Западные державы ввели масштабные экономические и финансовые санкции против России, начавшей специальную операцию по денацификации Украины. В связи с этим многие задаются вопросом, будет ли подорвана эффективность подобных меры из-за неучастия в них Китая. Стоит также задаться вопросом, могут ли богатые страны сделать больше для бедных людей в большом числе развивающихся стран, которые стали непреднамеренными жертвами нынешнего обострения и санкций, пишет бывший главный экономист Азиатского банка развития Шан-Джин Вэй в статье, вышедшей 9 марта в Project Sydnicate.

Флаги США и Китая
Флаги США и Китая
Иван Шилов © ИА REGNUM

На основании данных за 2019 год — за целый год до начала пандемии коронавируса, — можно с уверенностью сказать, что Китай является крупнейшим торговым партнером России. Так, на долю КНР приходится около 14% российского экспорта и 19% импорта. Поэтому, кажется, можно говорить о том, что подобные санкции могли бы сыграть важную роль. Однако нужно принять во внимание два фактора.

Во-первых, более 60% российского экспорта в Китай — это сырая нефть и бензин, которые — по меньшей мере пока — выведены из-под санкций ЕС. Поэтому даже реши Китай присоединиться к режиму запретительных мер, такой шаг приведет к блокированию лишь 40% российского экспорта в КНР или менее чем 6% общего экспорта РФ.

Во-вторых, со странами Европы объем торговли у России во много раз больше, чем с Китаем. Например, совокупный экспорт России до санкций в одни только Германию и Нидерланды превосходил экспорт в КНР. С учетом этого также можно сделать вывод, что не следует переоценивать потенциальный вклад Китая в эффективность нынешнего режима санкций.

Торговый порт
Торговый порт

Россия не может так просто перенаправить свою европейский экспорт в Китай: большая часть такой продукции — нефть и газ — столкнется с ограничениями как в части пропускной способности трубопроводов, так и недостаточными мощностями переработки в КНР. Резкое падение курса рубля могло бы поспособствовать экспорту иных товаров, нежели энергоносители, из России в КНР, однако из-за более сильной производственной базы такой Китая импорт нужен не особо.

Сторонникам еще более жестких санкций также следует принять во внимание и возможные вторичные экономические последствия. Если страны Запада решат ударить по российскому энергетическому сектору, а Китай заместит российские энергоносители импортом их с Ближнего Востока или других из других регионов, цены на газ и электричество в США и Европе, а также в других местах подскочат еще больше.

Несмотря на то, что Китай, возможно, откажется от участия в санкционном давлении Запада на Россию по геополитическим причинам, более важную роль, скорее всего, играют соображения экономические. Поскольку объем торговли России с Китаем до пандемии в три раза превосходил объемы торговли между РФ и США, а также в семь — между РФ и Великобританией, экономические издержки масштабного санкционного давления, в том числе на энергоносители, были бы значительно выше для Китая — и для Германии, — чем для США или Великобритании.

Такие дополнительные издержки могут поставить под удар цели экономического развития, поставленные китайскими властями в 5,5% в 2022 году, тогда, когда на экономический рост уже огромное негативное влияние оказывают демографическая обстановка в стране, ужесточение государственного регулирования и геополитической напряженности с Западом.

Владимир Путин с Си Цзиньпином перед заседанием круглого стола лидеров форума «Один пояс, один путь»
Владимир Путин с Си Цзиньпином перед заседанием круглого стола лидеров форума «Один пояс, один путь»
Kremlin.ru

Одним из способов, как США могли бы подтолкнуть Китай к тому, чтобы он принял участие в санкционном давлении на Россию — а также чтобы убедить Германию не ввозить больше российские энергоносители, — стало бы предложение со стороны Вашингтона о том, что они частично компенсируют издержки странам, которые понесли непропорционально большие экономические потери. Однако такой шаг не кажется политически возможным в США.

Еще одним способом убедить Китай пойти на поддержку санкций стала бы резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, прямо призывающая к введению полноценных экономических санкций против России. В прошлом такие резолюции уже принимались. Кроме того, постоянные члены Совбеза ООН, в который входит и Россия, не могут наложить на них вето. В этом отношении Вашингтон, выступив с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН, в которой осуждались действия Москвы на Украине, упустил возможность, поскольку не включил в документ рекомендацию всем странам-членам ввести санкции против России. Тогда бы санкции Запада вводились под стягом ООН.

Читайте также: США не очень удается сплотить мир против России — National Interest

Безусловно, крупные державы по-прежнему могут игнорировать резолюции ООН. Например, каждый год в Генеральной Ассамблее подавляющим большинством принимается резолюция, требующая положить конец экономическому эмбарго США против Кубы. Вашингтон закрывает глаза на эти требования, и никто ничего не может сделать для изменения этой ситуации.

Возможно, из-за подобных резолюций в ООН США и отказались включать экономические санкции против России в связи с ее операцией на Украине. Однако на такой шаг могут пойти и другие страны, например Канада или Австралия. Если учесть, что Пекин настаивает на своей поддержке мира, построенного вокруг ООН, а не США, такой шаг может хотя бы отчасти поспособствовать тому, чтобы оказать влияние на простых граждан КНР.

Шанхайская фондовая биржа
Шанхайская фондовая биржа
Kaigai.ch

Значительными будут также и другие последствия полномасштабного санкционного давления. Вводить жесточайшую блокаду, которая приведет к смене режима в России или иным образом остановит нынешнюю операцию на Украине, — это одно. Запретительные меры, с помощью которых не получится добиться этих целей и которые уничтожат благосостояние простых российских граждан, — совсем другое дело.

Малообеспеченные граждане России с меньшей долей вероятности смогут вынести ношу санкционного давления, чем богатые. Спровоцировав рост цен на газ, другие коммунальные услуги и товары, санкции возложат большие тяготы на жителей во многих других развивающихся странах, которые еще не до конца оправились от последствий пандемии.

В нынешней ситуации понятны призывы многих о введении жестких экономических санкций против России. Однако подключение к этому Китая особо ситуацию не изменит. Последствия же обострения и введенных в связи с ним санкций для бедных по всему миру будут ощутимы. Богатые страны должны подумать о том, чтобы предоставить помощь тем в развивающихся странах, кто не располагает средствами для борьбы с новыми тяготами.