Более 10 лет США пытались усилить экономические связи Киргизии и Таджикистана с Южной Азией. Одним из способов, который должен был помочь Вашингтону ослабить экономические связи стран с Россией, должен был стать проект строительства высоковольтной линии электропередачи CASA-1000. Эксперт по Туркестану и Афганистану Дмитрий Попов поделился мнением о перспективах масштабного инфраструктурного проекта. ИА REGNUM приводит статью эксперта полностью.

США
США
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Приход талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) к власти в Афганистане не только резко изменил военно-политическую ситуацию в регионе, но и поставил вопрос о продолжении здесь ряда крупных инфраструктурных проектов. В их числе — строительство высоковольтной линии электропередачи CASA-1000 (Киргизия — Таджикистан — Афганистан — Пакистан) протяжённостью 1270 км. С ее помощью Душанбе и Бишкек рассчитывали нарастить поставки своих энергоресурсов на обширный энергетический рынок Южной Азии.

По поступающей информации, после вывода иностранных войск из Афганистана и падения правительства Ашрафа Гани в августе 2021 года реализация проекта де-факто была заморожена на неопределённый срок. Остановлены работы на самом протяжённом афганском отрезке линии (563 км), выполненные к тому моменту на 60%. О сдвигах сроков на своих участках заявили другие страны, в частности Таджикистан, который перенёс их на 2023 год.

Ашраф Гани
Ашраф Гани
U.S. Department of State

Хотя все стороны проекта, включая правительство талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) заявили о желании сохранить его, новые геополитические реалии резко понизили шансы на возобновление программы, а в перспективе она может быть полностью свёрнута.

Завершению CASA-1000 препятствуют сразу несколько факторов — политического, экономического и военного характера. Так, в последнее время резко ухудшились отношения между самими участниками проекта.

Руководство Таджикистана заняло жёсткую конфронтационную позицию по отношению к новым афганским властям, критикуя их за нарушения прав таджикского меньшинства, отказ от создания инклюзивного правительства и связи с международным терроризмом. Обострился затяжной пограничный конфликт между Таджикистаном и Киргизией. В вооружённых столкновениях на границе двух государств в конце апреля 2021 года погибло 55 и было ранено свыше 270 человек.

Помимо политических противоречий реализации проекта CASA-1000 мешают сохраняющиеся проблемы с обеспечением безопасности на территории Афганистана. Неподконтрольные талибам (организация, деятельность которой запрещена в РФ) группировки по-прежнему угрожают объектам инфраструктуры и иностранным (в особенности, индийским) подрядчикам в стране.

Проект CASA-1000
Проект CASA-1000
CASA-1000 Project

В конце октября 2021 года в рамках «экономической войны» против нового афганского правительства враждебное талибам (организация, деятельность которой запрещена в РФ) афганское крыло ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) взорвало одну из ЛЭП под Кабулом, временно нарушив электроснабжение афганской столицы.

Неясными являются перспективы дальнейшего финансирования проекта CASA-1000, которое велось за счёт западных кредитов и грантов. Если ранее США и их союзники активно поддерживали переориентацию экономик государств Центральной Азии на юг, то теперь они могут опасаться, что магистраль станет источником транзитных доходов талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и поможет им закрепиться у власти. Под давлением Вашингтона международные доноры во главе со Всемирным банком, открывшие на строительство ЛЭП кредитную линию на сумму свыше 880 миллионов долларов, приостановили финансирование большинства своих программ в Афганистане.

В ближайшие годы можно ожидать снижения интереса к CASA-1000 и со стороны Исламабада, который должен был стать главным покупателем центральноазиатских энергоресурсов. Благодаря масштабным китайским инвестициям Пакистан быстро наращивает собственное производство электроэнергии, рассчитывая в течение 2014−2024 годов превратиться из её импортёра в экспортёра, пустив в эксплуатацию генерирующие мощности на 27 ГВт.

На этом фоне пакистанская сторона инициировала переговоры об изменении условий участия в CASA-1000. Она предложила другим участникам проекта снизить согласованную ранее цену поставляемой энергии (с 9,4 до 3 центов за кВт·ч) и разрешить использовать ЛЭП для обратного транзита из Пакистана в Афганистан образовавшихся у неё излишков энергии в зимний период.

Возможный провал проекта CASA-1000, как представляется, будет иметь негативные последствия для достижения ряда объявленных стратегических целей Таджикистана и Киргизии в энергетике. Под удар будут поставлены планы руководства двух республик по диверсификации поставок электроэнергии. В значительной мере обесценятся их усилия по развитию новых гидроэнергетических мощностей (включая строительство крупнейшей Рогунской ГЭС), которые ориентированы на экспорт.

С другой стороны, ситуация вокруг CASA-1000 (как и масштабный блэкаут в Узбекистане, Казахстане и Киргизии в январе 2022 года) — это повод в очередной раз задуматься о необходимости первоочередного развития энергетической инфраструктуры внутри самой Центральной Азии, прежде всего модернизации оставшейся с советских времён Объединённой энергетической системы региона.

Читайте развитие сюжета: Пограничный конфликт Киргизии и Таджикистана и интересы России в Туркестане