Запад отреагировал на начало специальной военной операции России по денацификации Украины жестче, чем могли ожидать в Кремле, однако эта реакция быстро переросла во что-то большее — более широкое и долгосрочное противостояние с Москвой. В связи с этим США заявили о том, что их цель не только в том, чтобы положить конец вооруженному конфликту, но и в том, чтобы «ослабить» Россию, пишет Пол Пиллар в статье, вышедшей 16 мая в The National Interest.

Холодная война
Холодная война
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Читайте также: Остин заявил о желании США ослабить Россию

По всей видимости, это заявление отражает сознательное внешнеполитическое решение и не было оплошностью подобно словам президента США Джо Байдена о том, что его российскому коллеге нельзя позволить оставаться у власти. С тем, чтобы объявлять своей целью ослабление России, есть две большие проблемы. Во-первых, так Вашингтон играет на руку российской пропаганде, которая утверждает, что Запад делает те или иные шаги не в ответ на спецоперацию на Украине, но в рамках более широкой деятельности, направленной против России. Во-вторых, из-за того, что цель была объявлена именно таковой, достичь какого-либо соглашения, которое бы положило конец этому конфликту, теперь будет гораздо сложней, поскольку Москва отныне по понятным причинам будет с меньшим доверием относиться к возможности того, что Запад снимет с нее санкции и прекратит остракизм.

Читайте также: Доведет ли длинный язык маразматика Байдена до мировой войны? — Spectator

США фактически объявляют новую холодную войну России. Указывать на это не значит возлагать вину каким-либо конкретным образом либо на Восток, либо на Запад. Основная ответственность за дурной поворот в международных делах в 2022 году «лежит» на Москве, так же как ответственность за начало холодной войны можно, по мнению автора, возложить на Иосифа Сталина и СССР, в том числе в связи с «подчинением» Восточной Европы и блокадой Берлина. Однако в нынешних условиях у США была возможность пойти другим путем, а именно четко определить свою обеспокоенность в связи с конфликтом на Украине, а также указать на то, что целью Вашингтона является его прекращение.

Байден
Байден
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Пока главной задачей должно быть прекращение конфликта на Украине. Решить эту задачу будет непросто даже и без громкой риторики. Найти такую формулу, которая бы удовлетворяла требованиям каждой стороны, будет сложно. А если ее не найти, это чревато тем, что новая холодная война с Россией станет главной чертой международных отношений на протяжении многих лет. Такое развитие неизбежно, если боевые действия на Украине не прекратятся или конфликт перейдет в замороженную фазу без какого-либо понимания относительно статуса подконтрольных Москве территорий.

Остается только гадать, подумали ли представители официальных кругов стран Запада о том, куда заведет мир новая холодная война и чем она может закончиться. Есть такие, кто не против был бы вести подобный конфликт бессрочно, как и во времена первого противостояния.

Тем не менее новая холодная война с Россией будет во многом идти вразрез с интересами США и негативно сказываться на международной безопасности. Она чревата негативными последствиями для военных бюджетов, постоянным риском того, что те или иные кризисы могут вылиться в горячие войны, а также сворачиванием сотрудничества по решению глобальных проблем и многим другим.

В этом плане полезно вспомнить мысли Джорджа Кеннана, гуру политики сдерживания, сказанные им на заре первой холодной войны. Кеннан выступал за терпение в ведении холодной войны, но он определенно видел ее конец. В своей статье «Х» 1947 года он упомянул временные рамки от десяти до пятнадцати лет. Их оказалось больше сорока, но конец стал подтверждением верности анализа Кеннана о том, что советский коммунизм таит в себе семена собственного разрушения и в конце концов рухнет от внутренней слабости.

Джордж Кеннан
Джордж Кеннан

Оптимистичный взгляд на текущие проблемы заключается в том, что сегодняшняя Россия, которую иногда пренебрежительно называют заправкой с ядерным оружием, также имеет серьезные внутренние слабости, некоторые из которых аналогичны слабостям СССР. Но у первоначальной холодной войны был отчетливый конец, которого в случае с нынешней холодной войной, возможно, ожидать не стоит. Первоначальное противостояние закончилось крахом привлекательности и влияния марксистско-ленинской идеологии, поразительно быстрым крахом коммунистического правления в Восточной Европе и, наконец, крахом самого СССР, последнюю главу которого написал президент Российской Федерации Борис Ельцин.

Теперь главной проблемой является бывший протеже Ельцина и нынешний президент Российской Федерации Владимир Путин. Кто бы ни заменил Путина, даже при более оптимистичных сценариях смены режима, скорее всего, будет выходцем из российских спецслужб или армии, а сформировавшийся режим будет, возможно, более враждебным, чем нынешний. Так, после смерти Сталина в 1953 году холодная война не закончилась.

Нынешняя холодная война отличается от прошлой еще и тем, что теперь врагом США выступает и Китай. Если раньше КНР была «бедным родственником», чьи отношения с СССР испортились настолько, что между ними могла разгореться война, то сейчас Китай — экономическая и военная сверхдержава, оказывающая стратегическую поддержку России.

Флаги России и Китая
Флаги России и Китая
Министерство обороны Российской Федерации

Кроме того, указывал Кеннан и на то, что для победы в холодной войне важно и то, какая внутриполитическая ситуация складывается в США. Когда писались эти строки, США переживали удивительный период межпартийного единства во внешней политике, заложившей основу для победы во Второй мировой войне и создания ООН. Этот период продолжился и в первые годы холодной войны.

Выдающийся внешнеполитический представитель Республиканской партии сенатор Артур Ванденберг работал в тесном сотрудничестве с администрацией Гарри Трумэна, чтобы сделать возможной помощь в борьбе с коммунистическими мятежами в Греции и Турции, разработке плана Маршалла и создании Организации Североатлантического договора. У Кеннана тогда были веские основания для оптимизма в отношении способности Соединенных Штатов продемонстрировать качества, которые он считал необходимыми для победы в глобальном соревновании с СССР.

Нынешняя ситуация от прошлой едва ли могла отличаться еще больше. Решающим фактором во внешней политике США и во многих других вопросах стали партийные дрязги. Сама американская демократия находится на грани краха. Соединенные Штаты пережили четыре года «низкопоклонства президента перед Путиным», в течение которых действующий президент Белого дома мог отказать от военной помощи Украине в попытке накопать компромат на внутриполитического оппонента.

Новая холодная война с Россией, в отличие от первой, не сулит США ничего хорошего. Она не закончится победой и наступлением очередного «однополярного момента». Может получиться и так, что она вообще не закончится.