Заместитель госсекретаря США Венди Шерман посещает Турцию в рамках турне по Испании, Марокко, Алжиру и Египту. Это ее второй визит в эту страну. Первый был связан с подготовкой встречи президента США Джо Байдена с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом, которая оказалась неудачной. Анкара не приняла американские «альтернативы» для отмены санкций, введенных в отношении Турции в связи с приобретением российских С-400. Тогда Вашингтон не изменил свою позицию по курдской проблеме. Сейчас турецкое правительственное агентство Anadolu сообщает, что Шерман в Стамбуле и Анкаре проведет встречи с заместителем министра иностранных дел Турции Седатом Уналом и представителями правительства, в ходе которых будет обсуждаться ситуация на Украине и двухсторонние отношения между США и Турцией.

Турция
Турция
Иван Шилов © ИА REGNUM

Второй визит Шерман необычный. Конечно, в Анкаре хорошо осведомлены, что она является ветераном американской дипломатии, имеет устойчивую репутацию специалиста по «проблемным партнерам». В администрации Билла Клинтона она была координатором по Северной Корее. В команде Барака Обамы сыграла ведущую роль в достижении «ядерной сделки» с Ираном, возглавляла американскую делегацию на январских переговорах в Женеве, посвященных обсуждению мер по обеспечению гарантий безопасности России. Бывший американский посол в Турции Джеймс Джефри как-то сказал, что считает Шерман «очень сообразительной и чрезвычайно настойчивой». Она не просто «говорящая голова», повторяющая чужие тексты. У нее есть собственная политическая позиция и мировоззренческие взгляды. Поэтому часто ее партнерам по переговорам с трудом удается отделять ее суждения от официальной позиции Госдепартамента США. Кстати, ее предшественник на этом посту, Уильям Джозеф Бернс, длительное время бывший одним из реальных архитекторов американской ближневосточной политики, и при республиканцах пользовался признанием в Турции.

Венди Шерман
Венди Шерман
U.S. Embassy & Consulates in Brazil

Поэтому возникает вопрос: достаточно ли перечисленных качеств Шерман для того, чтобы вести «кризисные» переговоры с Анкарой, пусть она, используя свой опыт, накануне выступила с заявлениями комплиментарного свойства в адрес Турции? В интервью турецкому изданию Hürriyet Daily News она назвала Турцию «мировой державой», которая для США является «стратегическим союзником». По ее словам, «США и Турция взаимодействуют в Афганистане, Ливии и других регионах мира», и это «важно для сохранения глобального миропорядка, которого должны придерживаться все игроки, в том числе Россия и Китай». Но Шерман подводит выстраиваемая ею дипломатическая драматургия. Если Турцию в США начинают воспринимать в качестве «мировой державы», то почему она совершает транзитный визит? Тем более что Анкара в сложившейся ситуации предпочла бы видеть у себя чиновников с более высоким статусом, например, госсекретаря США Энтони Блинкена.

Энтони Блинкен
Энтони Блинкен
U.S. Department of State

Не случайно, отмечая эти важные нюансы, хорватское издание Geopolitika. news пишет, что «администрация Байдена, как и предыдущая, просто не понимает менталитет Турции и ее политиков» в ситуации, когда «мировая и региональная геополитическая обстановка опасно пошатнула прежнюю монополистскую позицию Запада». Если возвращаться к миссии Шерман и тому, что главной темой ее переговоров является украинский кризис, то важно определить исходные позиции сторон. Анкара, как известно, не только воздержалась от санкций против России, но и предлагает свои посреднические усилия как в форматах Турция — Россия — Украина, так и готова участвовать в диалоге Россия — Запад. Как пишет в этой связи турецкое издание Yeni Şafak, «Эрдоган не намерен превращать Турцию после Украины во вторую «фронтовую страну» для противостояния России и принимать участие в операции по ее сдерживанию». Чтобы свернуть Анкару с этой позиции американцы должны предложить Турции нечто такое, от чего невозможно отказаться.

Это в то время, как турецкие СМИ предают огласке планы США и НАТО, если не задействовать на Украине возглавляемую сейчас Анкарой Объединённую оперативную группу высокой готовности НАТО, то перебросить в Турцию «35−40 тысяч высококвалифицированных солдат максимум за пять дней». Такой сценарий маловероятен. Другое дело, Турция опасается, что введенные против России западные санкции негативно скажутся на ее экономике. Предполагается, что именно на этом направлении на Анкару будет оказываться мощное давление Запада, чтобы сузить ее дипломатическое поле для маневра. Так что у Шерман есть «методы» против Турции. При этом нет никаких признаков того, что Вашингтон серьезно рассматривает предложение Анкары о посредничестве между Россией и Украиной. Реакция Турции выявится тогда, когда Шерман начнет раскрывать свои карты. Если она переборщит, то это может привести к обратному эффекту — Турция еще больше отвернется от США, ища сотрудничества с другими странами.

Читайте развитие сюжета: Замгоссекретаря США встретилась с президентом Анголы