Осквернение главного мемориала советским освободителям Германии от нацизма в берлинском Трептов-парке должно заставить нормальных немцев, наконец, задуматься над тем, что они позволяют творить на территории своей страны, во что они её превратили.

Монумент «Воин-освободитель» в Трептов-парке в Берлине (фрагмент)
Монумент «Воин-освободитель» в Трептов-парке в Берлине (фрагмент)
Matt Biddulph

Спасение советским воином немецкого ребёнка, изображённое в этой скульптурной композиции, — это не метафора, это символ, отразивший многократно повторявшуюся в 1945 году на немецкой земле реальность. Советские солдаты спасали немецких детей. Делали они это, зная, что немецкие солдаты на оккупированной территории СССР детей убивали, причём убивали варварским способом: в животах матерей штыками, раскалывая их маленькие головки о камни, сжигая, распиная, обваривая кипятком, расстреливая, выкачивая из них кровь…

В 1941—1943 годах в Аношенском детском доме под Смоленском немецко-фашистские захватчики замучили и убили 113 детей. В сентябре 1942 года они расстреляли 47 воспитанников детского дома в станице Нижне-Чирская на Дону. В том же 1942 году германские нацисты убили 53 воспитанника Домачевского детского дома под Брестом и 213 детей в Ейске. Этот список массовых расправ можно продолжать и продолжать. Но были и особо изощрённые преступления. В январе 1942 года, отступая из населенного пункта Кресты Велижского района Смоленской области, оккупанты замучили семью Даниловых: сорокалетнюю мать Анну и ее дочерей — 16-летнюю Лидию, 12-летнюю Софию, пятилетнюю Валентину и двухлетнюю Варвару. «На глазах у матери самую маленькую девочку Варвару фашистские гады изрезали всю ножом, отрезали уши, выкололи глаза, старшей дочери комсомолке Лиде эти же изверги разбили лицо, разрубили нос, вырезали язык. Замучив всех четырех дочерей, гитлеровские бандиты предали смерти мать», — говорится в государственном обвинительном акте об этом преступлении…

Нацисты в сожженном Сталинграде
Нацисты в сожженном Сталинграде

В своих исследованиях о потерях в годы Великой Отечественной войны историк Кривошеев говорит о более чем 216 тысячах детей, которые были целенаправленно уничтожены немцами и их союзниками в ходе карательных операций на территории СССР. Есть историки, которые утверждают, что их было больше.

Вдумаемся: наши солдаты шли по родной земле на запад и видели, что делали с ней, с их родными, с их и нашими общими детьми гитлеровцы. Советские военачальники знали больше простых солдат, знали, насколько массовыми были эти преступления СС, гестапо, вермахта, полиции, оккупационных администраций… И вот эти солдаты приходят в Берлин, другие немецкие города. Солдат — спасает немецкую девочку. Комендант Берлина Берзарин (почитайте о его работе в этом качестве — удивительное свидетельство и государственных способностей, и человеколюбия советского военачальника!) приказывает обеспечить детей в городе стаканом молока каждый день, накормить их и их родителей, быстро восстановить жизнь города. И не покладая рук работает для решения этой задачи.

В сегодняшней Германии (говоря о ней, всё время вспоминаю преданную Горбачёвым ГДР!) потомки тех военных преступников и тех детей позволяют осквернять на своей территории памятник советскому солдату. Воистину усомнишься уже не в наличии у них совести, а в наличии просто мозгов! И мы ещё ждём от этих нравственно-политических уродов какой-то трезвости (не говорю объективности, но хотя бы трезвости) в отношении действий нашей страны по искоренению нацизма на Украине?

Нынешние европейские элиты всё более отдают себя темному духу нацистского реванша. Мы его вновь остановим — и на Украине, и в Европе.