Сразу после беспорядков 21−22 сентября в Тбилиси вошли мятежные национальные гвардейцы под командованием Тенгиза Китовани. За несколько дней до столкновений мятежники неожиданно оставили свою базу в Шавнабада, которую сразу же заняли отряды «звиадистов» и милиция. Однако, как оказалось, это было всего лишь было отвлекающим манёвром со стороны Китовани, и вскоре танки, бронетранспортёры и пушки мятежников с грохотом разъезжали по тбилисским проспектам. И на долгие годы неотъемлемой частью пейзажа почти всех грузинских городов и многих деревень стал бородатый и нечёсаный человек с автоматом и гранатами, облачённый в мятый камуфляж и грязные ботинки. Именно ему принадлежала настоящая власть в Грузии, именно он убивал, грабил и сжигал.

Жертва
Жертва
Иван Шилов © ИА REGNUM

Власти оказались абсолютно неспособными не допустить мятежников в столицу, а тем более выбить их из неё. В Тбилиси стали раздаваться автоматные очереди, которые не прекращались, особенно с наступлением темноты, почти десять лет и стали совершенно привычным атрибутом городской жизни. Начались нападения на милицию и государственные учреждения. Грузинское общество стало вооружаться столь лихорадочными темпами, что спустя каких-то три месяца каждая политическая партия Грузии имела своё собственное, никому не подчиняющееся вооружённое формирование.

Звиад Гамсахурдия пытался бороться с мятежом сугубо формально-бюрократическими методами. Так им был создан Совет национальной безопасности, министерство обороны и внутренние войска. А национальную гвардию Гамсахурдия вывел из-под формального руководства МВД и переподчинил лично себе. Однако министерство обороны и внутренние войска существовали только на бумаге, а назначенному Гамсахурдией на должность командующего национальной гвардией бывшему водителю троллейбуса Вахтангу (Лоти) Кобалии реально подчинялись только те части, которые состояли из мингрелов.

Гамсахурдия и Кобалия, пытаясь ослабить мятежников, прибегли, как им казалось, наверное, к «ходу конём». Они сменили официальное название «внутренние войска — национальная гвардия» на просто «национальную гвардию» и под этим предлогом попытались провести замену всех офицерских удостоверений и военных билетов. Видимо, они считали, что, не выдав новых воинских документов мятежникам, они лишат их официального статуса, а вместе с этим и всякой реальной военной силы. Однако этот, на их взгляд, великолепный план почему-то не принёс абсолютно никаких результатов.

Мужчина плачет над убитым солдатом. Гражданская война в Грузии
Мужчина плачет над убитым солдатом. Гражданская война в Грузии
(сс) AlexandreAssatiani

Гвардейцы Китовани раскинули свой лагерь на площади Героев, около здания грузинского телевидения и радио. Бронетехника и артиллерия расположилась там же. Спустя некоторое время мятежники, видимо, решив, что пушки не должны зря простаивать, в одну из ночей произвели артиллерийский залп прямой наводкой по находящемуся неподалёку зданию министерства сельского хозяйства. Чем страшно перепугали жителей не только близлежащих домов, но и значительной части всей столицы. Особо пикантную знаковость случившемуся придавало то, что с одной стороны от мятежников находился зоопарк, а с другой — цирк.

Ночью 25 сентября отряд численностью в 40 человек попытался захватить здание городского управления электросетей. Между мятежниками и верными Гамсахурдии гвардейцами произошла перестрелка, в результате которой, по опубликованным тогда сведениям, пять человек было убито и четыре — ранено.

Власти заявили, что в Грузии происходит «военный и гражданский путч, которым руководит хунта, состоящая из бывшего командующего национальной гвардии Тенгиза Китовани, бывшего премьер-министра Тенгиза Сигуа и бывшего главы МИД Георгия Хоштарии… Организаторы путча связались и установили альянс со внепарламентскими партиями и частью общественности… к путчистам примкнула часть депутатов…, которые находятся в альянсе с депутатами-коммунистами и всеми силами стремятся настроить парламент против президента, добиться его отставки и упразднить пост президента. Хунту поддерживают обиженные на руководство…, потерявшие высокие посты люди, та часть интеллигенции, которая пользовалась привилегиями при коммунистическом режиме, коррумпированная коммунистическая мафия, часть сбитой с толку агитацией… молодёжи, а также — криминальная группа «Мхедриони»… Хунта пытается создать обстановку дестабилизации и анархии, …способствует наступлению экономического кризиса… Она имеет мощную поддержку со стороны реакционных сил Москвы…».

Тенгиз Китовани
Тенгиз Китовани
(сс) AlexandreIV

Гамсахурдия своим указом ввёл с 25 сентября в Тбилиси чрезвычайное положение, назначил военного коменданта грузинской столицы, объявил всеобщую мобилизацию на всей территории Грузии, поручил формировать народные дружины. Он потребовал безотлагательно разоружить «незаконные воинские формирования». Но сразу же выяснилось, что власти не в состоянии выполнить поставленные ими же самими задачи. Для этого у них нет ни сил, ни средств, ни поддержки общества. Большая часть национальной гвардии сразу же перешла на сторону мятежников, а республиканская милиция в массе своей явно не горела желанием участвовать в опасном вооружённом противостоянии.

Китовани, понимая, что время работает против Гамсахурдии, решает не торопить события и подождать максимального ослабления действующей власти в более комфортных условиях. Поэтому его отряд передислоцировался из центра города на его окраину у искусственного водохранилища, называемого Тбилисским морем. Именно там мятежные гвардейцы организовали свою базу. «Звиадисты» попытались ворваться вслед за мятежниками на Тбилисское море. Завязалась ожесточённая перестрелка, после которой «звиадисты» вынуждены были отступить.

Между тем многотысячная толпа оппозиционеров, взбудораженная самыми фантастическим слухами о характере боя на Тбилисском море и о его последствиях, собралась на проспекте Руставели и двинулась в сторону здания парламента и правительства. В ночь с 4 на 5 октября там произошли чрезвычайно жестокие столкновения между оппозиционерами и «звиадистами». Обе стороны, кроме уже ставших привычными камней и железных прутьев, применяли и огнестрельное оружие. В результате всего этого один человек был убит, а десятки получили ранения и травмы, в том числе и чрезвычайно тяжёлые. Сражение закончилось поражением оппозиции, члены которой вынуждены были спасаться бегством. «Звиадисты» преследовали оппозиционеров на всём протяжении проспекта Руставели и на соседних улицах. Известная грузинская кинорежиссёр Лана Гогоберидзе, состоявшая в рядах оппозиции, с ужасом рассказывала о том, что ей чудом удалось убежать от разъярённых «звиадистов». Стрельба в центре Тбилиси продолжалась на протяжении нескольких часов. В частности, под обстрел попало несколько городских автобусов. Пассажирам в автобусах, спасаясь от пуль, приходилось лежать на полу. Лишь по счастливой случайности тогда никто не пострадал.

Лана Гогоберидзе
Лана Гогоберидзе
(сс) Haemmerli

В этот же день в тбилисском следственном изоляторе вспыхнул бунт. Заключённым удалось открыть все камеры в одном из корпусов, в том числе и камеру смертников, выскочить во двор и даже залезть на крышу. Администрации с огромным трудом удалось утихомирить бунтовщиков. Аналогичная ситуация повторилась в том же СИЗО уже 25 октября. Заключённые захватили стоящий во дворе изолятора грузовик и попытались таранить им ворота. Охрана вынуждена была открыть огонь, было ранено 22 заключённых и трое охранников.

(продолжение следует)