На главном сейчас, донбасском фронте российской военной спецоперации, судя по всему, наступает перелом. Медленно, трудно, с немалыми потерями, но русская армия склоняет чашу весов в свою пользу. С этим, видимо, связаны и раздоры в украинском политическом классе, и «вбросы» американских экспертов и политиков о теоретической готовности пойти на соглашение и временно заморозить конфликт хотя бы на текущих разделительных линиях. Многие приводят аналогию с перемирием 1953-го года в Корейской войне, а мне приходит на ум предложение Вудро Вильсона в 1919-м собрать конференцию на Принцевых островах с участием большевиков, антибольшевиков и национал-сепаратистов, чтобы, называя вещи своими именами, зафиксировать раскол России и ее превращение в копию Китая того же периода.

Военная Операция России
Военная Операция России
Иван Шилов (с) ИА REGNUM

Отступая, киевский режим активно превращает себя из коллективного кровавого военного преступника в преступника особой тяжести. Без конца следуют удары по мирным приграничным поселкам РФ, а Донецк и другие донбасские города подвергаются обстрелам, едва ли не беспрецедентным за всю историю конфликта. Укронацисты стремятся не только отомстить, разрушить и поубивать напоследок как можно больше, но и показать донбассовцам и жителям РФ, что Москва — плохой защитник и гарант безопасности. Тот факт, что усиление зверств предвещает скорое освобождение и спокойствие, утешает слабо — с нынешним накалом слишком многие до светлого дня просто не доживут.

Кажется, самый подходящий момент нанести пресловутые удары по украинским «центрам принятия решений», дабы одновременно совершить возмездие за терроризм и подрубить корни его продолжению. Однако вместо ударов по-прежнему следуют их анонсы, уже не страшные и даже не смешные — после пятого-шестого, закончившегося пшиком, можно было хотя бы горько улыбнуться. Вот на прошлой неделе Д. А. Медведев пообещал, что «центры» точно будут поражены, если Киев вдруг «использует полученное от США вооружение против территорий России». На месте Дмитрия Анатольевича я бы не стал растрачивать солидный репутационный капитал, заработанный во время СВО благодаря жесткой риторике, на участие в «марафоне обещаний». Во-первых, велика вероятность, что и это «если» окажется нереализованным, во-вторых, не очень понятно, чем гибель простых людей Курщины и Белгородчины (как и почему-то проигнорированного Донбасса) от вооружения, которым Украина обладает сейчас, принципиально отличается от гибели из-за новых вооружений.

Запуск крылатой ракеты «Калибр» с корабля ВМС России
Запуск крылатой ракеты «Калибр» с корабля ВМС России
mil.ru

Да и вообще с этим вооружением и с обстрелами российской территории все непросто. В конце мая в нашем информационном пространстве как едва ли не победу восприняли сообщение агентства Reuters, что Вашингтон предупредил Киев об опасности эскалации из-за таких обстрелов. В действительности слова анонимного дипломатического источника, приведенные в сообщении, звучали так: «Закулисные обсуждения, носящие весьма деликатный характер и о которых ранее не сообщалось, не ставят явных географических ограничений на использование оружия, поставляемого украинским силам… Мы обеспокоены эскалацией, но все же не хотим устанавливать географические ограничения или слишком сильно связывать им руки в плане того, что мы им даём».

Идем дальше. Заместитель министра обороны США Колин Каль на брифинге заявил применительно к поставкам артиллерийских ракетных систем HIMARS: »Украина защищает свою территорию, все, что они делают на территории Украины, в этом контексте оборонительное. Формальное заверение — что они не будут использовать эти системы по целям на российской территории». «Формальное» — ключевое слово. При этом американский посол на Украине Бриджит Бринк сказала, что ВСУ сами вольны определять, куда им бить при помощи HIMARS: «В первую очередь их предоставление должно помочь Украине достичь большей точности в поражении вражеских целей, но также и получить артиллерийское вооружение с большей дальностью, чем есть сейчас. Вопрос расстояния ударов будет решаться Вооружёнными силами Украины самостоятельно».

Бринк вторит один из ее предшественников Уильям Тейлор: »Если мы говорим о российских военных подразделениях, ведущих огонь по украинской стороне, — это и есть цели. Неважно, где они расположены — в Украине или России». Примерно так же выражаются и сами украинцы. Депутат от «Слуги народа» Чернев заявил: «Мы берем на себя определенные обязательства, но там как уж полетит ракета, никто не может гарантировать». А одиозный г-н Арестович конкретизировал возможную мишень ударов: «Крым наш. Наш — украинский. И они это знают. Поэтому полетит в Крым аж бегом, если будет такая необходимость». Добавим, что заокеанские поставщики HIMARS вполне солидарны с мнением об украинской юрисдикции над Крымом.

Американская РСЗО HIMARS
Американская РСЗО HIMARS
Juliusz Sabak

Этим четким угрозам, в которые очень веришь, с нашей стороны противопоставлены очередные обещания «ударов по центрам», в которые как раз веришь не очень, и слова г-на Пескова: »Возможная поставка в Киев американских реактивных систем залпового огня не способствует возобновлению мирных переговоров». Аналитика на грани гениальности, как и всегда у этого автора.

А готовность помочь голодающим детям Германии и других байден-югендов и макрон-югендов из стран агрессивного блока НАТО, они же «уважаемые западные партнеры»? Фрау Урсула фон дер Ляйен (честно говоря, когда слышишь это лающее ФИО, рука непроизвольно тянется от сердца к солнцу в плотной зиге) пожаловалась на Всемирном экономическом форуме, что Россия использует продовольствие как оружие. Милая наглость, учитывая, что Запад использует против России как оружие все, что можно, и в первую очередь само оружие. Еще более милую наглость ранее выдал генсек ООН г-н Гутерреш, предложивший смягчить ограничения на экспорт калийных удобрений из РФ и Белоруссии в обмен на пропуск судов с зерном из Украины. То есть в обмен на один нужный аграрно-продовольственный лот милостиво согласиться принять другой нужный там же.

Но Москва активно и, кажется, искренне работает над разблокировкой украинских портов и без каких-то, во всяком случае, прозрачных и понятных встречных уступок, пускай и издевательских типа смягчения ограничений на калийный экспорт. Вот и авторитетное издание Politico со ссылкой на источник в американской администрации пишет, что Вашингтон не пойдет на снятие санкций даже в случае помощи России в отправке украинского зерна страждущим; оно и понятно, самим американцам голод не грозит, а проблемы остальных шерифа интересуют постольку-поскольку.

И в топливно-энергетической сфере западные, на этот раз конкретно европейские партнеры, совмещают принятие от России того, что им особенно необходимо, с заносчивым ультимативным тоном. Две недели назад австрийский канцлер Карл Нехаммер сообщил, что во время телефонного разговора с президентом России Владимиром Путиным пригрозил, что Газпром будет лишен газового хранилища в австрийском Хайдахе, если российская компания не будет заполнять его газом. Владимир Владимирович ответил, что все поставки в Австрию в полном объеме будут соблюдаться.

Федеральный канцлер Карл Нехаммер
Федеральный канцлер Карл Нехаммер
bundeskanzler.at

Непосредственно в военной сфере тоже происходят события довольно диковинные. Казалось, после лечения и обихаживания «экстрадированных» «поваров и музыкантов» с «Азовстали» в ущерб защитникам Донбасса удивить нас чем-то сложно. Сложно — но можно! Официальный представитель Министерства обороны Игорь Конашенков так вчера рассказал о текущих боях: «В целях предотвращения отступления украинских войск из Святогорска, действующие в качестве заградительных отрядов украинские националистические формирования сегодня взорвали мост через реку Северский Донец. Под натиском российских подразделений, отрезанные из-за подрыва моста от основных сил и снабжения остатки батальонов 95-й десантно-штурмовой бригады ВСУ и 81-й отдельной аэромобильной бригады ВСУ бросили военную технику вместе с оружием и рассеялись вдоль побережья. До 80 украинских военнослужащих преодолели реку вплавь. Огонь по ним российскими военнослужащими целенаправленно не открывался».

Вроде всем очевидно, что тактика «беречь ВСУ», принятая в первые дни спецоперации, доказала свою неэффективность, ну или альтернативную эффективность — если она чему и способствует, так это удержанию боеспособности противника. Нет, все по-новой, и еще с подачей «целенаправленного отказа от огня» как добродетели.

В который раз за три месяца мне вспомнилась «Баллада о догматике» горячо любимого мной Бориса Слуцкого. Начинается она так:

— Немецкий пролетарий не должон! — 

Майор Петров, немецким войском битый,

ошеломлен, сбит с толку, поражен

неправильным развитием событий.

А заканчивается:

Он на санях сам-друг легко догнал

колонну отступающих баварцев.

Он думал объяснить им, дать сигнал,

он думал их уговорить сдаваться.

Язык противника не знал совсем

майор Петров, хоть много раз пытался.

Но слово «класс» — оно понятно всем,

и слово «Маркс», и слово «пролетарий».

Когда с него снимали сапоги,

не спрашивая соцпроисхождения,

когда без спешки и без снисхождения

ему прикладом вышибли мозги,

в сознании угаснувшем его,

несчастного догматика Петрова,

не отразилось ровно ничего.

И если бы воскрес он — начал снова.

Не знаю, сколько у высокопоставленных авторов подобной тактики искреннего, пусть и догматично-гибельно-безрезультатного гуманизма, как у майора Петрова, а сколько политического расчета и каких-то односторонне прочерченных «красных линий», пусть тоже безрезультатных. Не знаю и сколько простых Петровых, Ивановых, Сидоровых, Магомедовых и Хайруллиных должно погибнуть (самим авторам гибель на фронте вряд ли грозит) для каких-то выводов.

Солдаты России
Солдаты России
Анна Рыжкова © ИА REGNUM

Восемь лет не самые глупые люди говорили, что рано или поздно украинский вопрос придется решать, и чем дальше, тем выше будет цена решения. Наконец, приступили. Теперь все те же и другие неглупые люди говорят, что, несмотря на канцелярское слово «спецоперация», происходящее является Отечественной войной, и цена результата соответствующая. Что «сбережение ВСУ» бессмысленно, а закулисные «договорняки» или их попытки безрезультатны. Что бесконечное укутывание в тогу гуманизма согревает мало, а «благородные» попытки доставить украинское зерно страждущим — это кормление врага. Что нравящаяся многим российским элитам идея передышки-перемирия, даже с контролем сухопутного коридора в Крым, станет в текущей ситуации передышкой в первую очередь для Украины и Запада, а освобожденные территории Украины и граничащие с Украиной «старороссийские» области получат такой же «мир», какой восемь лет имел Донбасс: постоянные вооруженные провокации, диверсии, обстрелы, сухопутные вылазки и гнетущая неопределенность. Что для наших собственных «центров принятия решений» «мирная повестка» в предлагаемом сейчас виде закончится в итоге печально.

Уверен, что в конце концов и это понимание наступит. В нашей Победе тоже уверен. Твердо. Но сколько прольется бесценной русской крови, которая могла бы не пролиться, сколько слез? Не хотелось бы думать, что для людей, от которых это зависит, слово «бесценный» значит «имеющий нулевую или около того цену».

Наше дело правое. Победа будет за нами.