На фоне продолжающейся российской военной операции на Украине коллективным Западом продолжает нагнетаться напряженность и в АТР. 26 апреля Тайваньским проливом прошел ракетный крейсер ВМС США. Ответ с китайской стороны последовал незамедлительно. Как заявил официальный представитель восточного командования НОАК Ши И, «США не в первый раз совершают подобные провокационные действия, посылая ошибочные сигналы силам, выступающим за «независимость Тайваня».

Россия и Китай
Россия и Китай
Иван Шилов (с) ИА REGNUM

Помимо сознательного подрыва регионального мира и стабильности, отметили китайские военные, Вашингтон тем самым нарушает китайский суверенитет, что противоречит официально заявленной и регулярно подтверждаемой позиции самих США, признающих принцип одного Китая. Тайвань – неотъемлемая часть единой страны, следовательно Тайваньский пролив – внутренние воды КНР, и появление в них иностранных военных кораблей без согласования с Пекином является нарушением морских границ.

Что касается самого Тайбэя, то противостояние с материком тайваньские сепаратисты дополняют спекуляциями и в адрес далекой России. Помимо того, что мятежный остров присоединился к антироссийским санкциям в целом ряде сфер, ничего, кроме возмущения, не вызывает сообщение его военного ведомства, распространенное агентством CNA, что на предстоящих в мае и июле этапах ежегодных учений «Ханьгуан» будет использоваться военный опыт Украины в противостоянии российской армии. При этом, вопреки неписанным правилам формирования легенд учений, тайваньская сторона провокационно обозначает своего противника, именуя его не цветом, а прямо – НОАК.

Солдаты армии НОАК
Солдаты армии НОАК
Chairman of the Joint Chiefs of Staff

Получая от США масштабную военную помощь и политическую поддержку в виде регулярных визитов американских политиков, в Тайбэе даже не скрывают, что намеренно обнародуют информацию о предстоящем оснащении своей армии крылатыми ракетами дальностью до 1,2 тыс. км, причем с боеголовками как высокоточного, так и массового поражения. Открыто заявляется, что дальности хватит, чтобы достать до Гуанчжоу и Шанхая, но применяться они будут преимущественно по командным пунктам и взлетно-посадочным полосам военных аэродромов.

Обращает внимание и то, что упомянутая очередная американская провокационная вылазка на Дальнем Востоке на этом фоне как бы «случайно» совпала с резким обострением напряженности вокруг Приднестровья, которое произошло сразу же после визита в Киев глав Госдепа и Пентагона Энтони Блинкена и Ллойда Остина. Все больше аргументов появляется в поддержку мнения тех экспертов, которые усматривают в современной американской стратегии попытку максимально поджечь оба региона.

Логика простая: сначала втянуть Россию и Китай в военные конфликты, а затем их «интернационализировать», чтобы вовлечь максимальное количество внешних игроков и с их помощью управлять военными действиями со стороны с целью их затягивания и нанесения всем участникам максимального ущерба. В приднестровском случае речь явно идет о подключении к американской «большой игре» Румынии, а в случае с Тайванем не следует забывать о решениях мартовского саммита НАТО, на котором подробно обсуждалось вынесение сферы ответственности блока за пределы Северной Атлантики, то есть о его «глобализации».

Вплотную к позиции США примыкают и Великобритания с Японией; Лондон и Токио откровенно провоцируют украинские власти на расширение по сути террористической деятельности ВСУ — вмешательство в ПМР и удары по территории российских сопредельных с Украиной областей. Токио же после завершения переговоров с ним российской стороной по Курилам при участии США нагнетает интенсивность военно-морских учений в Дальневосточном регионе, что уже вызвало предупредительную реакцию российского МИД, подчеркнувшего их наступательный характер и вынужденную необходимость для России в случае дальнейшей эскалации принять ответные меры.

ВМС США и Японии
ВМС США и Японии
Navy.mil

Очень похоже, что еще одной точкой напряженности в АТР в ближайшее время, после 9 мая, когда произойдет передача власти новому президенту Юн Сок Ёлю, может стать Южная Корея. Лидер оппозиции, приходящий к власти, уже объявил об американском повороте во внешней политике страны, а также о необходимости сближения с Японией, несмотря на прошлое своей Кореи как японской колонии. Не пугает будущую южнокорейскую власть и резкая активизация военных приготовлений Токио после того, как премьером стал Фумио Кисида.

Очень похоже, что Сеул при Юне может превратиться в активного участника блокового строительства, которое запущено Вашингтоном и Лондоном с созданием нового альянса AUKUS, а также активизацией прежнего Quad. Происходящее на Украине и вокруг Тайваня, безусловно, вписывается в стратегию США по сдерживанию развития России и Китая; Вашингтон добивается этого тремя путями – упомянутым строительством альянсов, расширением разнообразных санкций, провоцированием и поддержкой военных авантюр.

Фундаментальный кризис ситуации в Евро-Атлантике, вызванный многократным расширением НАТО на восток, о котором глава российского МИД Сергей Лавров говорил на встрече с генсеком ООН Антониу Гутеррешем, а также на последовавшей за переговорами пресс-конференции, в полной мере дополняется назреванием аналогичного кризиса в АТР. И тем важнее, чтобы этим весьма тревожным тенденциям было отыскано противоядие. Главный «щит» Большой Евразии на сегодня – ШОС с ее российско-китайским стержнем, который не только обеспечивает на огромных пространствах мир и стабильность, но и существенно препятствует подрывной деятельности Запада в Центральной Азии. Этот регион приобретает особое значение в связи с попытками США и ЕС «разморозить» максимальное количество конфликтов на постсоветском пространстве, а также дестабилизировать китайское «западное подбрюшье» — Синьцзян-Уйгурский и Тибетский автономные районы КНР.

Речь, в частности, идет о государственном перевороте, который в начале апреля совершен в Пакистане; первым его результатом стала активизация противоречий с Афганистаном, вылившаяся в ряд пограничных инцидентов. Логика новых властей Исламабада понятна: талибы (организация, запрещенная в РФ) у власти в Кабуле — для проамериканской подрывной деятельности — фактор не только угрозы, но и возможностей все того же пресловутого «управления противоречиями». Частью этой же линии является продолжающееся расшатывание внешней политики Индии, в котором Вашингтон постепенно перехватывает инициативу у Лондона, оказавшегося несостоятельным в роли «главного партнера» для своей бывшей колонии.

Владимир Путин, Нарендра Моди и Си Цзиньпин перед началом встречи в формате Россия – Индия – Китай
Владимир Путин, Нарендра Моди и Си Цзиньпин перед началом встречи в формате Россия – Индия – Китай
Kremlin.ru

В этой ситуации важнейшим стабилизирующим фактором в АТР, помимо продолжающегося активного сближения Москвы и Пекина, осуществляемого в русле Совместного заявления от 4 февраля, подписанного лидерами двух стран – Владимиром Путиным и Си Цзиньпином, становится внешняя и военная политика КНДР. Напомним, что на днях Пхеньян осуществил успешные испытания МБР (межконтинентальной баллистической ракеты) «Хвасон-17», имеющей по сути глобальную дальность, а также очередные ракетные пуски, по традиции вызвавшие истерику в Сеуле и Токио.

А 26 апреля мир стал свидетелем еще одного красочного и впечатляющего события, выходящего своим значением далеко за региональные рамки. Речь идет о военном параде в Пхеньяне, посвященном 90-й годовщине КНА – Корейской народной армии, созданной в 1932 году создателем и первым лидером КНДР Ким Ир Сеном (тогда она именовалась «народно-революционной»). В демонстрации военной мощи Севера Корейского полуострова приняли участие 20 тыс. солдат и офицеров. Были представлены новинки оборонпрома КНДР – гиперзвуковая ракета «Хвасон-8» и БРПЛ – баллистическая ракета для подводных лодок, успешно испытанные в прошлом году, а также упомянутая МБР «Хвасон-17».

Призвав личный состав армии и флота быть достойными революционных предшественников, приложить все усилия в борьбе за счастье и благополучие народа, лидер страны Ким Чен Ын особенно подробно остановился на вопросах развития ядерного комплекса. Помимо основной функции ядерных сил сдерживания – предотвращения войны, он предупредил желающих «покуситься на национальные интересы», что имеется и другая функция, под которой легко угадывалось нанесение агрессору сокрушительного поражения.

Очень важна внешнеполитическая часть юбилейного парада и праздничных мероприятий в Пхеньяне, в том числе посвященная нашей стране. Надо отметить, что она органично ложится в контекст прошлогодних решений VIII съезда Трудовой партии Кореи (ТПК), указавшего на готовность КНДР выступить своего рода «точкой сборки» для сил, противостоящих агрессивной глобальной и региональной гегемонии американского империализма. В опубликованном одновременно с военным парадом сообщении МИД КНДР подчеркивается важность «расширения и развития дружественных отношений и сотрудничества» с Россией, «нашим другом и соседом». Оно распространяется на «все сферы и соответствует договоренностям, достигнутым в ходе исторического саммита России и КНДР» (2019 г.). Как тут не вспомнить, что формулировка «безграничности» сфер сотрудничества составляет неизменную основу и двусторонних связей России и КНР, которая неоднократно подчеркивалась обеими сторонами.

Президент России Владимир Путин и Председатель Государственного совета КНДР Ким Чен Ын. Владивосток, 2019 год
Президент России Владимир Путин и Председатель Государственного совета КНДР Ким Чен Ын. Владивосток, 2019 год
Kremlin.ru

Одновременно Ким Чен Ын обменялся посланиями с покидающим свой пост президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином, высоко отметив его усилия в интересах «великого дела нации» (трудно не понять, что речь здесь идет о перспективах воссоединения разделенного народа). Одновременно это посыл и новому президенту, обращенный к нему призыв не слишком усердствовать по части разрушения того в целом позитивного фундамента, который создан его предшественником.

В то время как в Пхеньяне на фоне военного парада прозвучали слова приверженности сближению с Россией, в Пекине российский посол Андрей Денисов, недавно принятый заместителем главы МИД КНР Лэ Юйчэном, дал весьма жесткую оценку американским провокациям вокруг Тайваня, назвав «сигналы, посылаемые в адрес Китая» Вашингтоном, «хождением по краю». Это показательный жест, ибо комментарию подвергнута ситуация, создаваемая США в китайско-американских отношениях. Следовательно, Москва дает Вашингтону понять, что его провокационные действия против ближайшего партнера не остаются без внимания. Озабоченные турбулентным развитием международной обстановки и ростом напряженности в основных регионах мира, Москва, Пекин и Пхеньян все активнее сближаются между собой. И уже не только в двусторонних форматах, но и в трехстороннем. И в этом смысле решения прошлогоднего съезда ТПК можно считать пророческими. Похоже, Пхеньян становится третьей скрепой мира и стабильности на Дальнем Востоке, а навязанная американцами дискуссия о «денуклеаризации» КНДР отражает стремление Запада не снизить, а, наоборот, максимально поднять планку региональной напряженности, не допустив появления нового-старого, проверенного временем триумвирата.