ИА REGNUM: Михаил, в российском кинопрокате вновь демонстрируют фильм «Брат-2». И там есть кадр, где украинский эмигрант заявляет герою Сухорукова: «Москаль — мне не земляк». Вы долгое время живёте в Канаде, в Торонто. Так вот, украинская и русская диаспора — это одно целое или, наоборот, они всегда держались друг от друга подальше?

Флаг Украины
Флаг Украины
Иван Шилов © ИА REGNUM

Михаил Кербель: Ваше предположение верно. Украинская и российская диаспора в Канаде, вернее в Торонто, где я живу и о котором могу сказать наверняка, всегда жили каждая своей отдельной жизнью.

Украинская диаспора сконцентрирована в одних районах многомиллионного города, российская — в других. Они практически не пересекаются и имеют каждая свои центры культуры и досуга.

Украинская диаспора устраивает красочные праздники с концертами на огромных рекреационных территориях, приглашая звезд украинской эстрады. На эти праздники приходят тысячи украинцев в национальных нарядах, передвижные кухни готовят украинские национальные блюда и т.д.

Российская диаспора организует шествия Бессмертного полка, празднует 9 Мая в парках с концертами и выступлениями ветеранов, новогодние балы и т.д.

Но антагонизма между диаспорами до 2014 года не наблюдалось.

Виктор Багров встречает украинцев в аэропорту
Виктор Багров встречает украинцев в аэропорту
Цитата из к/ф «Брат-2» реж. Алексей Балабанов. 2000. Россия

ИА REGNUM: А как сейчас ведёт себя украинская диаспора?

Михаил Кербель: Она проявляет необычайную активность, собирая посылки, отправляя деньги и оказывая другую гуманитарную помощь своим соотечественникам. При этом посылки отправляются бесплатно, а за переводы денег на Украину «Вестерн Юнион» комиссионные не взымает.

Украинская диаспора провела многотысячный митинг у российского посольства в Торонто, а когда по другой улице показалась колонна с российскими флагами, полиция встала между ними, и столкновения не произошло. Разошлись мирно.

ИА REGNUM: А канадцы политически активны?

Михаил Кербель: Канадцы в основной массе — очень толерантный народ, пока это не касается, не ущемляет их базовые ценности, права и свободы. Вы, наверное, слышали о выступлении дальнобойщиков и блокировке Оттавы тысячами грузовиков. Люди считали, что нарушены их права. И это выступление возымело какой-то эффект, хоть и не привело к тому результату, которого добивались бастующие.

Конвой свободы возле парламента Канады в Оттаве
Конвой свободы возле парламента Канады в Оттаве
ΙΣΧΣΝΙΚΑ-888

Тысячи сочувствующих дальнобойщикам в кратчайший срок собрали более 10 миллионов долларов на специальный счет. Эти деньги должны были пойти на питание, бензин и оплату ночлега протестующим. Но по указанию правительства счет был заблокирован под предлогом того, что не определено формально, на какие цели будут потрачены эти деньги.

ИА REGNUM: Насколько объективно подаётся информация в Канаде, в Северной Америке в целом о происходящем на Украине?

Михаил Кербель: В общем, СМИ поддерживают курс правительства страны. Хотя иногда проскальзывает и отражение позиции России, ее готовность открывать гуманитарные коридоры, прекращать обстрел.

ИА REGNUM: Хорошо, а что делать на конфликтном фоне, скажем так, человеку слова? Вообще как писателю реагировать на происходящее?

Михаил Кербель: Думаю, что не только каждый писатель, но и каждый человек реагирует на происходящее в зависимости от той информации, которую он получает, а также от других факторов. Таких как его национальность, мнения друзей и близких и т.д.

ИА REGNUM: Это понятно. Меня интересует: насколько в принципе сегодня может быть услышано писательское слово? Скажу проще: люди, на ваш взгляд, читают?

Михаил Кербель: Знаете, я был бесконечно удивлен, когда, посетив крупные книжные магазины Москвы, увидел там совсем небольшое количество людей, интересующихся книгами. А ведь какие-то десять лет назад там было просто не протолкнуться.

Иная ситуация в соцсетях. К примеру, на одном из сайтов, где авторы публикуют свои произведения, моя книга за год собрала более тринадцати тысяч читателей. Люди действительно уходят в соцсети. Слушают аудиокниги и читают с компьютеров и планшетов. Но главное — читают. И слушают писательское слово. Многим людям произведения, которые переворачивают душу, действительно могут помочь изменить решения. Удержать от недобрых поступков.

Вальтер Фирл. Наслаждение чтением
Вальтер Фирл. Наслаждение чтением

ИА REGNUM: Вернусь к событиям на Украине. Действия вашей книги «Срок для адвоката» развиваются как раз-таки на Украине в 70-х годах прошлого века. Есть ли корреляция с нынешними событиями, Михаил?

Михаил Кербель: В романе описан бытовой конфликт между цыганами и местной шпаной. Конфликт, закончившийся трагически и вызвавший большой резонанс, но к сегодняшним событиям отношения не имеющий. Хотя то, что изначальной причиной неприязненных отношений местных херсонцев и проживающих там цыган была межнациональная рознь, тоже исключать нельзя.

ИА REGNUM: Есть такая мысль: кризис военный — это всегда следствие кризиса духовного. Что в таком случае разожгло конфликт?

Михаил Кербель: Примером духовного кризиса я считаю то, что случилось еще в 90-е годы на Украине, когда вдруг резко стали сокращать ареал действия русского языка: закрывать школы, ведущие обучение на русском, исключать русский язык из официальных источников, а в наше время даже запрещать разговаривать на нём продавцам в магазинах.

Я знаю, что и раньше, и сейчас даже во Львове, на Западной Украине, если приезжие говорили по-русски, это не вызывало никакого отторжения у местных. Я сам прожил месяц в Луцке на адвокатской стажировке и никогда не услышал в свой адрес ни одного плохого слова.

Следовательно, насильственная украинизация была нужна только властям, а не народу. Именно она, по моему мнению, и послужила спичкой, разжегшей пожар, пылающий до сих пор.

ИА REGNUM: Так понимаю, что роман «Срок для адвоката» — это трилогия. Пока вышла только первая часть. И вот герой этой книги Марк Рубин, очевидно, рос, как и многие из нас, на идеалах из произведений Майн Рида, Фенимора Купера. Во многом оттого он и пострадал. Ушли ли идеалы, на ваш взгляд? Как живётся идеалисту в современном мире?

Михаил Кербель: Чем больше я живу, тем меньше идеалистов встречается на моем пути. После того, как на нашу страну внезапно обрушился капитализм, людям приходилось прежде всего заботиться о тех вещах, которые помогали выжить. А после мы все попали в положение «белка в колесе». Всё время приходилось думать о завтрашнем дне: как прожить, где заработать, как прокормить семью? Новая жизнь ставила новые цели, и достигать их было ой как непросто. Появились другие идеалы, и, к сожалению, с этим приходится считаться.

А если и остались неисправимые идеалисты, живется им очень и очень тяжело. Потому что большинство их просто не понимает. А слыть «белой вороной» — хорошего мало.

ИА REGNUM: Закончу вот на каком вопросе. Марк Рубин живёт по заветам милосердия. Милосердие в современных реалиях — это???

Михаил Кербель: Я думаю, милосердие — во все времена имело одну и ту же суть. Милосердие — это и маленькая немецкая девочка на руках Солдата-Освободителя, и жизнь матери Терезы, и благотворительный фонд помощи хосписам «Вера». Милосердие невозможно без мужества. Тот же Марк — мужественный человек, на долю которого выпало неисчислимое множество испытаний, которые он, хоть и не будучи подготовленным, почти всегда преодолевает, сумев собрать волю в кулак в критические минуты. И в этом подспорье для людей, оказавшихся в сложных ситуациях.