Официальный представитель верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Набила Массрали сообщила, что с 11 марта в Вене на переговорах по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД — ядерная сделка с Ираном) взята пауза. По ее словам, «переговоры значительно продвинулись, но остаются незавершенные вопросы» и «мы находимся в финальной критической фазе». Другие детали не сообщаются. Известно только, что в конце марта в Тегеране главные переговорщики от ЕС Энрике Мора и Ирана Али Багери Кани провели встречи. Их результаты тоже остаются неизвестными. При этом глава МИД Ирана Хоссейн Амир Абдоллахиян говорил, что ядерное соглашение «может быть подписано в достаточно короткие сроки», но «если США будут занимать прагматичную позицию». А какую именно?

США и Иран
США и Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

Чуть ранее Абдоллахиян уточнял, что отмена американских санкций в отношении Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) была одним из важных требований Ирана. Но когда Вашингтон отклонил это требование, высокопоставленные лица КСИР заявили, что «возрождение СВПД не должно откладываться из-за вопроса о санкциях против Корпуса, если соглашение служит интересам народа». Тем не менее на форуме в Дохе советник верховного лидера Ирана Сейед Камаль Харрази вновь вернулся к теме отмены санкций против КСИР. В результате спецпосланник США по Ирану Роберт Мэлли сообщил, что «достижение сделки по иранской ядерной программе не является предопределенным развитием событий, которого нужно ожидать очень скоро». Хотя ранее иранское издание Hamshahri утверждало, что американцы «на переговорах в Вене проявляют невероятную гибкость». При том, что диалог по ядерной сделке в Вене и других столицах ведется в режиме секретности. Поэтому на основе допускаемых сторонами информационных утечек сложно реконструировать ход событий.

Внешне вроде бы США действительно пошли на какие-то «серьезные уступки» Ирану, смягчили свою враждебную риторику в отношении него, чтобы, как считают американские эксперты, «обеспечить выброс на мировой рынок иранской нефти вместо российской». Но пока ничего не получается, отчего пропадает ощущение срочности в отношении переговоров. Тегеран, не возражая против заключения соглашения «в кратчайшие сроки», дает понять, что не подпишет сделку на любых условиях, а проблема нефти — это проблема американская, а не его. В итоге Ирану объективно удается на переговорах в Вене перехватывать тактическую инициативу, превращая европейских и даже российских переговорщиков в курьера между собой и США. Помимо того, Тегеран потребовал, чтобы Вашингтон предоставил ему гарантии того, что не откажется от своих обязательств в рамках возобновленного СВПД, заявляет, что желает согласованного периода времени для проверки отмены американских санкций прежде, чем приступить к полному выполнению своих обязательств по сделке. То есть Иран выставляет «страховую меру», реализовать которую администрация президента США Джо Байдена не в состоянии по многим причинам.

Реактор «Объект IR-40» в Араке. Иран
Реактор «Объект IR-40» в Араке. Иран

Что дальше? Официальный представитель МИД Ирана Саид Хатибзаде заявил, что «США пока не продемонстрировали решимости достичь соглашения», а «переговорщики вернулись в свои столицы для политических консультаций». Духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи говорит, что «процесс переговоров по ядерной программе идет хорошо», но отмечает, «что иранская переговорная команда до сих пор сопротивлялась и будет продолжать сопротивляться чрезмерным требованиям». Что это за новые требования, остается неизвестным, хотя Хаменеи заявляет, что «в настоящее время они (американцы. — С. Т.) запутались и зашли в тупик». То есть в Вене на переговорах по СВПД мы видим только публичную дипломатическую драматургию, но не знаем о ее главных сюжетах. Но вот что просматривается: Иран действует в отношениях с США с позиции сильного, а подписание ядерной сделки оказывается в подвешенном состоянии. И никто не знает, сколько времени у переговорщиков займет образовавшаяся пауза.

Складывается устойчивое впечатление, что вопрос об установлении крайнего срока для переподписания СВПД не входит в расчеты Тегерана. На это представитель Госдепартамента США Нед Прайс заявляет: «Мы готовы уйти с переговоров, если Иран проявит непримиримость к достижению прогресса». Посмотрим.