Волнения в Казахстане продолжаются. Несмотря на информационную завесу в Казахстане и России, социальные сети полны видео митингов рабочих, в первую очередь в западном Казахстане, в Жаноазене. Президент республики Токаев пока не может справиться с протестами, только репрессивными мерами он сумел их локализовать.

Казахстан
Казахстан
Иван Шилов © ИА REGNUM

Для Токаева как сравнительно недавнего главы государства вполне естественно замалчивать продолжающиеся протесты. Борьба за сохранение и укрепление личной власти, личного авторитета, особенно после беспрецедентно длительного правления его предшественника, бывшего 1-го секретаря ЦК компартии Советского Казахстана, а потом многолетнего президента, «Елбасы», «отца нации», не могла не вызвать вскрытия социально-политических нарывов. Но видимость власти, видимость стабильности, политическая борьба (именно и только борьба за власть) почти всегда доминирует над государственными интересами.

Касым-Жомарт Токаев
Касым-Жомарт Токаев
Akorda.kz

Двоевластие всегда кончается мирной или военной победой одной из сторон. Фундаментальные социально-экономические противоречия вплоть до образования территориальных и отраслевых феодов в Казахстане были и остаются главной причиной продолжающихся протестов. Бывший до недавнего времени номинальным президентом Казахстана Касым Токаев не мог и не хотел принять на себя реальную политическую ответственность за продолжение грабежа страны кланом Елбасы, состоящим в основном из его родственников. Но пока неизвестно, каких договоренностей достигнут бывший и нынешний президенты, ясно только, что Токаев стоит перед угрозой беспрецедентных вызовов именно в качестве преемника Назарбаева.

Нурсултан Назарбаев
Нурсултан Назарбаев
Elbasy.kz

Полемика, развернувшаяся в соцсетях вокруг событий в Казахстане, подтверждает, что за экономическими требованиями всегда следуют политические. Оппозиция всё более уверенно поднимает не националистические лозунги, а идеи социальной справедливости вплоть до возвращения если не коммунизму, то как минимум к социал-демократии. Русофобский дискурс на какое-то время стал маргинальным, социальное в сознании очень многих казахов вытеснило национальное, во всяком случае, в его крайних, экстремистских формах. В этом смысле быстрый вывод миротворцев ОДКБ, в первую очередь России, хотя и напоминал эвакуацию, всё же сыграл положительную роль.

Вывод сил ОДКБ из Казахстана
Вывод сил ОДКБ из Казахстана
Mil.ru

Через месяц после событий приходится констатировать, что пока президенту Токаеву не удалось достичь внутреннего согласия в Казахстане. Элиты раздроблены и продолжают бороться за активы или, точнее, участие в их прибылях, поскольку основные активы принадлежат и эксплуатируются Западом. Социальное недовольство подавлено лишь отчасти, хотя и жестко. При этом в Казахстане проживает разнородное население, которое в случае хаоса может начать добиваться родоплеменной самостоятельности вплоть до государственности. Долгосрочное эффективное государственное управление в таких условиях невозможно.

Согласие и установление бывшим президентом Нурсултаном Назарбаевым колониальной модели управления, когда все ресурсы республики вывозятся «в обмен на бусы» для малой части приближенных, в основном родственников, — главное в трагедии Казахстана. Но у нее есть и международное измерение, от западных бенефициаров до крайних исламистов.

Металлургия, нефть и газ Казахстана — главное достояние республики — на две трети или больше принадлежат западным «инвесторам» или находятся под их управлением. Принцип «кто управляет, тот и владеет» остается неизменным в колониальной политике. Временное затишье в Казахстане связано только с желанием иностранных «инвесторов» оценить свои собственные риски и предпринять необходимые действия, разумеется, с учетом мнения их правительств.

Токаев находится сразу перед несколькими вызовами: внутриэлитной борьбой, объективным социально-экономическим и политическим недовольством, вызовами во внешней и внешнеэкономической политике. Заложенная и реализованная Назарбаевым откровенная колонизация Западом и Китаем Казахстана в отсутствие сильной и убедительной позиции и лидерства России, формализма нашей внешней политики привела к одному из тяжелейших кризисов на постсоветском пространстве.