Уже не первый год в России активно обсуждается пресловутый «поворот на Восток». Постепенное обострение отношений с коллективным Западом, вылившееся в результате в полноценную гибридную войну, делает отношения со странами Азии неизбежным приоритетом для РФ. Политическая составляющая этих отношений, благодаря в первую очередь усилиям высшего руководства нашей страны и стран-партнеров, выглядит вполне благополучно и уверенно: почти ни одна из азиатских стран не присоединилась к западной антироссийской риторике и развязанной санкционной войне. Оккупированная Соединенными Штатами Япония, полностью зависимые от них Южная Корея и тайваньское руководство уже давно являются частью коллективного Запада и не обладают достаточной суверенностью, чтобы принимать их мнение во внимание.

Россия и Китай
Россия и Китай
Иван Шилов © ИА REGNUM

В то же время одним из лучших подтверждений высокого уровня политических отношений является торгово-экономическое взаимодействие. В условиях санкционного противостояния, которое носит межгосударственный характер, добиваться устойчивого развития хозяйственных связей должны именно «государевы люди», чиновники. Частный бизнес ориентирован на получение прибыли в стабильных позитивных условиях, а не на прорывы в условиях глобального кризиса или санкционных войн. Недаром, как только волна за волной Запад начал вводить против России экономические санкции, даже крупный бизнес начал просить помощи у казны. Кроме того, российский экономический блок не отличается глубиной стратегического мышления, достаточно вспомнить, насколько легко Западу удалось лишить Россию половины ее золотовалютных резервов. Средний российский чиновник еще с позднесоветских времен привык жить по принципу «как бы чего не вышло», отучен от инициативы, ждет прямых указаний и ставит свои карьерные интересы куда выше государственных. Такой подход неэффективен во все времена, но в нынешнее кризисное, мобилизационное время он просто опасен.

Заседание правительства РФ
Заседание правительства РФ
government.ru

Другой проблемой эффективности российского «поворота на Восток» является определенное сужение географии. Практически всегда под этим термином понимаются российско-китайские отношения, иногда говорится об Индии и почти никогда о странах Юго-Восточной Азии, в том числе о союзнике СССР и партнере России — Вьетнаме. СРВ за последние 35 лет сделала колоссальный экономический рывок и эффективно использовала заделы еще советско-вьетнамского сотрудничества. Отношение к России в стране традиционно теплое, многие по-прежнему владеют русским языком и изучают его, в том числе в общеобразовательных школах. Определенное сближение Вьетнама с США вызвано исторически сложными вьетнамо-китайскими отношениями и никак не связано с негативом в отношении России. СРВ не примкнула к антироссийской кампании, не поддержала санкции и готова использовать выгодную для нее ситуацию для повышения собственной конкурентоспособности, как это делают КНР, Индия и другие азиатские страны.

Между тем ситуацию в российско-вьетнамских торгово-экономических отношениях лучше всего характеризуют два термина — застой и стагнация. Доля России во внешнеторговом обороте Вьетнама ничтожна: на порядок с лишним меньше, чем с КНР или США. Поставленная руководством двух стран задача нарастить взаимный товарооборот до 10 млрд долл. в год не выполнена и на половину. Провалены строительство АЭС, модернизация и строительство вьетнамских железных дорог и другие высокотехнологичные проекты. Стагнирует сотрудничество в такой важной для России, особенно в санкционное время, отрасли, как электроника и цифровая промышленность.

Негативные тенденции в российско-вьетнамских торговых отношениях начались задолго до санкций и даже до пандемии. За 10 лет — с 2010 по 2020 г. — торговое сальдо России изменилось из положительного в 10 млн долл. до отрицательного в 2,6 млрд долл. Говоря простым языком, это торгово-экономическая катастрофа. При этом на официальном уровне российские чиновники говорят о значительных успехах во вьетнамско-российских отношениях. За большой успех выдается создание зоны свободной торговли (ЗСТ) ЕАЭС — СРВ, но при этом умалчивается, что объемы торговли Вьетнама с другими странами ЕАЭС, кроме России, трудно разглядеть даже в микроскоп. Но в тоже время СРВ участвует в других ЗСТ, что делает российский рынок и весь рынок ЕАЭС открытым для беспошлинного импорта из третьих стран.

Заседание Высшего совета ЕАЭС
Заседание Высшего совета ЕАЭС
kremlin.ru

В частных разговорах вьетнамские коллеги, знакомые еще по работе в Госплане СССР и других совзагранучреждениях в СРВ, не перестают удивляться равнодушию и непрофессионализму российских чиновников, особенно теперь, когда против России ведется гибридная война и она нуждается и в политической поддержке и расширении своего экономического присутствия в Азии.

«Вьетнам быстро теряет интерес к России, но не потому, что его нет, а потому, что вы сами его убиваете своей халатностью», — такое мнение часто приходится слышать от вьетнамских друзей, помнящих еще советские времена.

«Нам не хватает профессиональных российских востоковедов-вьетнамистов. Отдавать отношения на откуп нынешним чиновникам — большая ошибка», — другое распространенное мнение, тем более ценное, что высказано в частном порядке.