По всем признакам в руководстве Турции по вопросу о вступлении Швеции и Финляндии в НАТО произошел раскол на две группы. Они пока публично не персонифицированы, но это следует из их публичных заявлений и действий.

Реджеп Эрдоган
Реджеп Эрдоган
Иван Шилов © ИА REGNUM

В ходе недавнего визита в Палестину министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что Финляндия и Швеция, прежде чем получить согласие Анкары на их вступление в НАТО, должны предоставить письменные гарантии о пресечении деятельности на их территории курдских организаций. По его словам, для обсуждения этой темы могут пройти переговоры генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга с представителями Турции, Швеции и Финляндии. Для такого случая Анкара уже подготовила рабочий сценарий дальнейших действий. В изложении турецкого правительственного агентства Anadolu Ajansı он выглядит следующим образом. Сначала переговорить и проголосовать вопрос о членстве Финляндии в НАТО, так как в этой стране деятельность курдских организаций «менее явная». Швецию обсудить на следующем саммите Североатлантического альянса исходя из того, что «требования Анкары к Стокгольму намного более жесткие, нежели к Хельсинки» (в столице Швеции с апреля 2016 года действует офис объявленной в Турции террористической Рабочей партии Курдистана). Утверждается, что такой ход событий локализует конфликт в НАТО и позволит президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану заявить об «одержанной победе». Кстати, к этому склоняется и Столтенберг, призвавший Финляндию и Швецию «выполнить требования Анкары».

Йенс Столтенберг
Йенс Столтенберг
NATO

Но есть в Анкаре люди, которые оценивают ситуацию иначе. Они считают, что попытки решить курдский вопрос через Швецию и Финляндию только «его политически актуализируют, ничего не меняя в принципе». Потому что «для Турции курдская проблема — такая же, как проблема Украины для России», поэтому договариваться необходимо с США. Как пишет турецкое издание Sabah, «если Путин, требования которого о нерасширении НАТО были проигнорированы, нанес по нему первый удар, то второй удар или угроза им должны исходить от Эрдогана». И дело не в том, что Анкара стремится нейтрализовать действия Конгресса США в отношении тех F-16, которые она желает приобрести, или ведет разговор о дополнительных деньгах для сирийских беженцев в Турции. Проблема видится во взаимоотношениях между Эрдоганом и президентом США Джо Байденом, который «держит лидера Турции на расстоянии вытянутой руки и отказывается вступать с ним в диалог не только по курдской тематике, но и вообще высокомерно не признает за ним хотя бы региональную политическую значимость». А если более конкретно — Эрдоган «взбешен» политикой Вашингтона, ориентированной на поддержку сепаратистских устремлений курдов Сирии и Турции.

Анкара в течение последних нескольких лет критиковала НАТО за отношения, в которых игнорируются проблемы ее безопасности, несмотря на десятилетия лояльности альянсу. И ничего. Более того, обостряются проблемы с партнерами по НАТО, особенно с Грецией и Францией, по таким вопросам, как морские границы в Восточном Средиземноморье и полеты над Эгейским морем. Ситуация такова, что Эрдогану «сужают маневренность, толкая его все больше к сближению с Москвой в качестве контрхода». Помимо этого, именно Запад проявил нежелание поддержать посредническую миссию Анкары между Россией и Украиной, а высокопоставленные турецкие официальные лица в контексте украинского кризиса обвинили «некоторые страны НАТО» в том, что те «не хотят прекращения военных действий только для того, чтобы навредить России». В этом смысле разрыв между Анкарой и Брюсселем увеличивается еще и в силу того, что у них разные прогнозы в отношении урегулирования украинского кризиса и его геополитических последствий. В том числе для НАТО. А ведь Турция является одним из старейших членов альянса и после распада Советского Союза была активным сторонником его расширения. Она поддерживала страны, которые сейчас составляют восточный фланг НАТО — от Польши и Венгрии до Албании и Северной Македонии, — в ходе их вступления в альянс. Анкара также наладила прочные военные партнерские отношения с государствами на периферии, такими как Украина, Грузия и Азербайджан.

Но это было тогда. А что сейчас? Стратегический ландшафт Европы стал быстро меняться, и Турция все больше видит себя одинокой под перекрестным огнем. Поэтому сторонники второй группы призывают «изменить направления во внешней политике». Отчего стали происходить события прежде невероятные. Эрдоган начал получать поддержку со стороны сил, на которые меньше всего мог рассчитывать. Лидер главной турецкой оппозиционной Республиканской народной партии (РНП) Кемаль Кылычдароглу предложил закрыть в стране все американские военные базы. Свое заявление он сделал после предложения лидера Партии националистического движения (ПНД) Девлета Бахчели о необходимости выйти из НАТО. То есть республиканцы на этом направлении вступают в альянс с националистами. «Пусть они внесут в парламент законопроект о закрытии в Турции военных объектов США, мы его поддержим, — написал Кылычдароглу в своем Twitter. — Мы готовы сделать все от нас зависящее. А готовы ли вы, власти предержащие?» Напомним, что на территории Турции в интересах ВС США используется свыше 50 военных баз и объектов. Самым крупным является авиабаза Инджирлик на юге страны, где постоянно несут боевое дежурство самолеты тактической авиации американских ВВС. Что же касается Бахчели, то, выступая в парламенте, он заявил, что если ситуация с членством в НАТО Швеции и Финляндии из-за позиции по этому вопросу Турции зайдет в тупик, то «Анкаре следует рассмотреть вопрос о выходе из блока НАТО».

Девлет Бахчели
Девлет Бахчели
Великое национальное собрание Турции

Мы со своей стороны отметим, что заявления о закрытии американских баз и раньше звучали на фоне осложнения отношений Анкары с Вашингтоном, однако раньше дальше слов дело не двигалось. Посмотрим, что будет сейчас и как на это отреагируют США, позволят ли они Эрдогану на фоне, по выражению одной турецкой газеты, «побед Путина обозначить и победу Эрдогана». Стоит отметить, что Турция до сегодняшнего дня ни разу не пользовалась правом вето при обсуждении вопроса расширения НАТО. Так что интрига сохраняется.