2 сентября 1991 года оппозиционеры, возглавляемые Георгием Чантурией, устроили марш прямо по проспекту Руставели. Произошло крайне жёсткое столкновение демонстрантов с республиканским ОМОНом. Дело дошло до того, что милиция открыла огонь по оппозиционерам. С обеих сторон имелись раненые. После этого грузинскую столицу в течение четырёх месяцев практически ежедневно стали сотрясать многочисленные митинги и демонстрации. В своих протестных действиях «старая» оппозиция в лице Национального конгресса объединилась с «новой» оппозицией, состоящей из грузинской интеллигенции. Оппозиционеры обвиняли Звиада Гамсахурдию в поддержке ГКЧП, авторитаризме, нарушении свободы слова и требовали его немедленной отставки.

Филипс Вауэрман. Драка крестьян в деревне
Филипс Вауэрман. Драка крестьян в деревне

В этих условиях от Гамсахурдии стали уходить его собственные соратники. В отставку подал министр иностранных дел Георгий Хоштария. Входившее в «звиадистский» блок «Круглый стол — Свободная Грузия» Общество Мераба Коставы в полном составе перешло на сторону оппозиции. Это сыграло немаловажную роль в будущем силовом противостоянии, так как данное общество уже имело собственный довольно многочисленный и хорошо вооружённый отряд, имевший опыт боевых действий в Южной Осетии. Кроме того, часть депутатов Верховного совета от «Круглого стола» также перешла в оппозицию, создав парламентскую фракцию «Хартия-91». С этого момента грузинский парламент погрузился в пучину бесконечных скандалов, по накалу страстей всё больше напоминавших выяснение отношений между торговцами на южном базаре.

Поняв, что в столице он стремительно теряет авторитет и влияние, Гамсахурдия решил сделать ставку на жителей провинции, в основном Западной Грузии. Там президент по-прежнему пользовался очень большой популярностью. Поэтому в Тбилиси, используя административные возможности, стали в значительном количестве завозить провинциалов-«звиадистов». Выступая перед ними, Гамсахурдия заявил: «Заработала адская машина Кремля при помощи грузин-предателей, осевших в Москве. Я призываю грузинский народ восстать, чтобы уничтожить этих предателей… Я готов выйти к людям и при помощи митингов, демонстраций разбудить грузинский народ и забить всех врагов».

В связи с этим на проспекте Руставели одновременно проходили сразу несколько акций — демонстраций, митингов, пикетирований, голодовок — оппозиционеров и сторонников действующей власти. Очень быстро между ними начались потасовки. Поэтому власти перегородили центр города автобусами и грузовиками, а оппозиция стала возводить баррикады, сначала на проспекте Руставели, а потом и в других местах столицы. Движение транспорта в этих районах было парализовано.

Демонстрация в Тбилиси
Демонстрация в Тбилиси
(сс) AlexandreAssatiani

Гамсахурдия решил окончательно пресечь распространение при помощи СМИ невыгодной для него информации. Для этого в Грузии прекратилось печатание 11 центральных газет и показ по телевидению новостных программ Центрального телевидения. Кроме того, Гамсахурдия обратился с жалобой к Борису Ельцину, требуя от него «угомонить» московских журналистов. В местных же СМИ была практически введена цензура. В ответ на это работники республиканского телевидения и радиовещания объявили о своём неповиновении властям, начали забастовку и фактически захватили здание телерадиокомитета Грузии. Однако тбилисская телебашня по-прежнему оставалась под контролем властей. Поэтому, для того чтобы продолжить теле‑ и радиовещание на всю Грузию, «звиадисты» угнали пару передвижных телевизионных станций-автобусов, расположили их во внутреннем дворе парламента, а импровизированные теле‑ и радио студии оборудовали в здании Верховного совета. И несколько фанатично преданных сторонников Гамсахурдии из числа журналистов в течение трёх месяцев вели теле‑ и радиопередачи на всю Грузию прямо из парламента. Практически в полном составе перешедшие в оппозицию грузинские теле‑ и радиожурналисты вынуждены были довольствоваться лишь передачами с очень слабым сигналом, которые велись из здания телерадикомитета и поэтому могли приниматься лишь жителями ближайших районов.

Между тем власти решают обезглавить оппозицию, арестовав самых активных её лидеров, в первую очередь Георгия Чантурию. Следует отметить, что после прихода Гамсахурдии к власти оппозиционеры весьма часто были вынуждены ездить в столицу ненавидимой ими «империи зла» и «тюрьмы народов» город Москву, где они жаловались московским и иностранным журналистам на авторитаризм и диктатуру, царящие в Грузии. Во время одного из таких визитов Чантурия и был арестован. Причём арест Чантурии был совершен беспрецедентным по советским меркам способом. Через некоторое время после вылета самолёт Ту-154, направлявшийся из Тбилиси в Москву, получил приказ вернуться в тбилисский аэропорт и вынужден был совершить посадку практически с полными баками топлива, тем самым подвергнув значительной опасности 172 пассажира. После посадки Чантурия был арестован прямо в самолёте и отправлен в тюрьму. На следующий день был задержан ещё один видный оппозиционер — Георгий Хаиндрава. Ирония судьбы состояла в том, что и Чантурия, и Хаиндрава значительно «отличились» в печально известных событиях 9 апреля 1989 года. Чантурия был одним из организаторов того митинга, а Хаиндрава — оператором, снявший на видеокамеру его разгон. Но опять же, как и в случаях с другими деятелями националистического движения, прежние их «заслуги» им совершенно не помогли.

Георгий Хаиндрава
Георгий Хаиндрава
(сс) gipajournos

Тем временем бесславно и позорно закончилось существование уже отделившейся от КПСС грузинской компартии. Она была весьма голословно обвинена в поддержке ГКЧП. И под этим предлогом партия была запрещена, остатки её имущества конфискованы, немногочисленные СМИ закрыты. Во время обсуждения судьбы компартии в Верховном совете коммунистические парламентарии клеймили позором собственную партию и её руководство за национальное предательство и сотрудничество с «имперскими структурами». Однако такое идеологически правильное поведение опять же совершенно не спасло грузинских коммунистов от полного политического да и персонального краха. Все без исключения грузинские коммунисты были лишены депутатских мандатов, в том числе и те, кто были избраны не по партийным спискам, а выиграли выборы в одномандатных округах.

Обстановка же в Тбилиси стремительно обострялась. Практически всюду — на улицах, во дворах, в транспорте, на работе, и даже на свадьбах и похоронах — люди вступали в ожесточённые политические споры, нередко заканчивающиеся рукоприкладством. Что уже говорить о драках между противоположно настроенными митингующими. Они становились всё более кровавыми. 21 и 22 сентября произошли серьёзные столкновения прямо на проспекте Руставели. Толпа «звиадистов», пользуясь значительным численным превосходством, штурмом взяла баррикады оппозиции. Стороны использовали камни, арматуру, слезоточивый газ, пожарные брандспойты и даже пытались задавить оппонентов с помощью грузовых машин. Десятки человек были ранены.