В последнее время приходится всё чаще слышать о растущей русофобии и антирусских акциях в Казахстане и других бывших азиатских республиках Советского Союза, часто подогреваемых в том числе и со стороны их руководства. При этом пророссийски настроенные жители региона подчас подвергаются репрессиям. Галым Курманжанович Нурпеисов — казахстанский адвокат, известный как защитник блогера Ермека Тайчибекова, в данный момент отбывающего семилетнее заключение в колонии строгого режима за «экстремистские» высказывания в защиту русскоязычного населения, рассказал в интервью ИА REGNUM, как развивается ситуация вокруг преследования граждан по политическим мотивам в его стране.

Казахстан
Казахстан
Иван Шилов © ИА REGNUM

ИА REGNUM: Вы защищали пророссийского блогера Ермека Тайчибекова. Почему Вы приняли такое решение, ведь этого человека в Казахстане демонизируют? В чём заключается кейс Тайчибекова, почему так произошло, что его отправили на десять лет в заключение за интервью российским СМИ?

Галым Нурпеисов: Во-первых, я адвокат. Ко мне обратились за защитой. Ермек дал интервью, высказал свое мнение. Это не является преступлением, в этом нет какой-либо криминальной составляющей. Я всегда стоял на принципах реализации права.

Галым Курманжанович Нурпеисов
Галым Курманжанович Нурпеисов
Advokatura.kz

Есть такая фраза у Вольтера: «Я не согласен с тем, что Вы говорите, но я положу свою жизнь за Ваше право говорить». Она здесь подходит как нельзя лучше.

Я взял под защиту человека, который, пользуясь правом, предусмотренным Конституцией, высказал своё мнение. Я до сих пор стою на позициях, что Ермек Тайчибеков невиновен.

В данной ситуации это просто отношение определенных лиц к инакомыслящим. При наличии в обществе такого подхода к людям, при котором иное мнение будет считается преступным, у такого общества в принципе никогда не будет светлого будущего.

Право превыше всего, и здесь у меня как у адвоката очень много людей, которые поплатились своей свободой — кто за свободу вероисповедания, кто за свободу выражать свои убеждения, кто за свободу слова. Так получилось, что основные кейсы у меня связаны именно с политическим преследованием.

ИА REGNUM: Преследование за пророссийские взгляды? За поддержку, например, спецоперации ВС России оказывается ли давление на кого-нибудь?

Галым Нурпеисов: Общество в Казахстане разделилось в основном на три группы: на тех, кто поддерживают спецоперацию ВС РФ, на тех, кто против этой операции, и на тех, кто относится к ней нейтрально.

Те, кто поддерживают спецоперацию, преследуются. Те, которые против спецоперации, тоже преследуются.

Военнослужащие
Военнослужащие
Министерство обороны Российской Федерации

Я считаю, что это происходит из-за отсутствия генеральной линии у нашего руководства. Общество же соткано из людей, которые имеют своё мнение, а когда нет четкой официальной позиции, люди начинают выражать свои мнения.

Есть у меня в качестве подзащитных люди, которые попадали под административные наказания, получали сроки за поддержку спецоперации. И есть люди, которые тоже отбыли административные сроки и были против этой спецоперации. То есть всё это — следствие отсутствия четкой позиции у правительства.

ИА REGNUM: За что пытаются привлечь к ответственности журналиста Любовь Панову и оказывали ли на нее давление?

Галым Нурпеисов: Любовь Панова обращалась ко мне по тому же вопросу, что и Ермек Тайчибеков. Мы с ней встречались.

Когда у неё возникнет острая необходимость, мы обсудим подробнее тактику действий. Прошла информация о том, что было возбуждено уголовное дело, но на сегодняшний день никаких движений по этой части не было.

Мы с ней обсудили ситуацию, мы постоянно на связи.

ИА REGNUM: Есть ли какие-то менее известные случаи, когда преследовали кого-либо за отстаивание политической позиции в Казахстане, особенно связанные с новейшими событиями?

Галым Нурпеисов: Я сейчас загружен очень сильно, честно скажу, я в таком формате за новостями не слежу, у меня очень ограничено время. Я всегда работаю с фактурой.

Когда кто-нибудь ко мне обращается, я встречаюсь, мы разговариваем, выясняю позицию и потом уже принимаю решения.

У меня под защитой был человек, который выступил против спецоперации России на Украине, за это он получил административный арест. Ермек Тайчибеков выступал в поддержку России. За это он осужден на десять лет.
Специальная военная операция
Специальная военная операция
Министерство обороны Российской Федерации

Относительно Любови Пановой: ее спровоцировали, она всего лишь высказала свое отношение к человеку, который глупо или неумело (а может быть, и умышленно) создал такую напряженную ситуацию в переписке, в беседе.

У нас есть люди, которые провоцируют ситуации. Скорее всего, Любовь Панова попала в такую ситуацию. Выразила своё отношение, и кто-то пытается использовать это и раскачивать эту лодку.

У нас на сегодняшний день очень много провокаторов в соцсетях, это не только в Казахстане, это и в других государствах тоже есть, которые раскачивают лодку, пытаются из этого…

ИА REGNUM: Создать этнический конфликт?

Галым Нурпеисов: Да. Создать истерику, раздуть, потом получить какие-то дивиденды. Касательно Любы Пановой — была определенная игра, чтобы показать какой-то очаг напряженности. Я так думаю.

Действительно, на сегодняшний день у нас остро воспринимается ситуация между Россией и Украиной. Я не буду комментировать ее здесь. Я адвокат, ко мне обращаются, и я выступаю как защитник.

У нас есть право на свободу слова, на свободу выражения своего мнения и есть право придерживаться своего мнения и своих убеждений и право делиться этим мнением. И это не является каким-то криминалом.

И когда здесь начинают привлекать людей к ответственности за их убеждения, то меня это очень сильно возмущает.

И я считаю, что такое отношение власти к людям отбрасывает не только общество, но и само государство назад. Такое отношение ставит под сомнение будущее и существование этого государства.

Когда заставляют человека думать по-другому или пытаются силовыми методами изменить его мышление, к хорошему это никогда не приводит.

ИА REGNUM: По поводу провокаторов, которые разжигают рознь — преследуют ли их в Казахстане? Можно ли сказать, что государство пытается их как-то наказать и сдержать поток нарастающей русофобии?

Галым Нурпеисов: Я вижу преследование людей, имеющих своё убеждения. Правильные они, неправильные, это не принципиально. У человека есть и могут быть убеждения.

Относительно провокаторов: это большая проблема. На сегодняшний день я не вижу никакой работы государства, которая бы препятствовала бы этим провокаторам.

Может быть, государству даже выгодно, когда провокаторы работают. Выявляются островки свободомыслия, и тогда уже силовые структуры начинают работать в интересах определенных лиц, находящихся у власти.

Но еще раз говорю, у нас на сегодняшний день преследуются и подвергаются как уголовной, так и административной ответственности люди, имеющие свои убеждения, свой взгляд. За самостоятельное мышление у нас сегодня преследуют. За свою практику я не встречал, чтобы у нас в стране преследовали провокаторов.