Партия «Новые люди» — как она сама о себе пишет — представляет во власти тех, чей голос раньше просто не был учтён. Она обещала принести в Россию абсолютно новую политику, показывать новое качество государственного управления и новые способы общения с людьми. Создать законы, которые повысят доходы людей, оставят чрезмерную отчётность учителей и врачей в прошлом, дадут поддержку малым и средним предпринимателям, без которых невозможно развитие регионов нашей страны. И чтобы не увязнуть в прошлом, призывает вместе работать на будущее. Возможно, это так и есть, но как это сделать, если во фракции всего 15 депутатов? Если каждый из них каждый день и час будут демонстрировать чудеса самоотдачи и инноваций, а каждый депутат будет использовать любую мало-мальски значимую ситуацию для наращивания авторитета партии.

Чиновники
Чиновники
Иван Шилов © ИА REGNUM

Одному из 15 членов ее фракции в Государственной думе, депутату Максиму Гулину недавно исполнилось 25 лет. Партийный сайт рассказывает, что он окончил РЭУ им. Г. В. Плеханова по специальности «социальное и инновационное предпринимательство». Создал студенческую школу блогеров, где преподавал основы монетизации онлайн-проектов. Изобрел нескольких образовательных модулей. Организовал три сезона международного конкурса «Мой первый бизнес». Автор многих инициатив в сфере образования. Возможно, и это так и есть. Желания перепроверить или поверить в первое и во второе не возникало. С первого курса аспирантуры запомнилось назидание наставника: если доверять тому, что человек сам о себе думает, то никакая психология как наука была бы не нужна.

Максим Гулин
Максим Гулин
Государственная дума

Поводом для сопоставления партийных деклараций с действительностью стало недавнее выступление депутата Гулина на одном из пленарных заседаний Госдумы. Что показалось странным? Депутат выступал сразу по двум законопроектам, доклад длился 22 секунды и состоял из 68 слов, контрастировавших со стилем и слогом текста партийной самопрезентации. Обычно так трафаретно выступают депутаты-долгожители, которых уже мало чем можно удивить и для которых законотворческий процесс не более, чем рутина. С депутатскими годами возникает этакая бесцеремонность в отношении высшей формы государственного правосознания — проекта федерального закона, вынесенного на пленарное обсуждение всего депутатского коллектива. То, что молодой депутат из много чего обещавшей фракции на раз перенял не лучший и ветхий способ депутатской активности, откровенно покоробило.

Первое неприятное впечатление лишь укрепилось, когда пришлось анализировать по существу. Докладываемые законопроекты назывались одинаково — «О внесении изменений в федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации». Название стандартное. Оно соответствует традициям юридической техники, хотя и не раскрывает содержания. Это нормально. В конце концов, это же не роман и не газетная статья. Первое чтение любого законопроекта в том и состоит, чтобы авторы имели возможность представить и прокомментировать концепцию своего проекта. Замысел авторов заключался в том, чтобы прописать в законе об образовании особый статус трудового воспитания детей и посвятить ему отдельную нормирующую статью. Вопрос принципиальный: в изначальной редакции закона о трудовом воспитании не сказано ни слова. Однако докладчик не стал пересказывать концепцию, хотя этого и требует процедура первого чтения. Он вообще лишил законопроекты имен их авторов — Государственного Собрания — Эл Курултай Республики Алтай и депутатов Госдумы и сенаторов, а вместе с этим и права авторов на самозащиту, поскольку профильный комитет решил отклонить законопроекты.

Более того и скорее всего, депутат даже не утрудился сам прочитать все законопроектные материалы. Получилось весьма невежливо и не политкорректно в отношении к субъектам права законодательной инициативы. Даже из тактических соображений это надо было бы сделать. При всех амбициях фракции «Новые люди» 15 голосов никак не хватит для принятия какого-либо закона. Нужны союзники. К тому же скольжение по верхам всегда вредит и личной репутации. Со всех точек зрения, полезнее было бы разобраться в том, что предлагают коллеги, и если они верно подметили проблему, требующую законодательного урегулирования, но оказались не очень удачливыми сочинителями текстов, то и помочь подтянуть поправками ко второму чтению. Ведь соавторами второго законопроекта были депутаты Госдумы и сенаторы Российской Федерации, в том числе А. А. Волков, первый президент Удмуртской республики (2000 — 2014), доктор экономических наук, два председателя комитета Совета Федерации и другие известные личности.

Александр Волков
Александр Волков
Официальное интернет-представительство президента России

Кроме того, на примере отклоняемых законопроектов можно было бы представить свою партию в выгодном свете как умную и содержательную политическую единицу нового типа, лишенную начетничества, но содержательно оппонирующую той власти, на смену которой пришли новые люди. Показать, что значит работать на будущее, «чтобы не увязнуть в прошлом» и — главное — как надо бы писать законопроекты. Вместо этого депутат «отдежурил» и сделал это крайне некачественно. Он фактически обманул публику. Как? Гулин предложил оба законопроекта отклонить, потому что они потеряли актуальность в связи с тем, что, как сообщил Гулин, их опередил Президент Российской Федерации. По его инициативе 22 июля 2020 года Государственной Думой был принят федеральный закон № 304-ФЗ, которым уже были внесены изменения в закон «Об образовании…». Значит, Президент Российской Федерации опередил Курултай и депутатско-сенаторскую группу и скорректировал закон, внеся в него понятие трудового воспитания. На самом деле, это — обман чистой воды. В новой президентской редакции закона в разных склонениях и падежах слово воспитание действительно используется, даже упоминается 55 раз, но ни разу как трудовое воспитание. Ни разу. Поэтому утверждать, что законопроекты утратили актуальность, так как их замысел реализован, абсолютно недостоверная информация. Всё что угодно, но только не утрата актуальности.

Ошибкой была констатация отрицательной точки зрения правительства без какого-либо комментария. Правительство действительно направило отрицательный отзыв на оба законопроекта, но вовсе не по причинам отсутствия актуальности. Если бы депутат научился читать правительственные тексты так, как они написаны, и читать между срок, то увидел бы: в правительстве считают недопустимым под видом совершенствования законодательства в сфере образования внедрять в него то, что на самом деле его дезорганизует, а участников процесса — дезориентирует. Таким образом, как можно понять, то законопроекты не поддерживаются правительством по причине их вредоносности. И кабинет министров прав. Законодатели из Республики Алтай, депутаты Госдумы и члены Совета Федерации противопоставили учебный труд школьника общественно полезному труду и сделали это весьма невежественно. Они прописали в пояснительной записке, что учебный труд «требует большого умственного напряжения, он длителен и кропотлив, а его результаты трудно обнаруживаются, нередко спустя годы. Ребенок не осознает связь между получаемыми знаниями и практической выгодой от них в повседневной жизни». А вот включаясь в общественно-полезный труд, «обучающиеся вступают в отношения с предметами, средствами, результатами труда, самим трудом, в межличностные отношения с участниками труда. Труд помогает маленькому человеку развиваться — делает его богатым духовно и развитым физически».

Владимир Маковский. В сельской школе. 1883
Владимир Маковский. В сельской школе. 1883

Таким образом, законопроекты не просто что-то там уточняют, а всем своим содержанием демонстрируют сущностную разность в подходах законодателей и правительства в отношении образования российских детей. Законодатели сами не понимают, что же всё-таки написано в федеральном законодательстве. Правительство дало понять депутатам и сенаторам: учите матчасть, господа-товарищи. Любой — не троечник — педвуза знает, что такое ведущая деятель­ность применительно к детям. Именно она на возрастном периоде онтогенеза ответственна за психическое развитие ребёнка и определяет возникновение в его психике важнейших психических новообразований. Есть три вида ведущей деятельности: игра, учение, труд. Игра — процессуальный вид деятельности, потому что важен процесс, а не результат. Этот вид деятельности характерен для детей дошкольного возраста. Учение и труд — результативный вид деятельности. Они близки по психологической природе, так как здесь важен именно результат деятельности, а не процесс. Поэтому по действующему закону общее образование как ведущий вид деятельности под именем учение направлено на формирование в том числе предпосылок будущей трудовой деятельности, развитие положительной мотивации и умений в будущей трудовой деятельности, овладение основными навыками будущей трудовой деятельности.

К отклоняемым законопроектам нужно было отнестись весьма настороженно еще несколько лет назад. Депутатско-сенаторский проект был внесен на два года позже первого и, было бы желание, не сложно оценить его на предмет абсолютного плагиата по отношению к первому. Оба законопроекта слетели с рассмотрения в один и тот же день, но не все групповые авторы второго законопроекта стали дожидаться этого и досрочно отказались от борьбы за свои идеи. Этот законопроект был подписан и внесен вначале двумя членами Совета Федерации. Затем число «инициаторов» законопроекта стало резко возрастать и приросло депутатами Л. Тутовой, А. Журавлевым, В. Ламейкиным, С. Бессараб, членами Совета Федерации И. Тихоновой, З. Драгункиной, Л. Гумеровой, Т. Гигель, Н. Болтенко, Е. Поповой. После опубликования отрицательного отзыва правительства коллектив стал распадаться. Сняли свои фамилии и отозвали подписи под законопроектом Д. Ламейкин, С. Бессараб, А. Журавлев, Е. Попова, Л. Гумерова, В. Кресс.

Спасибо К. С. Станиславскому, который помог сформулировать общий вывод, применимый в отношении фракции «Новые люди». Помните его «Не верю!». Это единственное, что можно использовать в данной ситуации. В законодательстве нет понятия «не верю», есть термин «недоверие». Им пользуются при принятии кадровых решений в системе исполнительной власти. Применить его в отношении законодателей не получается: трудно подобрать юридически точные формулировки, даже точно зная, что доверия не достойны очень многие. Если бы партия и депутаты фракции «Новые люди» попробовали заняться этим благородным процессом, то, возможно, их фактический образ стал бы более походить на написанный имидж. Возможно.