Президенты Турции и Азербайджана Реджеп Тайип Эрдоган и Ильхам Алиев приняли участие в церемония открытия воздушного сообщения Ризе — Артвин. Отметим, что Ризе — родной город Эрдогана. Он там провел детство и отрочество, оттуда были родом его отец Ахмет и мать Тензиле.

Реджеп Тайип Эрдоган и Ильхам Алиев
Реджеп Тайип Эрдоган и Ильхам Алиев
Иван Шилов © ИА REGNUM

После церемонии президенты обеих стран провели переговоры. В этой связи турецкие издания сообщают, что в центре внимания сторон были вопросы энергетической безопасности, сотрудничества в сфере энергетики, транспорта, а также ситуация в регионе. Польское издание Defence24, комментируя ситуацию, отмечает, что Турцию, как ключевую транзитную страну, серьезно стали беспокоить последствия санкционной политики Запада в отношении поставок российского газа в ЕС для ее собственной энергетической безопасности. Поэтому Анкара, правда, пока еще только на аналитическом уровне, изучает вопросы возможного пересмотра энергетической стратегии, новые варианты сохранения за собой статуса узла, интегрирующего важнейшие транспортные проекты в Южной Европе. При этом особое внимание уделяется перспективам увеличения прокачки газа по Трансанатолийскому газопроводу (TANAP), заполнить объемы которого Азербайджан за счет собственных запасов газа не в состоянии. Поэтому обсуждаются возможности включить в него Ирак и Иран (обе страны — через Турцию), и Туркмению.

Существует также проект интеграции с турецкими газопроводами огромных месторождений газа в районе Израиля и Кипра. На днях турецкая газета Yeni Şafak сообщила, что «Европа рассматривает в качестве альтернативы российскому газу поставки израильского сырья через Турцию». Ожидается, что турецкое буровое судно нового поколения прибудет 19 мая из Южной Кореи в Турцию. Оно будет нести службу в Восточном Средиземноморье и будет способствовать глубоководным исследованиям, а также вести дноуглубительные работы. Но все эти проекты для Анкары — пока как журавль в небе. Синица в руке — сложнейшая геополитическая ситуация, которая формируется в Европе и будет проецироваться на Ближний Восток и в Закавказье при любом сценарии завершения украинского кризиса. От этого зависит турецкий «горизонт планирования» во внешней политике. Вот почему Эрдоган так часто консультируется с Алиевым, справедливо считая его из всех своих партнеров лучшим специалистом по России, чтобы не допустить не только стратегические, но и тактические ошибки, которые могут иметь немедленный эффект. Тем более что лидеру Турции приходится доказывать свою состоятельность на западном и восточном направлениях в не самой благоприятной для себя внешней обстановке, да еще и в ситуации относительного сокращения внутренней поддержки. Плюс к этому и объективно существующий фактор энергетической несамодостаточности, которая серьезно сдерживает экономическое развитие Турции.

Встреча Реджепа Тайипа Эрдогана и Ильхама Алиева в Ризе
Встреча Реджепа Тайипа Эрдогана и Ильхама Алиева в Ризе
president. az

Внешне кажется, что Анкара сильна, когда она обозначает свое военное присутствие сразу от Средиземноморья и Средней Азии до Сомали и Катара, когда все говорят о ее «неоосманских амбициях». Но для обеспечения таких амбиций необходимы миллиарды долларов, а сейчас Турция переживает тяжелый экономический кризис, вызванный дефицитом иностранной валюты, обвалом турецкой лиры и увеличением внешнего долга. Как подмечает ливанское издание Raseef22, «эта страна, как и Украина, очень язвима из-за курдского фактора и балансирует на грани развала. Она не имеет права на геополитическую ошибку». При этом на столе у Эрдогана лежат аналитические отчеты европейских экспертов, где говорится, что если «Европа откажется от российского газа, ей в обозримом будущем будет трудно и даже невозможно восполнить дефицит газа». Значит, время для принятия важных решений у Анкары еще есть. Возможно, что-то в этом отношении Эрдогану подскажет Алиев, которого на данном этапе не устраивает антироссийский разворот Турции. Новое качество отношений на линии Анкара — Москва может обернуться неожиданной диверсификацией поставок газа в ЕС с включением российского сырья в проект Южного коридора или иранского. В обоих случаях Газпром мог бы закрепить свою позицию в ЕС на много лет вперед.

Еще совсем недавно такой сценарий казался невозможным. Но сейчас мы видим, что Эрдоган и Алиев просчитывают варианты сотрудничества не только в политической сфере, но и энергетической, желая, чтобы Южный газовый коридор вырос в один из важнейших проектов по диверсификации поставок энергоносителей в Европу. Получится ли?