Правительства стран Запада начинают рассматривать различные идеи того, где найти сотни миллиардов долларов, необходимых для восстановления разрушенных украинских городов, аэродромов и заводов. Для этого предлагают совершенно разные решения: от заморозки российских активов до введения специального налога на нефть, пишет Паола Тамма в статье, вышедшей 12 апреля в Politico.

США
США
Иван Шилов © ИА REGNUM

По оценкам Центра экономической политики и исследований, ущерб может составлять от €200 млрд до €500. В самом же Киеве говорят о том, что ущерб от нынешней операции достигает $1 трлн. «Вырвать эти деньги из рук России», отмечает Тамма, будет непросто, поскольку здесь возникает ряд сложных юридических проблем. В то время как официальные лица ЕС изучают, могут ли активы, принадлежащие «олигархам, находящимся под санкциями», такие как яхты и картины маслом, быть направлены на восстановление, эти суммы скромны по сравнению с тем, что необходимо. Заманчивую цель представляют собой расположенные за рубежом резервы российского Центрального банка, исчисляемые сотнями миллиардов долларов, однако иностранные активы защищены международным правом, и для их конфискации потребуется какая-то юридическая хитрость.

Конфискация активов

По словам профессора кафедры международного и экономического права и управления в Амстердамском центре международного права, в котором находится Центр военных репараций, Стефана Шилла, существуют «значительные юридические препятствия», которые не позволяют провести крупный рейд против российских резервов.

«Есть международное право, которое ставит собственность иностранных государств под особую защиту», — добавил он.

По мнению других экспертов, заставить Россию платить репарации можно будет в рамках того или иного мирного соглашения. Здесь за модель можно было бы взять Ирак, который после его вторжения в Кувейт в 1990 году заставили направлять определенную долю своих нефтяных доходов для оплаты затрат на реконструкцию.

Иракские танки Т-72 берут Эль-Кувейт
Иракские танки Т-72 берут Эль-Кувейт
Zymogen92

В рамках менее конфронтационного подхода глава бюджета ЕС представил для Украины план Маршалла, согласно которому Европейский союз направит бывшей советской республике миллиарды евро для обеспечения сближения Киева с ЕС так же, как это сделали США с Европой после Второй мировой войны. Наконец, европейские финансовые учреждения заявляют, что возможно предоставление Киеву кредитов под низкие проценты, тогда как другие предупреждают, что такой подход приведет к чрезмерной долговой нагрузке для этого государства.

Захватить российские деньги — дело заманчивое, но непростое. По данным Центрального банка России, на июнь 2021 года половина российских резервов в размере $585 млрд находилась в странах, которые ввели против Москвы санкции. С тех пор золотовалютные резервы выросли до $640 млрд. Хотя эти резервы все еще почти наверняка меньше требуемой для восстановления Украины суммы, они покроют значительную ее часть.

В соответствии с этим сценарием США, Великобритании, странам ЕС, Канаде и Японии необходимо будет организовать арест и конфискацию почти $300 млрд, хранящихся на их территориях.

«Деньги есть, потребуется национальное законодательство, чтобы разрешить центральным банкам использовать эти деньги, которые сейчас заморожены», — сказал Роберт Литан, старший научный сотрудник программы экономических исследований Брукингского института.

Литан указывает на резолюцию ООН 2005 года, в которой говорится, что «государства должны стремиться к созданию национальных программ возмещения ущерба и другой помощи жертвам в случае, если стороны, несущие ответственность за причиненный вред, не могут или не желают выполнять свои обязательства».

Хотя эта резолюция могла бы предоставить правовые основания для соответствующих действий, такого рода конфискаций средств никогда раньше не производилось. Ближайший потенциальный прецедент — попытка США использовать замороженные активы афганского центрального банка на сумму $7 млрд для оказания гуманитарной помощи Афганистану — но и здесь все только в процессе. На настройку схемы оплаты уйдет несколько месяцев, и сам этот процесс может быть оспорен в судебном порядке. Кроме того, целый ряд родственников жертв терактов 11 сентября 2001 года в Соединенных Штатах подали конкурирующие требования о возмещении ущерба из тех же афганских средств, и суды в США еще не вынесли решения по этому вопросу. Любая попытка завладеть российскими активами подобным образом окажется еще более сложной из-за большого количества юрисдикций, к которым относится этот вопрос.

Взрыв. Афганистан
Взрыв. Афганистан
U.S. Army

Власти Франции, страны, в которой Россия сохранила наибольшую долю своих валютных резервов после Китая, заявили, что замороженные активы не могут быть использованы для этой цели. На это указал представитель французского казначейства. В свою очередь, представитель министерства финансов Германии отказался от комментариев. Кроме того, страны могут арестовывать и конфисковывать активы, замороженные с помощью санкций против отдельных лиц.

Так называемая целевая группа по замораживанию и конфискации, созданная Европейской комиссией, к 8 апреля конфисковала €29,5 млрд, в том числе яхты, вертолеты, недвижимость и произведения искусства, принадлежащие олигархам и людям, связанным с Кремлем, на сумму около €6,7 млрд.

По словам представителей ЕС, дипломатов и украинских чиновников, ведутся переговоры о том, можно ли направить эти активы — или доходы от их продажи — на восстановление Украины. Однако они предупреждают, что конфискация может быть осуществлена на законных основаниях только при ограниченных обстоятельствах и что она будет зависеть от национального уголовного законодательства каждой страны.

«Наша целевая группа может служить платформой для изучения того, могут ли и в какой степени замороженные активы отдельно подлежать замораживанию и конфискации, если они соответствуют стандартам соответствующего национального уголовного законодательства. Это постоянное обсуждение в рамках рабочей группы», — заявил представитель ЕС.

Однако даже если эта попытка увенчается успехом, с помощью изъятых средств можно будет покрыть лишь ограниченный объем потребностей Украины.

Процент с нефтяных доходов

Более стабильный поток доходов можно было бы обеспечить, если бы Россия стала выплачивать репарации в рамках того или иного мирного соглашения. Такие репарации могли бы включать в себя налог в размере установленного процента на доходы Москвы от экспорта нефти, как это было сделано в случае с Ираком в начале 1990-х годов.

Бочки с нефтью
Бочки с нефтью
IFPRI -IMAGES

Читайте также: Чтобы на Украине Россия проиграла, США нужны переговоры — Foreign Affairs

По словам Торбьерна Беккера, директора Стокгольмского института экономики переходного периода и ведущего автора электронной книги «План реконструкции Украины», опубликованной на прошлой неделе аналитическим центром CEPR, уплата налога может быть в интересах России, если этот налог будет ниже той скидки, с которой она в настоящее время вынуждена продавать свою нефть из-за действующего эмбарго со стороны западных покупателей.

«Если налог не больше, чем скидка, которую они уже установили при продаже своей нефти, они также увидят в этом преимущество», — сказал он.

Однако Компенсационная комиссия Организации Объединенных Наций, которая была создана для решения этих вопросов, два месяца назад прекратила свое существование, и любая новая сделка, заключенная при посредничестве ООН, должна будет обойти право вето России в Совете Безопасности.

«Если бы [Компенсационная комиссия] все еще существовала, можно было бы согласовать новую программу посредством процедурного решения без одобрения России», — сказал Мартти Коскенниеми, профессор международного права в Хельсинкском университете.

По его словам, новая попытка должна пройти через Генеральную Ассамблею.

«Я не думаю, что это наиболее вероятный исход, но это политически желательный исход», — добавил он.

Россия также может быть вынуждена выплатить репарации из собственного кармана в рамках договора. Но добиваться жестких уступок от «побежденной России» может быть нежелательно с политической точки зрения. Жесткие условия, выдвинутые союзными державами после Первой мировой войны, в значительной степени рассматриваются историками как играющие ключевую роль в том, чтобы поставить Германию на путь ко Второй мировой войне.

Морис Пиллар Верней. Компьенское перемирие
Морис Пиллар Верней. Компьенское перемирие

«С моей точки зрения, это нереально, если только «державы-победительницы», если использовать словарь времен Второй мировой войны… не продиктуют мирный договор русским. Я не уверен, что разумно даже думать в таких терминах», — сказал Коскенниеми.

План Маршалла XXI века

Даже до того, как можно будет заставить Россию платить, что-то можно сделать. Свою роль, скорее всего, сыграют международные финансовые учреждения, предоставляющие финансирование на выгодных условиях. По словам Беаты Яворчик, главного экономиста Европейского банка реконструкции и развития, это финансовое учреждение примет самое активное участие в процессе восстановления Украины.

«Я думаю, что это будет особенно важно в контексте восстановления Украины, потому что потребности будут значительными», — сказала она.

Свой вклад может сделать и Европейский инвестиционный банк.

«В частности, ввиду движения Украины к вступлению в ЕС, институты ЕС и ЕИБ как банк ЕС должны будут играть важную роль», — сказал Лионель Рапай, директор ЕИБ по делам взаимодействия с соседними странами.

Однако средства от банков развития и организаций, таких как Международный валютный фонд, поступали бы в виде кредитов, что могло бы лечь огромным бременем на Украину, которой пришлось бы финансировать этот долг.

«Если подумать о том, где сегодня находится Украина, у нее уже есть существенные долги. Так что, если вы добавите к этой куче долгов, у вас будет только долговой кризис в будущем. Вот почему это должны быть гранты, а не кредиты», — сказал Беккер.
«И тогда это вопрос того, кто вкладывает деньги на гранты», — сказал он.

Очевидный ответ – это должен сделать ЕС. Комиссар по бюджету Йоханнес Хан на прошлой неделе представил план Маршалла для Украины, осуществлять который ЕС будет совместно с международными партнерами.

«Это должны быть глобальные усилия, и это может быть что-то вроде плана Маршалла XXI века, чтобы помочь стране восстановиться, и восстановиться быстро», — подчеркнул Хан.

Говоря о заявке Украины на вступление в блок, он добавил, что план «также может привести к более быстрому сближению с Европейским Союзом».