), тем более что население этого воеводства в значительной степени состоит из репатриантов с Кресов Всходних и жертв операции «Висла», украинцев по национальности. Украинская автономия в Нижней Силезии — справедливая компенсация за Перемышль!».

Это пока что не более чем игра ума автора. Но никто не поручится, что завтра эти требования не будут выдвинуты всерьез, а в их поддержку на улицы польских городов не выйдут миллионы украинцев…

Так что, панове в Варшаве, подумайте о возвращении Кресов Всходних в родную гавань, как минимум в их украинской части. Видит Бог, выйдет куда дешевле…