Российская дипломатия стала активно смещаться в сторону Востока. В середине мая глава МИД России Сергей Лавров посетил с визитом Алжир, затем совершил турне в страны Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), в том числе в Саудовскую Аравию. В первых числах июня Лавров побывал в Турции. А сейчас он совершил двухдневный визит в Иран, где провел переговоры со своим иранским коллегой Хосейном Амиром Абдоллахианом и был принят президентом страны аятоллой Сейедом Эбрагимом Раиси.

Сергей Лавров со своим иранским коллегой Хосейном Амиром Абдоллахианом
Сергей Лавров со своим иранским коллегой Хосейном Амиром Абдоллахианом
МИД Ирана

Каждый из визитов Лавров имеет свои особенности. В том числе, конечно, и иранский. Эксперты выделяют их следующим образом. Первое. Пожалуй, впервые за последние годы Москва и Тегеран стали вести диалог практически по всему спектру вопросов экономического сотрудничества, вести политические консультации по двусторонним и международным вопросам на антизападной основе. В ходе визита Лаврова были подписаны соглашения о долгосрочном сотрудничестве и работе по расширению двусторонних экономических контактов в условиях ужесточения санкций Запада. В этой связи многие ближневосточные издания сообщают, что стороны исследуют возможности для сотрудничества перед лицом санкций США.

Второе. Это был первый визит Лаврова в Тегеран с тех пор, как в апреле 2020 года начались переговоры в Вене о возрождении ядерной сделки с Тегераном 2015 года (Совместный всеобъемлющий план действий — СВПД), а в августе 2021 года Раиси стал президентом Ирана. Третье. Встает вопрос о привлечении Тегерана к группе стран БРИКС. Четвертое. Впервые Москва заговорила о возможностях довести масштабы партнерства в самых различных областях, в том числе в экономике, до стратегического уровня, что предполагает обновление взаимоотношений с Ираном.

Но тут есть свои нюансы. Остается открытой перспектива заключения ядерной сделки между США и Ираном и снятия с Тегерана американских санкций. Это может привести к смещению некоторых акцентов в иранской внешней политике. Россия и Иран могут как бы поменяться местами на фоне быстрой смены геополитической декорации на Ближнем Востоке. Теперь Москва вынуждена более активно выстраивать коммуникационную логистику прорыва через Закавказье к Средиземному морю и Персидскому заливу, в том числе с помощью международного транспортного коридора Север — Юг. Так что Лавров в Тегеране провел важную «сверку часов», чтобы определить дальнейшие перспективы развития российско-иранских отношений. Но и это не все.

В ходе совместной пресс-конференции Министра иностранных дел России С.В. Лаврова и Министра иностранных дел Ирана Х. Амирабдоллахиана, Тегеран, 23 июня 2022 года
В ходе совместной пресс-конференции Министра иностранных дел России С.В. Лаврова и Министра иностранных дел Ирана Х. Амирабдоллахиана, Тегеран, 23 июня 2022 года
Министерство иностранных дел Российской Федерации

Абдоллахиан по итогам переговоров с российским коллегой заявил, что в ближайшее время в Тегеране может состояться встреча президентов Ирана, России и Турции. Ранее спецпредставитель президента России по Сирии Александр Лаврентьев сообщал, что такой саммит «может пройти до конца лета или к концу года», и на нем должны будут обсуждаться проблемы сирийского урегулирования. Напомним, что 15–16 июня в Нур-Султане прошел 18-й раунд переговоров высокого уровня стран — гарантов астанинского процесса по урегулированию в Сирии (Россия, Турция, Иран) с участием представителей сирийского правительства и оппозиции, а также ООН. Теперь ситуация изменилась, и назревает необходимость провести встречи на высшем уровне по линии Москва — Тегеран, Тегеран — Анкара и Москва — Анкара.

Формально саммит трех президентов может быть привязан к астанинскому формату. Он содержит все характеристики альянса тактического уровня. Но если в Сирии Россия и Иран на стороне Дамаска, то Анкара выступает против, что создает определенные проблемы внутри формата. Плюс к этому и то, что в сирийском урегулировании не удалось осуществить переход от астанинского процесса к женевскому процессу с участием ООН. В настоящее время он развален. Более того, не получается трансформировать астанинский альянс из тактического в стратегический за счет расширения сотрудничества как с Сирией, так и с другими странами региона. Работает механизм только двухстороннего сотрудничества. Так что лидерам России, Ирана и Турции есть что обсуждать.

Читайте развитие сюжета: Заместитель Трампа раскритиковал Байдена из Албании