Принятое в четверг, 23 июня, на саммите Европейского совета решение о предоставлении Украине и Молдавии статуса кандидата в члены Европейского союза вызвало публичное ликование польских политиков. «Мы активно поддерживали заявки Украины и Молдавии, а теперь радуемся вместе с ними! Дверь в ЕС должна быть открыта для амбициозных стран. Слава защитникам Украины!» — прокомментировал президент Польши Анджей Дуда. В свою очередь, премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий сообщил, что «сегодня Украина видит, что может рассчитывать на Польшу как на эффективного союзника, который после трех месяцев очень трудных дипломатических усилий достиг своей цели».

Евросоюз
Евросоюз
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Украинский ребус в отличие от молдавского для Варшавы ключевой, поэтому все разговоры в Польше ныне только об Украине. Скептические оценки получения ею статуса кандидата в члены ЕС практически не присутствуют. Но некоторые издания задают «сложные вопросы». Газета Rzeczpospolita напоминает, что теперь начинается работа по приведению Украины к стандартам Евросоюза. «Никому не удавалось сделать это менее чем за пять лет, так что это будет долгий процесс, но в то же время прочный якорь для Украины и ее послевоенного восстановления», — заявил изданию вице-президент Европейской комиссии Валдис Домбровскис. Пока Еврокомиссия «не говорит о суммах или конкретных финансовых инструментах, однако президент Европейского инвестиционного банка Вернер Хойер считает, что реконструкция может обойтись в один триллион евро». Сумма огромная. Решится ли ЕС потратить ее или найдет какое-то другое решение? Одним из таковых может стать концепция Европейского политического сообщества (ЕПС), которую продвигает президент Франции Эммануэль Макрон.

Впервые о ней он заговорил 9 мая сего года, но не расшифровал, как именно должно будет выглядеть ЕПС. После нынешнего саммита Евросовета французский президент сообщил, что есть договоренность с главами ЕС о продвижении этого проекта. Как пишет портал Euractiv, французский президент намекнул, что Европейское политическое сообщество должно стать «актуальным и эффективным инструментом, позволяющим держать соседей ЕС в стратегической близости, пока они проходят через «медленные шаги» по пути вступления в Евросоюз, которому самому нужно избежать «усталости от расширения». Вместе с тем, подчеркивает издание, реакция на идею Макрона варьировалась от интереса до настороженности. Большинство стран — кандидатов на вступление в ЕС, особенно Украина, предупреждали, что ЕПС не должно оказаться альтернативой расширению Европейского союза или способом держать их «в неопределенном состоянии», чтобы не говорить четкого «да» или «нет». И здесь тот случай, когда опасения Киева вполне резонны. Ведь до сих пор с точки зрения создания зон влияния или расширения ЕС та же Франция посматривала на европейский юг, а Германия — на Западные Балканы.

Европарламент
Европарламент
(сс) European Parliament

Судя по всему, Париж не оставил планов развернуть европейскую внешнюю политику в нужном ему направлении, даже несмотря на то, что все внимание Евросоюза сейчас пытаются приковать к Украине. Перед тем как оказаться 16 июня в Киеве с немецким канцлером Олафом Шольцем и итальянским премьер-министром Марио Драги французский президент побывал в Румынии и Молдавии. Весной сего года Париж разместил в Румынии 500 солдат на базе НАТО, что позволяло представить его визит в эту страну как поддержку французских военнослужащих. Но почему Макрон по пути в Киев решил сделать остановку в Молдавии? «Анализируя внешнюю политику Кишинева, почти сразу замечаешь небывалую французскую активность в регионе, — замечает белорусское издание «Беларусь сегодня». — На прошлой неделе (15 июня — С. С.) Молдавию впервые за почти четверть века посетил президент Франции. До этого глава французского государства Эммануэль Макрон встретился с президентом Молдавии Майей Санду в Париже. То и дело появляются заявления о помощи (или планах на нее) Кишиневу со стороны Парижа. Речь в том числе о кредите и увеличении военного бюджета».

Судя по всему, Франция «приняла к сведению» предложение британского премьера Бориса Джонсона о создании альянса в составе Великобритании, Польши, республик Прибалтики и Украины. Этот блок для Лондона будет иметь смысл лишь в том случае, если Киев сохранит за собой часть черноморского побережья. В таком случае британцы получат возможность разрезать пространство между ЕС и Россией некой «враждебной дугой». Однако если Москва замкнет собственную дугу от Тирасполя до Таганрога, украинское направление потеряет значительную часть своего геополитического ресурса. Потому что тогда, пожертвовав Украиной в пользу Лондона и их партнеров, континентальная Европа сможет выиграть Молдавию, с которой будет напрямую граничить Россия. Южная перемычка имеет все шансы в таком случае стать пространством взаимодействия между ЕС и Москвой с расширением вплоть до Закавказья, а именно Грузии. Но для этого Парижу нужно будет сперва разыграть гамбит с потерей киевской пешки и молчаливым согласием на полный контроль Россией черноморского побережья Украины. После чего предоставить Лондону и Варшаве удовольствие восстанавливать самим украинскую экономику, если, конечно, от той еще что-либо останется.