16 апреля семь лет назад в Киеве был застрелен украинский писатель, журналист Олесь Бузина. И это стало важной точкой отсчёта, своего рода одной из составляющих прелюдии к тому, что происходит сейчас.

Украина
Украина
Иван Шилов (с) ИА REGNUM

Мы не раз встречались с Олесем Бузиной на эфирах. Да и в жизни тоже. За неделю до его убийства мы обсуждали совместный проект. Тем больнее оказалась смерть Олеся. Помню, как покупал яблоки на крымском рынке. И в этот момент мне позвонили: женский голос произнёс:

«Платон Сергеевич, это такое-то радио. Вы могли бы прокомментировать убийство Олеся Бузины?»

Я и не понял сразу. А когда понял, то заорал на весь рынок. И после вспомнил, как мы стояли вместе с Олесем перед одним из эфиров, и на мой вопрос, страшно ли возвращаться в Киев, он, улыбнувшись, ответил:

«Прорвёмся!»

Бузина был очень разным человеком. Да и писателей я всегда предпочитал иного склада. Но тот крик в ответ на убийство Бузины был ещё и потому, что стало ясно: линия раздела между добром и злом окончательно пересечена на Украине. Да, до этого обстреливали Донбасс, там погибали люди – я был там, видел. Но тут в центре Киева убили писателя лишь за то, что он имел смелость говорить то, что считал нужным.

Олесь Бузина
Олесь Бузина
Russianname

Ту ситуацию с Бузиной интересно спроецировать на реалии в нынешней России. В частности, на всех тех, кто спешно покидает страну, получая гражданство Израиля или ещё какое-нибудь, предпочитая высказывать критику, а подчас и мерзости в адрес России из-за рубежа. А вот Бузина остался на Родине и говорил о ней из котла событий, не скрываясь. Только за это его нужно уважать. А ведь он знал, что его ждёт, и говорил об этом открытым текстом незадолго до своей гибели – например, в программе у Владимира Соловьёва: «И жизнь моя подвергается смертельной опасности…»

И неслучайно, что Бузину провожали в последний путь как рок-звезду. Сотни людей пришли с ним проститься и рыдали на похоронах. Олесь был ярким представителем той, другой, правильной Украины. И я не просто так говорю – «правильная Украина». История, в принципе, могла бы крутануться иначе, если бы в своё время к СССР не присоединили Галицию. Оттуда ядовитые, антирусские, человеконенавистнические испарения распространились по Украине. И что характерно: главные цветы зла взошли в русских городах – прежде всего в Харькове и Днепропетровске. Там, к примеру, появились нацбаты.

И появление одного стало вытеснять другое. На Харьков Лимонова и Милославского напирал Харьков Авакова и Билецкого. К примеру, был вынужден эмигрировать из Харькова великолепный публицист Константин Кеворкян. Свой отъезд, а после и ностальгию по родному городу он описывает в книге «Жизнь как приключение». А ведь этот человек, которого я имею честь знать лично, действительно патриот Харькова и блестящий интеллектуал.

Однако стране оказались не нужны те, кто выступал за правильную Украину, а не обслуживал чужие интересы. И одни были вынуждены уехать, как Кеворкян, а другие бултыхнулись в море новых реалий. Самых же неугодных (тех, кого удалось достать) ликвидировали сразу. Именно так поступили с Олесем Бузиной. И знаково, что в последнем своём тексте он процитировал Михаила Булгакова: «Правду говорить легко и приятно». Приятно, но не легко, потому что именно за это Бузину и застрелили. А вместе с тем лишний раз продемонстрировали, что Украина приговорена.

Место убийства Олеся Бузины. Киев, двор жилого дома
Место убийства Олеся Бузины. Киев, двор жилого дома
Horim

Вот и убийц Бузины сначала долго искали, а после, когда нашли, выпустили на свободу. Причём для многих эти черти оказались героями. Впрочем, уже скоро нацистские черти захватили всю Украину. Так произошло во многом потому, что страна расстреляла любое инакомыслие, выжгла его, как в Одессе, или разравняла танками, как в Мариуполе. И тем обрекла себя на уничтожение; ведь то, что не разбирает цветов, звуков, мыслей, запахов, глубоко мертво.

Я думаю иногда, уехал бы Олесь Бузина тогда, и был бы он жив сейчас – что бы он говорил? С какой болью смотрел на происходящее? Ведь он чувствовал одну очень важную вещь – как линия раздела проходит по живым людям, убивая или видоизменяя их, лишая шанса на будущее. Они могут ходить по земле, но внутренне оставаться мёртвыми, безучастными к чужому горю. А следовательно, трагедия разрастётся и станет больше. Так и произошло, перекинувшись болью Донбасса, где восемь лет убивали наших детей, на всю Украину.

16 апреля 2015 года убийцы, черти, нацисты выпустили пули не только в писателя Олеся Бузину, но и в правду, расстреляв саму возможность адекватной, свободной, мыслящей Украины.