Когда Россия начала специальную военную операцию по денацификации Украины, Индия не спешила осуждать Москву ни в официальных заявлениях, ни в ООН. Внешнеполитическое ведомство страны призвало стороны конфликта к деэскалации и возвращению на «путь дипломатических переговоров и диалога». Несмотря на попытки занять нейтральную позицию, официальному Нью-Дели пора пересмотреть свой курс, пишет член одной из оппозиционных партий индийского парламента, в прошлом занимавший пост государственного министра по международным делам, Шаши Тарур в статье, вышедшей 27 апреля в Foreign Affairs.

Индия
Индия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Резкая критика в стране и за рубежом, по-видимому, побудила Индию предпринять шаги в этом направлении. Нью-Дели ужесточил свои формулировки и подтвердил традиционно отстаиваемые принципы международного права: уважение Устава ООН и суверенитета государств, нерушимость границ и неприятие применения силы для решения политических вопросов. Переходя к более жесткой риторике, но воздерживаясь от осуждения, Нью-Дели сигнализирует Москве, что если и не желает осуждать своего старого друга, то и не совсем одобряет его действия. Таким образом, позиция, начавшаяся с двусмысленности, переросла в легкое разочарование.

Некоторые утверждают, что конфликт на Украине «укрепит глобальный альянс, объединяющий демократии против России и Китая», как написали ученые Майкл Бекли и Хэл Брэндс в журнале Foreign Affairs. В этом заявлении есть элемент принятия желаемого за действительное и из виду упускается, как отметил в ответ индийский дипломат Шившанкар Менон, «ощущение Азией своего собственного отличия — ее сосредоточенность на стабильности, торговле и практических результатах, которая верой служила азиатским странам в течение последних 40 лет».

Шившанкар Менон
Шившанкар Менон
MSCBot

Читайте также: Объединяться против России вокруг США никто не спешит — Foreign Affairs

Но было бы неправильно смотреть на нежелание принимать чью-либо сторону, которое продемонстрировали Индия и другие развивающиеся страны Азии, и делать вывод, что далекий конфликт в Европе просто не имеет значения для остального мира. Для Индии всё несколько сложнее, чем может показаться на фоне сдержанной позиции по украинскому вопросу. И сложившаяся ситуация иллюстрирует, почему мировой порядок не может просто оставаться таким, каким он был до начала спецоперации.

Так, Индия после десятилетий маргинализации стала силой, с которой нужно считаться, влиятельным игроком в глобальных советах и всё более значимым региональным противовесом всё более напористому Китаю. Однако теперь Запад дал понять, что двойственность Индии может иметь последствия. Вскоре после начала спецоперации президент США Джо Байден предупредил, что любая страна, которая поддерживает действия России на Украине «запятнает себя». И уже есть указания на то, что Индия, вероятно, потеряла часть своих позиций на международной арене. Например, по сообщениям индийских изданий, Германия якобы рассматривает вопрос об отзыве приглашения Индии на встречи в кулуарах саммита G7 исключительно из-за ее позиции по Украине. Хотя немецкие власти и опровергли эти слухи, такие сообщения усилили опасения среди индийских граждан, что их страна подорвала свою репутацию и маргинализировала себя в глазах своих ценных партнеров.

Парадокс состоит в том, что сейчас Индия не нуждается в России меньше всего. Безусловно, Индия зависит от России в военном отношении, поскольку Кремль поставляет ей около 45% вооружений и оборонной техники. Но эта доля российского оружия за последние десять лет значительно снизилась. К тому же Индия диверсифицировала свои закупки, включив в них оружие из США, Франции и Израиля. Конечно, индийское правительство в прошлом неоднократно полагалось на поддержку России, когда своего апогея достигали проблемы с Пакистаном и Китаем — особенно из-за Кашмира. Но поддержка со стороны Соединенных Штатов означает, что Индии больше не нужно право вето России в Совете Безопасности, чтобы исключить Кашмир из повестки дня.

Более того, Москва становится всё менее надежным партнером, поскольку сближается с Пекином, который своим «неизменным другом» называет враждебного соседа и традиционного антагониста Индии Пакистан. Россия даже проводила военные учения в Пакистане, которые начались на территории, на которую претендует Индия, и в тот самый день, когда началась спецоперация на Украине, тогдашний премьер-министр Пакистана Имран Хан посещал Москву с официальным визитом.

Имран Хан
Имран Хан
Официальное интернет-представительство президента России

В основе интереса Вашингтона к Индии всегда лежало стремление к «общим ценностям» двух демократий — крупнейшей в мире и «старейшей» в мире, о чем не устают повторять президенты США. До начала операции на Украине, независимо от того, объединится ли зарождающееся «сообщество демократий» — то, к чему стремится в продвижении демократии Байден, — в формальный альянс, многие в Вашингтоне утверждали, что демократическая Индия заслуживает поддержки США за то, что она есть, а не только за то, что это может дать. В интересах Соединенных Штатов было укрепить и облегчить влияние региональной державы, выступающей за те же демократические нормы, что и Запад. Светская и демократическая Индия, приверженная верховенству закона и либеральному международному порядку, как считалось, была бы бесценным партнером в глобальном управлении.

По сути, это было негласное соглашение, от которого Нью-Дели многое выиграл: открытие рынков, путей снабжения, включение Индии в четырехсторонний диалог по безопасности и многое другое. Однако то, что страна заняла двусмысленную позицию в вопросе Украины, подняло фундаментальные вопросы о степени приверженности Индии этим нормам. Свою репутацию на Западе Нью-Дели может спасти, если использует свой нейтральный статус для того, чтобы сыграть роль посредника в конфликте на Украине. Пока он не пытался этого сделать, хотя уже и Израиль, и Турция предпринимали свои попытки.

Отсутствие у Индии влияния на Россию и неспособность занять четкую позицию в отношении Украины также подорвали ее позицию по части стремления стать постоянным членом Совета Безопасности ООН. Так случилось, что Индия в настоящее время занимает пост непостоянного члена совета; именно с этой позиции она воздержалась при принятии резолюции, осуждающей операции РФ на Украине. На фоне такого решения Нью-Дели всё сложнее говорить о том, что Индия будет отстаивать либеральное видение мирового порядка, если ей будет предоставлено постоянное место.

Голосование Генассамблеи ООН по резолюции с осуждением действий России на Украине 02.03.2022
Голосование Генассамблеи ООН по резолюции с осуждением действий России на Украине 02.03.2022
© ИА REGNUM

Те, кто приукрашивает медлительность Индии как отказ поддаться логике «борьбы добра и зла», как об этом писал Менон, упускают из виду вполне реальные интересы, которые поставлены на карту. Неумолимое укрепление Китая — это новый геополитический фактор, который Индия, имеющая спорную границу протяженностью 2200 миль с Китаем, не может игнорировать. Совсем недавно, в июне 2020 года, китайские войска убили 20 индийских солдат в горном районе Гималаев, который обе страны считают частью своей территории.

Безусловно, Индия, как основатель движения неприсоединения во время Холодной войны, всегда терпеть не могла альянсы и не хотела складывать все свои стратегические яйца в одну звездно-полосатую корзину. Но недавняя воинственность Китая привела к тому, что Индии всё более необходимо действовать сообща с другими странами — использовать свои коллективные дипломатические, геополитические и военные рычаги для ограничения амбиций Пекина и ограничения того, что ему может сойти с рук.

В то время, когда Россия, «ослабленная» своей авантюрой на Украине, рискует стать государством-сателлитом всё более мощной китайской империи, полагаться на Россию в будущем бессмысленно. Если учесть, что Пакистан уже превратился в дочернюю компанию китайского проекта «Один пояс и один путь», потенциальное появление враждебной оси на границах Индии указывает на настоятельную необходимость для Нью-Дели найти и укрепить собственные партнерские отношения.

Спецоперация на Украине действительно могла, как предполагает Менон, подчеркнуть «фундаментальное отсутствие единства» «свободного мира». Но одним из результатов нынешнего кризиса неизбежно всё большее единство, по мере того как страны, пробуждающиеся от своего сна, отряхиваются и переставляют глобальную мебель. Если Россия сможет сделать такое со своем соседом и выйти сухой из воды, то в следующий раз применить тот же подход может легко Китай. Индия, которая заняла двойственную позицию по Украине, не может винить других за такое же безразличие, если Китай решит преподать ей урок и силой перекроить китайско-индийскую границу.

Граница Индии и Китая
Граница Индии и Китая
Rajan.PITHVA

До украинского кризиса Соединенные Штаты, казалось, были больше сосредоточены на глобальной угрозе со стороны Китая, а Индо-Тихоокеанский регион беспокоил Вашингтон больше, чем Европа. В то время Вашингтон вполне мог быть склонен дать всё более нелиберальной Индии свободу действий, чтобы укрепить ее против Китая. Теперь ситуация изменилась, когда внимание Запада вновь сосредоточилось на Европе, а Запад полон решимости любой ценой сопротивляться напористости России, и это не в интересах Индии.

Сегодня у Соединенных Штатов может возникнуть соблазн поставить сдерживание Китая выше своих интересов в Европе, и тогда большее значение будут иметь нормы и ценности, поскольку именно они поддерживают интерес Запада к Индии. Всё более авторитарное правительство Индии может оказаться объектом большей критики со стороны Запада, а не получателем всё большей поддержки Запада.

Более того, Китай может воспользоваться ситуацией, насильственно пытаясь поглотить часть своей спорной границы с Индией, в то время как мир отвлечен на ситуацию на Украине. Если, как предполагает Менон, «геополитические споры и дилеммы в области безопасности, которые могут повлиять на глобальный порядок, сосредоточены в прибрежных регионах Азии», это еще одна причина, по которой Индии нужен Запад. Из-за позиции Индии по Украине и нежелания бросать вызов нарождающемуся сближению Китая и России позиции четырехстороннего диалога по безопасности оказались подорванными. Индия оказалась в положении, когда ее традиционное нежелание выбирать сторону в любом важном международном вопросе может выйти ей боком, если она захочет, чтобы другие страны встали на ее сторону.

Индия, как и Франция, всегда будет лелеять свою независимость, но так же, как и Франция, она не может легко обойтись без «свободного мира», потому что враги свободы — это и ее же враги. Операция России на Украине действительно открыла новые линии разлома, которые подсказывают четкий стратегический выбор. Индии и другим странам, далеким от Украины, но находящимся в тени Китая, придется сделать выбор в собственных интересах, от которого они до сих пор предпочитали уклоняться. В ООН одним из благочестивых убеждений Индии было то, что события на Украине «могут подорвать мир и безопасность в регионе». Становится всё более очевидным, что они также могут подорвать мир и безопасность самой Индии — в регионе и за его пределами.