Переизбрание Эммануэля Макрона французским президентом на второй срок для Польши произошло на фоне украинского кризиса, что добавило своей специфики в оценках польских политиков и экспертного сообщества произошедшего во Франции события.

Польша
Польша
Иван Шилов © ИА REGNUM

Комментируя в интервью проправительственному польскому порталу wPolityce победу Макрона, профессор Мечислав Рыба из Люблинского католического университета счел, что внешнеполитический курс Парижа не претерпит особых изменений. По его словам, некоторые «коррективы» наблюдаются, если учесть поставки французского оружия на Украину и «конфликтные вопросы» с Москвой в Африке, но в целом «пока мы не видим того, что можно было бы назвать переориентацией Франции с России на Центральную Европу». С профессором Рыбой согласен профессор Гжегож Гурский из Ягеллонского коллегиума в Торуни. Французы последовательны, заявил он в интервью Radio Gdańsk, «для них Россия — партнер, а Украина — третичный вопрос, рассматриваемый лишь в контексте того, должна ли она и в какой форме быть частью российской сферы влияния». Поэтому Париж хочет поскорей закончить эту «историю», чтобы «вернуться к стратегическому союзу с Россией». В свою очередь связанный с парижским Национальным центром научных исследований (CNRS) доктор Ярослав Куиш называет в беседе с порталом naTemat следующую принципиальную разницу между Варшавой и Парижем в контексте украинского кризиса. Если Польша «попросту хочет, чтобы Россия проиграла», то определенные круги во Франции, Германии и даже США предполагают прийти с Москвой к «какому-то цивилизованному соглашению, в том числе потому, что санкции рикошетом бьют по Западу».

Между тем в глазах французских аналитиков, с которыми соглашаются и некоторые польские политики, представляющие правящую партию «Право и Справедливость» (PiS), основным предметом разногласий между Варшавой и Парижем является не Украина, а «вопрос Европы и суверенитета стран — членов ЕС». Однако, полагает польская газета Rzeczpospolita, пока не разрешен украинский кризис, «зимы» в польско-французских отношениях ждать не приходится. Помимо того, ввиду «впечатляющего успеха как крайне правых, так и левых радикалов на этих выборах, приоритетом президента Франции будет оздоровление ситуации в стране, а не амбициозная реконструкция ЕС. Это не может не радовать правящую сегодня на Висле команду». Однако надолго ли Макрону будет не до Польши? Так или иначе, вопрос, куда движется Евросоюз и останется ли немецко-французский тандем «локомотивом» реформ, со стратегической европейской повестки не снят. Но он немного по-разному рассматривается в Париже и Берлине.

Для французского президента, который продвигал концепцию «стратегической автономии» ЕС, что подразумевало выход из-под американского «военного зонтика», украинский кризис создал проблемы. Вашингтон умело разыграл эту партию, вновь разделив Европу на «атлантическую» и «континентальную» части. США заставляют Европу милитаризироваться, что показали, в частности, итоги проведенного на американской базе «Рамштайн» в Германии совещания под руководством шефа Пентагона Ллойда Остина. Под предлогом оказания военной помощи Украине европейские страны будут вынуждены наращивать обороты своих военно-промышленных комплексов. И это на фоне экономических проблем ЕС, решившего пойти на разрыв связей с Россией. «Инфляция в Германии не была такой высокой уже более 70 лет, — замечает британская газета The Guardian. — Но именно гиперинфляция 1920-х годов открыла дверь Гитлеру. Другие европейцы могут восхищаться успехами либерального капитализма и демократии в послевоенной Германии, однако сами немцы обеспокоены тем, что достижения ненадежны и что старых демонов можно легко разбудить — как ни парадоксально для ЕС, которым немцы так дорожат». Берлин и сам хочет соскочить с этого опасного трека, поэтому немецкие эксперты начинают готовить общественное мнение в стране к тому, что Германии надо сейчас уступить «лидерство» в Европе французам, а самим немцам заняться укреплением своей экономики.

Канцлер Германии Олаф Шольц
Канцлер Германии Олаф Шольц
(сс) Steffen Prößdorf

Однако вряд ли Берлину это дадут сделать так просто США. Американский журнал Foreign Policy прогнозирует, что «победа Макрона и колебания канцлера Германии Олафа Шольца (СДПГ) по поводу России могут разрушить единство между Парижем и Берлином». Издание подозревает канцлера в том, что «Берлин нащупывает новый аналог восточной политики, политику разрядки в отношении Москвы, начатую социал-демократом Вилли Брандтом в разгар холодной войны в конце 1960-х годов». Этого Шольцу и, похоже, Макрону американцы не собираются дать сделать. Как предупреждает старший научный сотрудник по внешней политике Брукингского института в Вашингтоне Констанция Штельценмюллер, ни Париж, ни Берлин «на самом деле не осознали, что означает вторжение России на Украину для европейской архитектуры безопасности». Поэтому, по ее словам, «Франция нуждается в лучшей восточной политике, а у Германии Шольца, кажется, нет европейской политики». Иными словами, Берлин и Париж подталкивают к антироссийской активности, что станет выстрелом в ногу стратегическим интересам Германии и Франции. Можно ли разрядить эти «ружья», которые американцы навешивают на европейские стены, в том числе с участием Польши?

Берлину и Парижу нужно выиграть время. В этой ситуации они могли бы пойти на тактические решения. Например, временно перепоручить «восточную политику» ЕС тому, кто так хотел ее возглавить все это время — Варшаве. Тем более что «восточная политика» ЕС в настоящее время сузилась до украинско-прибалтийского направления. Завязав Польшу в украинском кризисе, предоставив ей право заниматься Украиной от имени Евросоюза, немецко-французский тандем получил бы передышку для перегруппировки и выработки действий по дальнейшей федерализации Европейского союза. Не исключено, что этот путь, предполагающий урезание «суверенитета стран — членов ЕС» приведет к его переформатированию, превращению в более компактное сообщество. Однако в противном случае Варшава будет продолжать торпедировать «континентальную» политику Евросоюза в пользу «атлантической». Возможно, Макрону и Шольцу пока не до этого, пока не до Польши. Но это только пока.