Переговорный процесс между Молдавией и Приднестровьем продолжает стремительно деградировать, несмотря на заявленное кишиневскими политиками стремление к «нейтралитету» и ранее данные обещания относительно беспрепятственного транзита грузов в Приднестровье в условиях перекрытого Украиной приднестровско-украинского участка границы.

Приднестровью жить!
Приднестровью жить!
Иван Шилов © ИА REGNUM

Если в начале специальной военной операции России на территории Украины молдавские власти небезосновательно опасались демилитаризации Одесской области как одной из задач первого этапа российской СВО, то с течением времени и по мере изменения конфигурации линий соприкосновения молдавское руководство «страх потеряло» и решило, что можно приступить к собственной «специальной операции» по удушению Приднестровья.

Кишинев не мог не воспользоваться сложившейся ситуацией: благодаря тому что спустя несколько дней после начала СВО Украина полностью закрыла все пункты пропуска на приднестровско-украинском сегменте границы, молдавские власти получили уникальную возможность взять под полный контроль приднестровские товаропотоки, а также передвижение людей.

На начальном этапе власти Молдавии не скупились на обещания относительно того, что приднестровские грузы будут свободно следовать транзитом через молдавскую территорию. Особую значимость для Приднестровья представляли такие позиции, как лекарственные препараты и медтехника, удобрения для с/х производства, металлолом для Молдавского металлургического завода (ММЗ) в Рыбнице и др. Однако реальность оказалась гораздо хуже даже пессимистических ожиданий.

Приднестровье между украинской Сциллой и молдавской Харибдой
Приднестровье между украинской Сциллой и молдавской Харибдой
MAXHO

Выдержав «гроссмейстерскую» паузу и решив, что бог уже пойман за бороду, молдавское руководство начало полномасштабную социально-экономическую и гуманитарную блокаду Приднестровья. Вначале Кишинев «ударил» по самому чувствительному направлению: по лекарствам. Молдавские власти заблокировали доставку в Приднестровье уже оплаченных и прибывших на границу фур с медикаментами из России, Украины и Белоруссии. Свои действия Кишинев мотивировал необходимостью «соблюдать молдавское законодательство» и получать «авторизацию» на ввозимые лекарства, т.е. включать их в молдавские реестры, что объективно невозможно в силу тех же законодательных правил Молдавии либо же приведет к несоразмерному удорожанию препаратов. Поставив приднестровскую систему здравоохранения на грань масштабного кризиса, молдавские власти рассчитывают «подпитать» свой фармбизнес, а также усилить зависимость Приднестровья от молдавских поставок. Пусть и ценой жизни и здоровья приднестровцев — когда в Молдавии на это обращали внимание.

Затем Кишинев закрыл возможность поставок в Приднестровье удобрений и иных грузов, необходимых для осуществления с/х работ. Несмотря на проведенные инспекции, лишен возможности получать сырье ММЗ, который сейчас работает только на экстренно собранном на приднестровской территории металлоломе, без столь необходимого сырья из третьих стран (получение которого зависело лишь от соблюдения Молдавией своих обязательств).

В канун Пасхи молдавские власти заблокировали поставки в Приднестровье нескольких фур с куриным яйцом от украинских производителей. Кишинев заявил, что украинская компания-производитель, дескать, не авторизована и не прошла инспекций Молдавского агентства по безопасности пищевых продуктов. Тем самым молдавские власти в очередной раз продемонстрировали уникальные способности к политической мимикрии, готовность «кинуть» своих «союзников», в преданности которым молдавские политики клянутся на каждом углу. По какой-то неведомой причине в Молдавии решили, что молдавское агентство более компетентно в определении качества и безопасности украинской продукции птицеводства, нежели национальные органы Украины, контролирующие предприятие-производителя.

Более того, Кишинев не преминул плюнуть и в Брюссель: ведь Украина и Молдавия имеют подписанные соглашения об ассоциации с Европейским союзом и, соответственно, зоны углубленной и всеобъемлющей торговли с Евросоюзом, т.е. руководствуются аналогичными экспортными требованиями и фактически действуют в рамках единого правового поля. Но своими действиями Кишинев подчеркивает, что не считает Украину ассоциированным с ЕС государством, способным выполнять требования Евросоюза и положения Соглашения об ассоциации (это касается не только продукции птицеводства, но и уже упоминавшихся лекарств, удобрений и т.д.).

В общем, всё, как гласит молдавская народная мудрость (подозрительно похожая на стратегию действий молдавского правительства): «Братство – братством, а брынза – за деньги». Действуя чужими руками, за счет чужих ресурсов и возможностей, нанося прямой ущерб своим «союзникам», Кишинев старается решить свою первоочередную задачу: сломать переговорный процесс с Приднестровьем, добиться распространения молдавской юрисдикции на Приднестровье и силовыми блокадными мерами принудить Тирасполь к исполнению требований Кишинева.

Молдавские власти не скрывают, что требуют «всего лишь» соблюдения внутреннего законодательства Молдавии, которое является якобы «одинаковым для обеих сторон» — Молдавии и Приднестровской Молдавской Республики. Это является нонсенсом с точки зрения логики и принципов переговорного процесса, однако в Кишиневе рассчитывают на занятость других субъектов и возможность «тихой сапой» и жестким давлением заставить Тирасполь выполнять все кишиневские «хотелки» и тем самым урегулировать конфликт вне рамок переговорного процесса.

Официальный Тирасполь пока реагирует достаточно жесткими заявлениями, которые, похоже, мало беспокоят Кишинев: там все, от президента М. Санду до главного переговорщика О. Серебряна, «слушают, да едят», еще больше усугубляя ситуацию (уже перекрыты поставки и ряда других наименований пищевой продукции). Впрочем, нет особой уверенности и в том, что слушают, и уж тем более в том, что слышат.

Майя Санду
Майя Санду
Официальное интернет-представительство президента Украины

Несмотря на то что созданные молдавскими властями логистические проблемы затруднили ввоз медицинской техники, у Приднестровья есть целый набор инструментов, чтобы улучшить слух у кишиневских представителей и обеспечить более адекватное восприятие ими услышанного. Прочистить, так сказать, слуховой канал, ведущий к центру принятия решений.

Не сомневаемся, что в Тирасполе прекрасно знают тезис о том, что «доброе слово и револьвер гораздо эффективнее, чем просто доброе слово». Не сомневаемся также, что это прекрасно известно и в Кишиневе. Хотелось бы надеяться, что в Тирасполе не будут ограничиваться только увещеваниями и найдут более весомые аргументы для осознания Кишиневом своей ответственности за ситуацию. Всё же возьмем на себя смелость предложить некоторые возможные шаги.

Во-первых, и это, пожалуй, самое очевидное: на территории Приднестровья беспрепятственно продолжают весенние полевые работы молдавские фермеры. Они обрабатывают приднестровские земли, пользуются различными преференциями как со стороны властей Приднестровья, так и со стороны властей Молдавии, могут использовать всевозможные удобрения и т.п. В сфере землепользования есть соответствующее соглашение, которое Приднестровье неукоснительно выполняет, даже несмотря на игнорирование Кишиневом своих обязательств. Возникает резонный вопрос: почему молдавские фермеры находятся на приднестровской территории в более комфортных условиях, чем приднестровские сельхозпроизводители на своей же земле? Быть может, в профилактических и терапевтических целях следовало бы обеспечить необходимость соблюдения приднестровского законодательства всеми субъектами, включая молдавских экономических агентов — ровным счетом так, как действует Молдавия? Кишинев традиционно воспринимает отсутствие ответных шагов со стороны Тирасполя как слабость, а своих фермеров считает «неприкосновенными». Это следует исправить.

Во-вторых, и это, пожалуй, самая чувствительная тема: есть проблема функционирования румынских школ (подведомственных министерству просвещения Молдавии) на территории Приднестровья. В Тирасполе часто говорят, что «не хотят воевать с детьми», а Кишинев и его кураторы постоянно пытаются привлечь внимание к этой теме, спекулируя на реальных и мнимых интересах детей. Однако откровенно людоедские шаги молдавского руководства, запретившего поставки медикаментов в Приднестровье, лишают официальный Кишинев монополии на «защиту прав человека» и «гуманитарный аспект проблемы».

Магнус Энкель. Начальная школа
Магнус Энкель. Начальная школа

Кроме того, Тирасполь и так проявляет чрезмерный либерализм в отношении румынских школ, которые фактически не подконтрольны ни молдавским, ни приднестровским властям, что даёт им возможность вести воспитательную и преподавательскую работу по собственным лекалам, которые основываются на националистических лекалах официального Кишинева. Важно четко определиться: вопрос румынских школ не имеет ничего общего с интересами детей, это вопрос идеологии и внедрения в приднестровское общество чуждой системы ценностей. Во многом именно поэтому власти Молдавии постоянно и на всех доступных площадках «педалируют» тему этих школ, требуя для них еще больше льгот и преференций.

Сейчас есть возможность ставить вопрос о более внятном контроле со стороны уполномоченных структур Приднестровья за деятельностью данных учебных заведений и об уточнении иных вопросов — к примеру, «минировали» ли их телефонные террористы во время недавней волны анонимных сообщений о минировании школ и других объектов, прокатившейся по Приднестровью. Если «минировали», то сообщалось ли об этом в компетентные органы Приднестровья для проверки безопасности объекта; если не «минировали», то тоже можно сделать определенные выводы.

Не стоит опасаться противодействовать потенциальным идеологическим диверсиям против Приднестровья, тем более что в аспекте «школьного вопроса» жертвами этих диверсий станут прежде всего приднестровские дети, а вопрос выбора языка не должен автоматически предполагать такого же «либерализма» в отношении всех гуманитарных дисциплин, в первую очередь истории, обществознания и других. Вряд ли в Приднестровье не знают о том, что, к примеру, в Абхазии есть школы, функционирующие на грузинском языке, но при этом учебный курс контролируется абхазскими властями.

В-третьих, и это, пожалуй, давно назревшее: в Приднестровье есть отдельная статья Уголовного кодекса, предусматривающая ответственность за дискредитацию российского военного присутствия и отрицание положительной роли российской миротворческой операции. Уголовное дело по этой статье может быть возбуждено и в отношении иностранных граждан, однако о практике применения этой статьи в отношении должностных лиц и чиновников Молдавии информации пока нет, хотя составы преступлений наверняка есть (практически каждое заседание главной структуры в миротворческой операции — Объединенной контрольной комиссии — заканчивается комментариями о хамских и оскорбительных высказываниях молдавской стороны, в которых наверняка достается и миротворческой операции). Так что возбуждение нескольких уголовных дел по этой статье могло бы по крайней мере привлечь внимание к тому, что в последние недели Кишинев под любыми предлогами блокирует миротворческий механизм.

Российские миротворцы в Приднестровье
Российские миротворцы в Приднестровье
Mil. ru

В-четвертых, и это, пожалуй, весьма нетривиальное: коль скоро в Молдавии запретили публично использовать георгиевскую ленту, так почему бы в Приднестровье не обязать использовать георгиевскую ленту для автотранспорта с молдавской регистрацией, к примеру, в период с 1 мая по 20 июня? Для этого необходимо обеспечить несколько условий, в числе которых: (1) оперативное внесение необходимых изменений в приднестровское законодательство об административной ответственности; (2) транспорт должен быть зарегистрирован в Молдавии, водитель (собственник) должен иметь в РМ постоянное место жительства; (3) на приднестровских пунктах пропуска через границу должен быть достаточный запас георгиевских лент для бесплатного предоставления молдавским водителям (ленты могут быть не только тканевые, но и из иных материалов, с чем приднестровская промышленность вполне справится); (4) обозначение некоторых исключений, к примеру, для служебного транспорта, участвующего в миротворческой операции и для дипломатического транспорта иных государств. При движении по территории Приднестровья на молдавском автотранспорте без георгиевских лент водители должны быть оштрафованы. Особое внимание использованию лент стоило бы уделить 9 Мая, в День Победы, и 19 июня, в 30-ую годовщину Бендерской трагедии, когда молдавские националистические формирования попытались штурмом захватить приднестровские Бендеры.

Общей практикой должно стать исключение любых преференций (изъятий) в приднестровском законодательстве для граждан и экономических агентов Молдавии (за редким исключением, когда Тирасполь сам в этом заинтересован), применение к ним в полной мере приднестровского законодательства как к юридическим и физическим лицам третьих стран.

Помимо этого, можно было бы «протестировать» Кишинев на отношение к ранее достигнутым договоренностям. Для этого было бы интересным организовать международный форум в честь 25-летия одного из базовых документов переговорного процесса — Московского Меморандума «Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем» 1997 г. («Меморандум Примакова»), а также в честь 20-летия «Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию», которое спустя три года было трансформировано в формат «5+2». Отсутствие представителей Кишинева на таком форуме могло бы послужить вполне осязаемым подтверждением того, как молдавские власти в реальности относятся к переговорному процессу (если вдруг кому-то еще требуются доказательства и без того очевидных фактов).

Разумеется, перечень возможных шагов со стороны Тирасполя не исчерпывается перечисленными мерами. Надеемся, что у приднестровского руководства в повестке есть собственные ответные шаги, которые смогут побудить Кишинев к адекватным действиям и возврату за стол переговоров.

Не вызывает сомнений, что молдавским властям должно быть четко заявлено и соответствующим образом подкреплено: любое антиприднестровское действие будет порождать противодействие, а любая блокада — деблокаду, причем, вполне вероятно, не только с приднестровской стороны, но и с помощью «входов» и «коридоров», которые пока кажутся кишиневским политикам, вглядывающимся в карты местностей, не очень реальными. Просто не надо никого дразнить и думать, что удача в виде контроля товаропотоков всегда будет на твоей стороне; а еще надо просто выполнять свои обязательства.