Нагорный Карабах
Нагорный Карабах
Иван Шилов © ИА REGNUM

В Нагорном Карабахе очередное обострение ситуации. В зоне соприкосновения вооруженных сил Азербайджана и Нагорного Карабаха впервые с момента подписания мирного соглашения 9 ноября 2020 года между Москвой, Баку и Ереваном, завершившего вторую карабахскую войну, произошли локальные вооруженные столкновения противостоящих сторон. Далее все как обычно. Стороны обвиняют в эскалации друг друга, разворачивают витки информационной войны, апеллируя при этом к внешнему миру.

Но существует важный новый нюанс. Под ударом оказываются находящиеся в Нагорном Карабахе российские миротворцы, которых Баку и Ереван фактически превращают в заложников. В МИД Армении заявили, что ожидают от российских миротворцев более активных действий «в зоне ответственности которых происходит провокация», и призвали, чтобы «войска Азербайджана немедленно вернулись на исходные позиции». Баку признал факт изменение статус-кво на линии соприкосновения. Но в министерстве обороны Азербайджана заявили, что «на пунктах ведется уточнение позиций и мест дислокации». Армянская же сторона считает, что заняты пункты, которые находятся в зоне ответственности российских миротворцев, то есть азербайджанцы, в нарушение условий мира, пересекли линию соприкосновения — такого не было ни разу после окончания войны. При этом Министерство обороны России подтвердило, что вооруженные силы Азербайджана «зашли в зону ответственности российского миротворческого контингента в Нагорном Карабахе», что придает складывающейся ситуации особое качество.

Российские миротворцы в Нагорном Карабахе
Российские миротворцы в Нагорном Карабахе
Министерство обороны России

Азербайджан оценил это заявление как «однобокое, не соответствующее действительности». Баку считает, что в Нагорном Карабахе находятся военные подразделения Армении, а остальные квалифицирует как «незаконные армянские вооруженные формирования на своей территории». И, как всегда, в ход пущена дальнобойная политико-дипломатическая артиллерия: состоялись телефонные переговоры министров обороны Азербайджана и России Закира Гасанова и Сергея Шойгу, президента России Владимира Путина и премьер-министра Армении Никола Пашиняна. В свою очередь Министерство иностранных дел России призвало Баку и Ереван «проявлять сдержанность в Карабахе и обеспечить неукоснительное соблюдение имеющихся трехсторонних договоренностей на высшем уровне». Так на карабахском направлении раскручивается банальный острый сюжет, но с серьезным геополитическим подтекстом. Если пытаться объективно разбираться в причинах нынешнего обострения ситуации на линии военного соприкосновения Азербайджана и Армении, то очевидно, что их можно было устранить по так называемой горизонтальной линии.

В последнее время Баку и Ереван обменивались позитивными сигналами о готовности начать подготовку к мирному договору, провести демаркацию границы, начать процесс разблокировки коммуникационных коридоров. В повестку дня даже выводился вопрос о возможной встрече президента Азербайджана Ильхама Алиева с Пашиняном. И вдруг происходит срыв, грозящий обнулением всех прежних договоренностей. Более того, нынешняя карабахская эскалация хронологически совпадает с развитием украинского кризиса, что наводит на мысль, что некая сила начала играть на обострение. Но какая? Баку, одержавший победу во второй карабахской войне, вернувший под свой контроль ранее утраченные районы, мог бы дальше действовать для достижения поставленных задач эволюционно-политическим путем. Для этого сложились все предпосылки. Но в Азербайджане стала зреть мысль, что в Нагорном Карабахе происходит консервация статус-кво и сохраняются все признаки государственности. В этом контексте факт присутствия в Нагорном Карабахе российских миротворцев воспринимается как «акция прикрытия».

Заявление президента Российской Федерации Владимира Путина о прекращении огня в Нагорном Карабахе. 10 ноября 2020 г
Заявление президента Российской Федерации Владимира Путина о прекращении огня в Нагорном Карабахе. 10 ноября 2020 г
President.az

Однако самое любопытное в том, что в сложившихся условиях постановка вопроса Арменией о статусе российских миротворцев в Нагорном Карабахе через механизм Минской группы ОБСЕ только интернационализирует ситуацию, отчего может встать вопрос о вводе в регион международных миротворческих сил. При этом схема действий в формате Баку — Москва «пост сдал — пост принял» и перевод территории под полный контроль Азербайджана не получится. В Нагорном Карабахе может сработать сценарий Косово. Поэтому консервация ситуации сейчас — в интересах Азербайджана, если, конечно, у него не заготовлен сценарий иных закулисных дипломатических действий или новый военный вариант. В таком случае помехой всему являются российские миротворцы. Что касается Армении, то она не случайно пытается реанимировать работу Минской группы, чтобы выйти на проблему обозначения статуса Нагорного Карабаха. И в первом, и во втором случае Россию используют в качестве временного попутчика, таскающего не для себя каштаны из чужого костра. Но срок пребывания российских войск в Нагорном Карабахе ограничивается пятью годами. И что дальше?