(предыдущая часть)

Грузия
Грузия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Тем временем Звиад Гамсахурдия и его сторонники решают провести 26 мая 1991 года в Грузии президентские выборы. Гамсахурдия этим преследует сразу две цели: во-первых, окончательно установить в Грузии режим личной власти и раз и навсегда подавить своих политических противников и критически настроенную к нему интеллигенцию. А во-вторых, получить существенный козырь во взаимоотношениях с Москвой. По мнению Гамсахурдии, то, что президент СССР Михаил Горбачёв не был всенародно избран, должно было дать Тбилиси дополнительную возможность требовать от Москвы всё больших уступок.

Скоротечная предвыборная кампания проходит в условиях невероятного славословия в адрес Гамсахурдии, хамского шельмования его политических оппонентов и грубого запугивания проживающих в Грузии этнических меньшинств. У новой власти уже есть опыт организации и проведения массового голосования. Всесоюзный референдум о сохранении СССР 17 марта на территории Грузии, за исключением Абхазии, уже воюющей Южной Осетии и воинских подразделений, проведён не был. Тем самым значительной части населения, в первую очередь из этнических меньшинств, было фактически запрещено отдать свои голоса за сохранение единого союзного государства. Вместо общесоюзного референдума 31 марта в Грузии проводится свой собственный референдум, направленный на выход республики из СССР.

Власти и националистически настроенные «общественники» предпринимают все возможные меры, чтобы запугать нацменьшинства как на официальном, так и на бытовом уровне. Открыто говорилось, что те граждане негрузинской национальности, которые проголосуют против выхода из СССР, не будут иметь никакого права на получение грузинского гражданства и, соответственно, должны будут покинуть территорию Грузии. Правда, возникал правомерный вопрос, а каким образом власти могут узнать о том, как голосовали те или иные представители этнических меньшинств, если голосование на референдуме было тайным? Эта проблема была решена грузинскими властями чрезвычайно «креативным» образом. Ими был нарушен один из основополагающих принципов тайного голосования — избирательные бюллетени должны быть совершенно одинаковыми для всех без исключения категорий голосующих. Во время же референдума 31 марта бюллетени для голосования были не одного, а целых шести (!) видов! Гражданам грузинской национальности выдавался бюллетень только на грузинском языке, а избирателям русской, армянской, азербайджанской, абхазской и осетинской национальностей — бюллетени на грузинском и, соответственно, русском, армянском, азербайджанском, абхазском и осетинском языках.

Звиад Гамсахурдия
Звиад Гамсахурдия
Цитата из видео «Избранные и гонимые Звиад Гамсахурдия» на YouTube

Официально это избирательное безобразие объяснялось тем, что власти якобы заботятся о языковых правах национальных меньшинств. А на самом деле такой приём дал властям полную возможность узнать, как проголосовала та или иная этническая группа населения на конкретном избирательном участке и, при необходимости, принять в её отношении нужные «оргмеры». Именно с этого момента сохранившиеся на территории Грузии национальные меньшинства всегда голосуют за действующую грузинскую власть, совершенно независимо от её партийной принадлежности. Особенно это касается компактно проживающих в регионах Квемо Картли и Джавахети азербайджанского и армянского населения. Что же касается референдума 31 марта, то примечательно, что никто из отечественных и международных «правозащитников» «не заметил» столь грубого и циничного попрания избирательных прав граждан.

Между тем, соперниками Гамсахурдии на пост президента Грузии стали пять человек. Его основным политическим оппонентом был глава Общества экономистов Грузии, народный депутат СССР Валериан Адвадзе. И в отношении Адвадзе сразу же началась натуральная травля в СМИ. Ему открыто угрожали, называли «врагом и предателем нации» и даже требовали лишить грузинского гражданства. Осенью прошлого года на квартиру Адвадзе уже было совершенно нападение — тогда её обстреляли из автоматов. Поэтому основной оппозиционный кандидат заявил, что «в таких условиях, когда на Гамсахурдию работает мощная пропагандистская машина и правоохранительные органы, участие в выборах остальных кандидатов теряет смысл». Кроме того, он не может доверять грузинской милиции, которая «верой и правдой служит одному кандидату в президенты — Звиаду Гамсахурдии».

Дело дошло до того, что Адвадзе вынужден был нанять себе охрану из находящихся в отпусках сотрудников Московского уголовного розыска. Используя этот факт в качестве предлога, 12 мая грузинская милиция взяла штурмом штаб-квартиру оппозиционного кандидата. Во время этого штурма среди сторонников Адвадзе, представляющих грузинскую интеллигенцию, было много пострадавших. В частности, милиционерами был жестоко избит знаменитый писатель, автор широко известного романа «Дата Туташхия» Чабуа Амирэджиби. Кроме того, Гамсахурдия не отказал себе в удовольствии отомстить своему оппоненту довольно изощрённым образом, сразу после выборов закрыв Научно-исследовательский институт экономики, планирования и управления народным хозяйством при Госплане Грузии, директором которого как раз и был Адвадзе.

Чабуа Амирэджиби
Чабуа Амирэджиби

В подобных условиях нет ничего удивительного в том, что Гамсахурдия одержал на президентских выборах убедительную победу. За него проголосовало 87% участвовавших в голосовании избирателей. Такие цифры вызвали серьёзные сомнения среди оппозиции, и Гамсахурдию стали обвинять в существенной подтасовке результатов голосования. Тем более, подозрения в фальсификациях усилил тот факт, что глава Центральной избирательной комиссии Грузии Арчил Чиракадзе буквально сразу после официального подведения итогов выборов был назначен руководителем пресс-службы избранного президента!

Однако говорить о массовой фальсификации выборов всё-таки не приходится. Уже после свержения Гамсахурдии его политические враги заявили как о максимальной цифре примерно о 15% приписанных ему голосов. Таким образом, нельзя приписывать убедительную победу Гамсахурдии на президентских выборах лишь широкому использованию административного ресурса. Из всех фигур грузинского националистического движения в тот момент времени именно Звиад Гамсахурдия пользовался самой большой поддержкой населения. И как раз в 1991 году впервые ясно проявился специфический феномен грузинского массового политического сознания, заключающийся в том, что практически всенародная любовь населения к политическому лидеру весьма быстро превращается в свою полную противоположность и переходит во всенародную ненависть. Грузинское общество, первоначально обожествлявшее своего лидера и в прямом смысле стоявшее перед ним на коленях, довольно стремительно в нём разочаровывается и начинает требовать его немедленного ухода с должности «отца нации», даже с помощью насильственного свержения. И в этом на своём опыте пришлось убедиться и Звиаду Гамсахурдии, и Эдуарду Шеварднадзе, и Михаилу Саакашвили.

(продолжение следует)