Предложения «уравновесить» назойливые японские претензии на русские Курилы постановкой вопроса о правомерности владения Японией северным островом Хоккайдо слышу не впервые. Причем это предлагают в том числе и солидные ученые, как, например, доктор политических наук Сергей Черняховский. Он, в частности, пишет:

Курилы
Курилы
Иван Шилов © ИА REGNUM
«Токио неправомерно удерживает исторически российскую территорию Хоккайдо — один из самых крупных островов Японии, попавший в свое время под действие договора 1855 года по чистому недоразумению. Японцы сообразили, что он к ним относится, только через 14 лет, в 1869 году. А до этого остров осваивался, колонизировался, и на нем шла торговля именно русских землепроходцев. Там проживал народ айнов — тот же самый, который живет на Сахалине, в районе Владивостока и на юге Камчатки, то есть один из народов России».

На этот вопрос обращают внимание и видные политики. Так, лидер парламентской партии СРЗП Сергей Миронов считает:

«Любая страна при желании может выдвинуть территориальные претензии к соседу и найти для этого веские с её точки зрения обоснования. До последнего времени такое желание проявляла только Япония в отношении Курил, хотя, по мнению ряда экспертов, Россия имеет все права на остров Хоккайдо».
Сергей Миронов
Сергей Миронов
Дарья Драй © ИА REGNUM

Автор этих строк уже обращал внимание на то, что Хоккайдо не является «исконно» японской землей, ибо остров был захвачен, а затем колонизирован нацией Ямато, подобно тому, как европейцы, в основном англосаксы, захватывали земли американских аборигенов. Известно и то, что для «очищения» вновь захваченных территорий японцы, как и европейцы в Америке, массово истребляли местное население Хоккайдо — людей народности айну.

При этом абсурдны утверждения японских политиков и пропагандистов о том, что и Курильские острова, Тисима по-японски, якобы являются «исконными территориями Японии». Ибо как могут острова, находящиеся к северу от Хоккайдо, быть «исконно японскими», если до «революции Мэйдзи» (1867−1868 гг.) остров Эдзо (Хоккайдо) не входил полностью в состав японского государства?

Границы Японии без Хоккайдо
Границы Японии без Хоккайдо

Напомним основные факты о том, как населенный айну Хоккайдо силой превращался в «японский остров», и о том, что даже в XIX веке японцы не претендовали на освоенные к тому времени русскими Курильские острова.

***

В 80-е годы XVIII века фактов русской деятельности на Курилах было накоплено вполне достаточно для того, чтобы, в соответствии с нормами международного права того времени, считать весь архипелаг, включая его южные острова, принадлежащими России. Это было зафиксировано в российских государственных документах. Прежде всего следует назвать императорские указы (в то время императорский или королевский указ имел силу закона) 1779, 1786, 1799 гг., в которых подтверждалось подданство России южнокурильских айну (именовавшихся тогда «мохнатыми курильцами»), а сами острова объявлялись владением России. Важно отметить, что проблемами включенных в состав Российской империи Курил и населявших их народностей непосредственно занималась императрица Екатерина II. Существует документ от 30 апреля 1779 года «Указ Екатерины II Сенату об освобождении от податей населения Курильских островов, принявшего российское подданство».

Указ гласит: «Ея И. В. повелевает приведенных в подданство на дальних островах мохнатых курильцев оставить свободными и никакого сбору с них не требовать, да и впредь обитающих тамо народов к тому не принуждать, но стараться дружелюбным обхождением и ласковостию для чаемой пользы в промыслах и торговле продолжать заведенное уже с ними знакомство. А при том обо всех состоящих в подданстве народах, которые обитают на лежащих от Камчатки к востоку Курильских островах, в рассуждении ясачного с них сбора разсмотреть и по примеру вышеупомянутого постановленнаго ныне от ея И. В. о мохнатых курильцах правила сделать надлежащее определение, и что учинить, об оном уведомить его, генерал-прокурора, без продолжения».
Группа айнов с острова Хоккайдо. Конец XIX века
Группа айнов с острова Хоккайдо. Конец XIX века

Указом императрицы от 22 декабря 1786 г. Коллегии иностранных дел Российской Империи надлежало официально объявить о принадлежности открытых на Тихом океане земель российской короне. Во исполнение указа была составлена на высочайшее имя записка об «объявлении чрез российских министров при дворах всех морских европейских держав, что сии открытыя земли Россией не могут иначе и признаваемы быть, как империи вашей принадлежащими». Среди включенных в состав Российской Империи территорий значилась и «гряда Курильских островов, касающаяся Японии, открытая капитаном Шпанбергом и Вальтоном».

О том, что все Курильские острова, включая южные, во времена правления Екатерины II входили в состав Российской Империи неопровержимо свидетельствует «Карта Иркутского Наместничества, состоящая из 4 областей, разделенных на 17 уездов». На карте все Курильские острова, включая Эторпу (Итуруп), Кунашир и Чикота (Шикотан) окрашены как территория Российской империи в тот же цвет, что и Камчатка. Курильские острова в те годы административно входили в Камчатский уезд Охотской области Иркутского наместничества. Сама же карта Иркутского наместничества являлась частью главного официального картографического издания того времени — «Атласа Российской Империи, состоящего из 52 карт, изданного во граде Св. Петра в лето 1796-е в царствование Екатерины II».

Фрагмент карты Иркутского наместничества из Атласа Российской Империи, изданного в Санкт-Петербурге в 1796 году
Фрагмент карты Иркутского наместничества из Атласа Российской Империи, изданного в Санкт-Петербурге в 1796 году

В 1788 г. императрица Екатерина II повелела строго наказать русским промышленникам на Курилах, чтобы они «не касались островов, под ведением других держав находящихся». Эти указания неукоснительно выполнялись, и русские экспедиционеры и купцы остров за островом осваивали Курилы, только убедившись, что жители их «самовластны».

То, что русские появились на южнокурильских островах, в частности на Итурупе, раньше жителей Страны восходящего солнца, подтверждается и японскими источниками. В японских донесениях того времени указывалось, что на Итурупе «проживает много иностранцев, одетых в рыжие одежды, и там строятся сторожевые посты». Когда японцы впервые попали на этот остров в 1786 г., некоторые из местных жителей айну уже свободно владели русским языком и могли быть даже переводчиками.

Как отмечалось, в XVIII веке не только Курильские острова, но и север Хоккайдо не являлись японской территорией. В документе от октября 1792 г. глава центрального правительства Японии Мацудайра признавал, что «район Нэмуро (северный Хоккайдо) не является японской землей». В то время Хоккайдо в большей своей части был не заселен и не освоен. Общепринятым было именовать эти северные земли «эбису-но куни» — страной варваров.

Контакты жителей расположенного на южной оконечности Хоккайдо японского княжества Мацумаэ с айну южных Курил отмечались в XVIII столетии, однако это были торговые связи с независимыми от Японии курильцами. К тому же в условиях изоляции страны центральное японское правительство эти контакты не поощряло.

Карта расселения айнов на о. Хоккайдо. 1999 г
Карта расселения айнов на о. Хоккайдо. 1999 г
ArnoldPlaton

Во второй половине XVIII века русское правительство беспокоило не столько возможное противодействие японских властей утверждению России на Курилах, сколько подозрительная активность у побережья дальневосточных российских владений кораблей Великобритании и Франции. В 1779 г. суда английского капитана Джеймса Кука посетили Курильские острова, побережье Чукотки и Камчатки. Французские корабли Лаперуза побывали в Петропавловске-на-Камчатке и у Сахалина. Для того чтобы оградить эти владения от посягательств западноевропейских колониальных держав, было необходимо официально включить их в состав Российской империи. С этой целью 2 января 1787 г. Екатерина II подписала указ о снаряжении кругосветной морской экспедиции для точного описания и нанесения на карту всех Курильских островов от Матмая (Хоккайдо) до камчатской Лопатки, чтобы их «все причислить формально к владениям Российского Государства». Было наказано также обеспечить «недопущение» иностранных промышленников «к торговле и промыслам принадлежащих России местах и с местными жителями обходиться мирно». Указания императрицы свидетельствовали о намерении еще раз заявить на весь мир, что Курильские острова и другие открытые и освоенные русскими дальневосточные территории отныне и навсегда принадлежат российской короне. Хотя из-за начавшейся русско-турецкой войны экспедицию пришлось отложить, российское правительство своими действиями неизменно демонстрировало окончательность решения вопроса о российской принадлежности Курильских островов.

Признавая факты продвижения русских до южнокурильских островов и освоение их, японские авторы в то же время напоминают, что княжество Мацумаэ тоже проявляло интерес к этим территориям. И с этим можно согласиться. Однако существенно то, что при этом ставится под сомнение право Российской Империи на включение этих земель в состав своего государства.

В частности, утверждается: «В 1754 году княжество Мацумаэ приступило к непосредственной эксплуатации острова Кунашир, учредив там торговый пункт, а в 1786 году чиновник центрального правительства Токунаи Могами провел исследование островов Итуруп и Уруп… Отметим, что «открытие» островов может служить лишь одним из оснований для требования права на владение этими территориями, но наличие только этого основания является недостаточным. Необходимо учитывать вопросы в их совокупности: осуществлялся или не осуществлялся в дальнейшем на справедливой основе суверенитет над этим районом, а также выдвигали или не выдвигали другие государства возражения против осуществления суверенитета над этими территориями?»

С середины XVIII века японцы из княжества Мацумаэ действительно бывали на Кунашире и вели там торговлю. Правда и то, что правительственный чиновник посетил Итуруп и даже «арестовал» находившихся там русских. Однако в то время ни княжество Мацумаэ, ни центральное японское правительство, не имея официальных отношений ни с одним из государств, не могло выдвигать в законном порядке претензий на «осуществление суверенитета» над этими территориями. К тому же, как свидетельствуют документы и признания японских ученых, правительство бакуфу (ставка сёгуна) считало Курилы «чужой землей». Поэтому вышеуказанные действия японских чиновников на южных Курилах можно рассматривать как произвол, чинимый в интересах захвата новых владений. Россия же в отсутствии официальных претензий на Курильские острова со стороны других государств по тогдашним законам и согласно общепринятой практике включила вновь открытые земли в состав своего государства, оповестив об этом остальной мир.

Фактом является то, что интерес русских к активному освоению Курил был ограниченным. Добыча шкур ценных животных здесь сокращалась, торговля с айну велась вяло. Продолжала оставаться острой проблема снабжения находившихся в труднодоступных районах промысловых людей продовольствием. В силу этих причин число русского населения на Курильских островах не увеличивалось. Японцы не преминули воспользоваться ситуацией, предприняв действия по изгнанию русских с расположенных недалеко от Хоккайдо южных Курил, которые практически были не защищены.

Айны, коренное население Хоккайдо
Айны, коренное население Хоккайдо

В японской литературе предпринятые японскими вооруженными отрядами захватнические действия на южных Курилах нередко описываются как нечто невинное и само собой разумеющееся. Читаем в одном из источников: «В 1798 г. чиновник сёгуната Дзюдзо Кондо установил на южной оконечности Итурупа памятный знак, подтверждавший принадлежность этого острова Японии… Аналогичные знаки были воздвигнуты на северной оконечности Итурупа и Кунашира».

В то же время добросовестные японские ученые указывают на захватнический характер этих учиненных с ведома властей вооруженных налетов: «Высадившись 28 июля 1798 г. на южной оконечности острова Итуруп, японцы опрокинули указательные столбы русских и поставили столбы с надписью: «Эторофу — владение Великой Японии». Одновременно вырывались и уничтожались установленные на островах православные кресты. В 1801 г. японский вооруженный отряд пытался силой изгнать русских из их поселений на острове Уруп. Высадившись на острове, японцы самовольно поставили указательный столб, на котором вырезали надпись из девяти иероглифов: «Остров издревле принадлежит Великой Японии». Так происходило обращение доселе не принадлежавших нации Ямато южных Курил в «исконно японские территории». Следует отметить, что одновременно японцы стали высаживаться и закрепляться и на южной части Сахалина, где на побережье залива Анива была основана японская фактория. Сюда летом на время рыболовного сезона приплывали японские рыбопромышленники.

Японская экспансия на южные Курилы заметно активизировалась после создания в 1802 г. в городе Хакодатэ на Хоккайдо специальной канцелярии по колонизации Курильских островов. Это проявилось в продолжении сноса русских знаков-крестов (включая и остров Уруп), установленных еще в XVIII веке, насильственной высылке русских промышленников, запрещении айну торговать и общаться с русскими. На южные Курилы стали направляться «для охраны» вооруженные японцы. Не имея сил для противодействия этим незаконным действиям японцев, российские власти на Камчатке и Сахалине вынуждены были временно мириться с чинимым произволом.

Существовала и другая причина терпимости русских. Освоение западного побережья Америки и Алеутских островов потребовало в еще большей степени, чем ранее, незамедлительного разрешения проблемы снабжения колонистов продовольствием. Транспортировать продукты питания и другие необходимые товары через Сибирь было сложно и дорого. Существовала надежда, что все же удастся убедить японское правительство начать торговлю с Россией и организовать регулярные закупки в Японии риса и других необходимых для российских промысловых судов и населения на Дальнем Востоке и в Америке продуктов. Поэтому российское правительство, не желая осложнять отношения с Японией из-за южных Курил, рассчитывало отстаивать их принадлежность России на переговорах с представителями центральной японской власти.

Как известно, результатом таких переговоров, проходивших в неблагоприятных для русских международных условиях, стала уступка Россией принадлежавших Российской Империи южных островов Курильской гряды. Но это не означало признание этих территорий, как и Хоккайдо, «исконно японскими», ибо они были обретены нацией Ямато с использованием силы или угрозы ее применения.

Историческая справедливость была установлена в 1945 г., когда участвовавшая по многочисленным просьбам союзников — США и Великобритании — в разгроме союзной гитлеровской Германии милитаристской Японии и принуждении ее к капитуляции Красная Армия в ходе боевых действий овладела всеми Курильскими островами. И это была не «оккупация», как утверждает Токио, а именно освобождение островов с целью возвращения их в состав России, тогда СССР. Кстати, в 1945 и последующих годах японская центральная власть не возражала против этого, ибо лишение Японии Южного Сахалина и Курильских островов было предусмотрено условиями Потсдамской декларации, на основе которой милитаристская Япония безоговорочно капитулировала.

1945 год: Курильские острова — наши
1945 год: Курильские острова — наши

И еще небезынтересный факт. Как выяснилось в 90-е годы прошлого столетия, незадолго до вступления СССР в войну с Японией токийские власти, желая предотвратить это, предлагали Москве «добровольно» передать не только Южный Сахалин и Курилы, но и весь остров Хоккайдо…