В Турции раскручивается любопытная информационно-политическая интрига, когда глава турецкой дипломатии Мевлют Чавушоглу заявил о готовящейся встрече президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и президента США Джо Байдена.

Реджеп Эрдоган
Реджеп Эрдоган
Иван Шилов © ИА REGNUM

По его словам, «дипломаты двух стран активно обсуждают эту тему». Она также будто бы затрагивалась в ходе состоявшейся в Нью-Йорке встрече Чавушоглу с госсекретарем США Энтони Блинкеном. При этом турецкие СМИ уточняли, что «Байден должен прилететь в Анкару или в Стамбул, чтобы уговорить Эрдогана дать согласие на вступление Швеции и Финляндии в НАТО». Это первое. Второе. Стороны якобы должны обсудить вопросы развития двухсторонних отношений, в частности, поставки Турции американских истребителей F-16. В-третьих, как сообщала турецкая проправительственная газета Daily Sabah со ссылкой на источники в МИД, «США и Турция создали стратегический механизм, который поспособствует диалогу на высоком уровне и поможет решить вопросы, по которым Турция и США не сошлись во мнении». Опять-таки якобы официально этот механизм был запущен еще 4 апреля во время визита в Анкару заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд.

F-16D ВВС Турции
F-16D ВВС Турции
Jerry Gunner

Но оказывается, что в Вашингтоне об этом ничего не слышали. На брифинге на военной базе Эндрюс (штат Мэриленд) одна из журналисток поинтересовалась у хозяина Белого дома, считает ли он возможным убедить Турцию поддержать заявки Швеции и Финляндии. «Думаю, что я не поеду в Турцию, но я считаю, что у нас все будет нормально», — ответил Байден. Он напомнил, что уже встречался с президентом Финляндии Саули Ниинистё и премьер-министром Швеции Магдаленой Андерссон в Вашингтоне и обсуждал эту тему. По оценке США, «проблема расширения НАТО не имеет никакого отношения к Турции». Однако турецкие СМИ вбросили еще один сюжет. Газеты Star и Yeni Şafak 17 мая сообщили, что «в ближайшие дни должен состояться визит в Анкару президента России Владимира Путина», и что детали этого визита будут «обговариваться в ходе посещения Анкары российской делегации во главе с вице-премьером Александром Новаком».

Новак действительно побывал с визитом в Турции, где обсудил с министром торговли Турции, председателем турецкой части межправительственной комиссии Мехметом Мушем, подготовку к девятому заседанию Совета сотрудничества на высшем уровне между Россией и Турцией. Его планируется провести осенью нынешнего года с участием лидеров двух государств. В то же время пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что пока в повестке дня главы государства нет визита в Турцию, но есть приглашение Эрдогана, и сроки визита еще предстоит согласовать. Так в «сухом остатке» остается формула: «Байден не желает лететь в Турцию, а Путин прилетит в согласованное время». То есть интрига развивается по проверенному Анкарой сюжету. Эрдоган лавирует между лидерами США и России, пытаясь изыскивать возможности для разыгрывания «российской карты» в отношениях с США или «американской карты» в отношениях с Россией.

Пока получается только то, что Турции удается реально выставлять Россию как альтернативу американцам по ряду вопросов. Но успешность такой «вилочной» турецкой дипломатии вызывает сомнения у ряда американских экспертов. Так, Ричард Вайц из Гудзоновского института считает, что «Эрдоган загнал себя в ловушку и сузил маневренность». Потому что считается: отношения Турции с Россией очень персонифицированы в ситуации, когда Эрдоган находится меж двух огней: не желает портить отношения как с США, так и с Россией. Тем не менее Анкара в треугольнике НАТО — Россия — Турция объективно вносит раскол в отягощенный противоречиями Североатлантический альянс, что нервирует Вашингтон. Американцам становится непросто давить на Анкару еще потому, что это может способствовать политическому сближению Эрдогана с Путиным на платформе медиаторов украинского кризиса.

Владимир Путин и Реджеп Эрдоган
Владимир Путин и Реджеп Эрдоган
kremlin.ru

Однако на Востоке ничего не происходит лишь по одной причине. Движущей силой турецко-российского альянса остаются экономические интересы сторон, включая стратегические инфраструктурные проекты. Вот почему турецкие власти, проявляя в определенной степени гипертрофированную активность на американском направлении, часто оглядываются на Москву. Тем более что в отличие от России западные партнеры продолжают воспринимать Турцию как «страну второго сорта», если даже не «третьего».