Ведущие СМИ Италии, как и издания прочих западноевропейских стран, продолжают активно информировать своих читателей о ситуации вокруг Украины. Чаще, чем об Украине, рассказывают только о коронавирусных ограничениях и собственном энергетическом кризисе.

Илья Репин. Украинка. 1875
Илья Репин. Украинка. 1875

Информирование носит характер односторонний и может быть прямо названо пропагандой. Способ рассказывания об Украине на страницах ведущих изданий — La Stampa, Corriere della Sera, La Repubblica и т. д. — один и тот же: налицо пропаганда организованная и коллективная.

Наиболее активно используемое в этих рассказах слово — «вторжение». Путин, вторжение, Украина. Путин, вторжение, Украина. Путин, вторжение, Украина. Мантра повторяется десятки раз в день.

La Stampa:

Ucraina, iniziate le esercitazioni militari russe in Bielorussia. La Nato: «Pericolo per la sicurezza europea» («Украина, начались учения России в Белоруссии. НАТО: это нарушает безопасность в Европе»).

Ucraina, la Russia invia navi da guerra nel Mar Nero per esercitazioni militari («Украина, Россия отправляет военные корабли в Черное море на военные учения»).

Ministro Guerini: «Alto rischio di escalation in Ucraina» («Министр обороны Италии Гуэрини: риск эскалации ситуации на Украине высок»).

Corriere della Sera:

L'allerta di Biden: «I cittadini americani lascino ora l'Ucraina» («Предупреждение Байдена: граждане США должны немедленно покинуть Украину).

In Ucraina, dove si disegnano icone sacre sulle casse di armi: «Così salviamo delle vite» («Украина, на ящиках с оружием пишут иконы: «Так мы спасём жизни»).

Ucraina, Macron tratta con Putin: «Evitiamo la guerra, insieme» («Украина, Макрон ведет переговоры с Путиным: «Вместе избежим войны»).

Президент РФ Владимир Путин с министром обороны Сергеем Шойгу и начальником Генерального штаба Вооружённых Сил Валерием Герасимовым на учениях
Президент РФ Владимир Путин с министром обороны Сергеем Шойгу и начальником Генерального штаба Вооружённых Сил Валерием Герасимовым на учениях
Kremlin.ru

La Repubblica:

L'Ucraina come una donna morta e stuprata: la battuta di Putin che fa arrabbiare Kiev («Украина как мертвая и изнасилованная женщина: шутка Путина, которая напугала Киев» — это, разумеется, о «красавице», которой надо терпеть).

La Russia sposta verso l’Ucraina incrociatori e pretoriani ceceni («Россия перебрасывает к Украине крейсеры и чеченских преторианцев»).

Ucraina, anche le donne in fila per imparare a combattere: «Il genere è irrilevante» («Украина, женщины выстраиваются в очередь, чтобы научиться сражаться: «Пол не имеет значения»).

Вот что в рассказах об Украине есть:

— Россия, которая проводит учения «у границ с Украиной», в Крыму, Черном море и Белоруссии, и угроза вторжения Путина на Украину,

— Россия, которая «скапливает» войска у украинских границ, — сто тысяч, сто двадцать, сто тридцать, и угроза вторжения Путина на Украину,

— Запад, который предостерегает Путина от вторжения на Украину, и опасные последствия возможного вторжения Путина на Украину,

— Запад, который может ввести санкции в случае вторжения Путина на Украину,

— Запад, который устами своих представителей ведет переговоры между собой и с Путиным, чтобы отговорить его от вторжения на Украину,

— героические украинцы, преимущественно молодежь и женщины, которые готовятся отразить вторжение Путина на Украину.

Военные учения ВС России
Военные учения ВС России
Александр Полегенько © ИА REGNUM

А вот чего в рассказах об Украине нет:

— обстрелов Украиной Донбасса,

— стягивания Украиной войск к Донбассу,

— неконтролируемых нацистских батальонов с кучей оружия у границ Донбасса,

— присутствия на Украине инструкторов и наемников из западных стран,

— невыполнения Украиной Минских соглашений,

— прямого отказа Украины от выполнения Минских соглашений,

— публичных обещаний украинских властей «люстрировать», «вешать», запретить родной язык,

— мнения жителей Донбасса, руководителей республик Донбасса, вообще Донбасса как субъекта,

— причин или поводов «вторжения Путина на Украину»,

— содержания переговоров с целью отговорить Путина от вторжения на Украину,

— нормандских встреч, где Киев отказывается подписываться под уже данными обещаниями,

— многомиллиардных поставок западными странами оружия в Киев.

Разрушенный частный сектор после обстрелов ВСУ. Донецк
Разрушенный частный сектор после обстрелов ВСУ. Донецк
Татьяна Полоскова © ИА REGNUM

Картина получается следующей:

— макабрический Putin, которого невозможно понять, по неясной причине планирует вторжение на Украину, и его не пугают ни украинские женщины с иконами на автоматах, ни уговоры западных политиков, ни угроза суровых, но справедливых санкций,

— Украина — прекрасная страна и слабое государство: в изобилии представлены молодые люди на площадях, женщины с автоматами на передовой, все поголовно готовы отразить вторжение Путина, а государство на упоминается вообще, исключение — Зеленский как пассивная вторая сторона телефонных разговоров.

— Россия, напротив, — это государство без страны: ни одного человеческого лица, только Putin, которого человеческим разумом не поймешь, и чеченские преторианцы (без лиц) на крейсерах и танках, рассказ о них чисто арифметический: сто тысяч, сто двадцать, сто тридцать,

— Донбасс — просто пустое пространство: там нет ни людей, которые что-то думают, как-то живут и чего-то хотят, ни властей, которые что-то делают и заявляют; Putin намерен вторгнуться, Украина — «защищать своё», но в любом случае речь идет о чистом поле,

— западные политики и дипломаты — это не граждане, раздававшие гранты нацистам и обеспечивающие Украину наступательным оружием, а миротворцы, слабые, слишком долго уговаривающие макабрического Путина: у читателя должно сформироваться четкое желание их подбодрить и ускорить.

Дальше, при таких вводных пропаганды, возможны два варианта:

— если Putin вторгнется на Украину (так будет поименован любой существенный ответ Донбасса на украинскую провокацию) — во-первых, надо отключать СП-2 и закупать газ в США, во-вторых, санкциями вытеснять из ЕС остальных российских конкурентов, в-третьих, больше давать денег НАТО и строить больше баз,

— если же каким-то чудом ни одной существенной провокации так и не произойдёт, нужно будет всерьез подумать, не отключить ли СП-2, чтобы повлиять на страшную Россию, не вытеснить ли из ЕС санкциями остальных российских конкурентов и не дать ли НАТО больше денег, ведь угроза была столь реальной.

Газопровод «Северный поток — 2»
Газопровод «Северный поток — 2»
© Nord Stream 2. Aксель Шмидт

Бонусы на выходе получают:

— продавцы американского СПГ, к которым должны прийти и попросить о поставках,

— европейские политики, которые успешно отвлекли граждан от коронакризиса и полуторакратного роста тарифов,

— производители оружия вместе с руководителями НАТО, которые получат новые долгосрочные контракты.

А Россия?

А Россия — в любом случае — останется врагом демократии и всего цивилизованного мира.