Специальная военная операция России по денацификации Украины запустила волнообразные процессы на Ближнем Востоке: страны региона стали переоценивать свои отношения с Россией и США. Приведет ли такое развитие событий к большей стабильности и безопасности региона, пока сказать сложно, однако на сегодняшний день наблюдается позитивная динамика в отношениях США с Турцией и ОАЭ, а также Турции и Израиля, пишет Амин Сайкал в статье, вышедшей 22 апреля в The Strategist.

Турция
Турция
Иван Шилов © ИА REGNUM

Отношения Турции с Израилем, похоже, идут на поправку. Отношения Анкары и Тель-Авива до того, как в 2002 году к власти пришла прагматичная исламистская Партия справедливости и развития президента Реджепа Тайипа Эрдогана, были очень теплые: страны поддерживали тесные связи в военной области, а также в сфере безопасности, экономики и торговли. Ключевую роль в этом процессе сыграли блок НАТО, во главе которого стоят США, а также израильско-американское стратегическое партнерство.

Однако, когда Эрдоган переориентировал внешнюю политику Турции и стал поддерживать Палестину и стремиться к приобретению друзей в мусульманском мире, в турецко-израильских отношениях произошло похолодание. Израиль отверг критику Эрдогана, обвинившего Тель-Авив в жестоком обращении с палестинцами на оккупированных территориях в целом, а также осудившего военные действия Израиля 2008–2009 годов в секторе Газа в частности.

Дальнейшее обострение произошло в январе 2009 года, когда на саммите в Давосе Эрдоган обвинил президента Израиля Шимона Переса, заявив, что Израиль «очень хорошо» знает, «как убивать», а также после событий мая 2010 года, когда израильские военные совершили налет на поддерживаемую Турцией флотилию, которая пыталась доставить гуманитарную помощь в заблокированную Газу, в результате чего погибли девять турецких активистов.

Эрдоган уходит с заседания Всемирного экономического форума после столкновения с Пересом из-за войны в Газе
Эрдоган уходит с заседания Всемирного экономического форума после столкновения с Пересом из-за войны в Газе
World Economic Forum

Однако в последнее время обе стороны сочли целесообразным пойти на потепление своих отношения. Эрдоган и бывший премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху ненавидели друг друга, но с тех пор, как в Израиле к власти в 2021 году пришло новое правительство, турецкий лидер сделал несколько позитивных жестов, благодаря которым в марте смог состояться визит в Турцию президента Израиля Исаака Герцога. На прошлой неделе министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, как сообщается, призвал к «устойчивым отношениям» с Тель-Авивом при условии, что Израиль будет соблюдать «международное право по палестинскому вопросу».

Обе стороны обеспокоены спецоперацией России на Украине, и каждая пытается сыграть роль посредника в разрешении этого конфликта, хотя пока безуспешно. Никто из них прямо не осудил действия России, но их взаимное недоверие к России Владимира Путина по геополитическим причинам нельзя сбрасывать со счетов в их стремлении улучшить свои отношения.

Кроме того, Эрдоган теперь, похоже, понимает, что его склонность к Путину в последние несколько лет не была стратегически мудрой. Он наладил тесную дружбу с российским лидером, главным образом для того, чтобы подчеркнуть свое недовольство США и их европейскими союзниками за то, что они не оказали решительной поддержки его жестким репрессиям против оппозиции после неудавшегося переворота против него в 2016 году. Так, он закупил у России зенитно-ракетный комплекс С-400, что вызвало гнев Вашингтона. В ответ США отказали Турции в продаже истребителей F-35, за которые Анкара уже заплатила.

ЗРС С-400
ЗРС С-400
Vitaly V. Kuzmin

Читайте также: Именно Запад виноват в неоосманизме Турции – Strategist

До того, как разразился кризис на Украине, обе стороны пытались урегулировать свои разногласия, а США в качестве замены предлагали поставить Анкаре истребители F-16. Тем не менее, учитывая операцию России на Украине, у Эрдогана есть веские причины дистанцироваться от президента РФ Владимира Путина — который «не прислушался» к призывам своего турецкого коллеги пойти на дипломатическое урегулирование — и отдать приоритет партнерству Турции с НАТО. Нормализация отношений между Вашингтоном и Анкарой может только способствовать улучшению турецко-израильских отношений.

С другой стороны, США в последнее время стали активно принимать меры по восстановлению своих связей с ОАЭ. Руководство ОАЭ было недовольно тем, как администрация Джо Байдена отреагировала на удар хуситов, нанесенный в январе прошлого года с помощью беспилотников по объектам внутри страны, считая ее запоздалой и недостаточно решительной. Чтобы подчеркнуть свое разочарование Вашингтоном, Абу-Даби несколько сдержанно отреагировал на операцию России на Украине.

Абу-Даби воздержался при голосовании на заседании Совета Безопасности ООН 25 февраля, где была попытка осудить действия России на Украине. Однако воздержание ОАЭ при голосовании в Генеральной Ассамблее ООН 7 апреля, после которого Россия была исключена из Совета по правам человека, явно вызвало большую тревогу в Вашингтоне.

Чтобы наладить отношения, госсекретарь США Энтони Блинкен на прошлой неделе встретился с влиятельным наследным принцем Абу-Даби Мохаммедом бен Заидом в Марокко и, по некоторой информации, извинился за запоздалую и неадекватную реакцию Вашингтона на нападение хуситов. Он подчеркнул ценность партнерства Америки с ОАЭ и заверил его в полной поддержке Америки перед лицом любой угрозы, которую ОАЭ, наряду с рядом других государств Персидского залива, воспринимают со стороны Ирана. Сейчас, как утверждается, отношения «на правильном пути».

Мухаммад ибн Заид ибн Султан Аль Нахайян
Мухаммад ибн Заид ибн Султан Аль Нахайян
Palacio do Planalto

С другой стороны, большинство арабских союзников США в регионе проголосовали так же, как ОАЭ на Генеральной Ассамблее ООН. В их число вошли Саудовская Аравия и Египет, которые вместе с Израилем сформировали сильнейшие опоры американского влияния в регионе. Это может означать только более широкое разочарование для Вашингтона.

Читайте также: Объединяться против России вокруг США никто не спешит — Foreign Affairs

В то время как улучшение турецко-израильских и турецко-американских отношений может вызвать радость в Вашингтоне, администрации Байдена необходимо исправить выбранный курс и предпринять более решительные меры, если она хочет проводить «правильную» ближневосточную стратегию.