В течение почти трёх месяцев, с начала октября по конец декабря 1991 года, обстановка в Тбилиси оставалась крайне напряжённой. Около Дома правительства практически беспрерывно шёл митинг «звиадистов». Оппозиция устраивала демонстрации по центральным улицам города и периодически шла маршем к Дому правительства. Несколько раз оппозиционеры и «звиадисты» стояли там друга против друга, готовые сцепиться в смертельной схватке. Эти полные драматизма моменты в прямом эфире транслировало грузинское радио.

Грузия
Грузия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Вооружённые же отряды Тенгиза Китовани со своей базы на Тбилисском море периодически совершали рейды в Тбилиси. Это популярное в советское время место отдыха горожан на весьма долгий период превратилась в натуральное бандитское гнездо.

Звиад Гамсахурдия отчаянно пытался «закрутить гайки» в республике, с одной стороны продолжая аресты видных оппозиционеров, а с другой — избавляясь от ненадёжных высокопоставленных чиновников. Так, от своих должностей были в срочном порядке были освобождены генеральный прокурор, мэр Тбилиси, руководство Тбилисского университета. В ноябре Верховный совет «приостановил» действие республиканского закона «О политических объединениях граждан». Кроме того, 22 ноября произошёл весьма примечательный факт, хорошо показывающий отношение грузинских властей к свободе слова. Из Грузии, тогда ещё находившейся в составе единого государства, в нарушение всех существующих законов был выдворен журналист Центрального телевидения Борис Барышников.

Бои в Тбилиси. 1991-1992
Бои в Тбилиси. 1991-1992
AlexandreAssatiani

Оппозиция в свою очередь пыталась объединиться в борьбе с режимом Гамсахурдии и создала из пяти политических партий движение «Независимая демократическая Грузия». Оппозиционеры констатировали факт сползания Грузии в режим открытой диктатуры.

Тем временем Гамсахурдия ухитрился замахнуться на «самое святое» — на Соединённые Штаты Америки. Он уже давно высказывал своё крайнее недовольство поведением Запада, который оказывал полную политическую и экономическую поддержку Михаилу Горбачёву и проводимой в СССР «перестройке». На взгляд Гамсахурдии, Запад должен был прекратить всякую помощь СССР и, наоборот, даже начать оказывать на СССР как можно более сильное давление. По мысли грузинского президента, такое развитие событий должно было вызвать существенное ухудшение экономической ситуации в стране, неминуемое ослабление власти союзного центра и последующий за этим распад единого государства. Впрочем, Гамсахурдия в подобных оценках был вовсе не одинок. Точно таких же взглядов тогда придерживался, к примеру, «шахматный король» Гарри Каспаров. Поэтому в грузинской прессе стали появляться материалы, в которых содержались весьма нелицеприятные оценки деятельности западных лидеров. В августе правительство Грузии позволило себе совершенно немыслимую выходку, открыто подвергнув критике президента США Джорджа Буша-старшего. В своём заявлении грузинское правительство осмелилось написать, что «в последнее время вновь возникли сомнения в роли США как бастиона свободы демократии в мире… Определение, данное Бушем борьбе порабощённых народов СССР за свободу и самоопределение как проявление национализма, противоречит принципам Хельсинкского акта». Столь большое недовольство грузинских властей вызвали заявления Буша-старшего, сделанные им во время посещения Москвы и Киева, о необходимости сохранения СССР как единого государства. А в декабре министерство иностранных дел Грузии обрушилось уже на государственного секретаря США Джеймса Бейкера. «Упоминая Грузию как страну с авторитарным режимом, администрация США игнорирует реальные факты и использует в отношении Грузии методы экономического и политического нажима, повторяющие небезызвестную политику имперского центра», — говорилось в заявлении грузинского МИДа. Оставалось только удивляться наглости и самоуверенности грузинских властей.

Между тем резко обострилась обстановка вокруг дислоцировавшихся в республике частей союзной армии, пограничных и внутренних войск. Все принадлежавшие им вооружения, техника и имущество грузинскими властями были объявлены национализированными. Нападения на воинские части и военные городки шли одни за другим. В громадных количествах захватывалось оружие, боеприпасы, боевая и специальная техника. Среди военных и членов их семей стремительно увеличивалось число убитых, раненых и захваченных в заложники. Москва была в состоянии реагировать на эту вакханалию насилия лишь беззубыми призывами «соблюдать выдержку и не поддаваться на провокации»

Подбитый танк на улицах Тбилиси
Подбитый танк на улицах Тбилиси

К декабрю 1991 года в Грузии и вокруг неё сложилась следующая ситуация. Против Гамсахурдии и его политического режима выступил целый ряд сил как внутри республики, так и за её пределами. В самой Грузии врагами «звиадистов» фактически консолидированно стали национальные гвардейцы, «старые оппозиционеры» из Национального конгресса, «новые оппозиционеры» из числа творческой интеллигенции и журналистов, представители прежней номенклатуры, руководители промышленных предприятий, воротилы теневого бизнеса и боссы организованной преступности. Гамсахурдия также полностью испортил отношения со всеми национальными меньшинствами в самой Грузии и с большинством народов Кавказа за её пределами. Кроме того, он в значительной степени потерял благосклонность московских и ленинградских либералов, а также лидеров и общественного мнения западных стран. Также Гамсахурдия, в связи существенным ухудшением экономической ситуации в республике (в первую очередь связанным с нехваткой электроэнергии и дефицитом хлеба), лишился поддержки большой части своих прежних сторонников. В этих условиях большинство оставшихся на стороне Гамсахурдии составляли этнические мингрелы и крайне экзальтированные женщины старше 45 лет. При таком раскладе сил у Гамсахурдии не было абсолютно никаких шансов удержать власть.

20 декабря 1991 года оппозиция устроила очередной марш по проспекту Руставели. На этот раз к ним присоединились вооружённые национальные гвардейцы Китовани. К ним также примкнули вышедшие из подполья члены «Мхедриони». В центре города появилась бронетехника и артиллерия мятежников. Противников разделяли лишь перегородившие перед Домом правительства проспект Руставели тяжёлые грузовики. Вышедший к оппозиционерам министр внутренних дел Дилар Хабулиани подвергся нападению и попал в больницу с серьёзным отравлением слезоточивым газом. Этот происшествие в значительной степени дезорганизовало и так уже существенно деморализованную республиканскую милицию.

Стало совершенно очевидно, что превращение трёхлетней грузинской политической драмы в кровавую трагедию это дело ближайших дней, а может, уже и часов.

(продолжение следует)