Исполнительная власть в Черногории находится в состоянии кризиса фактически с момента формирования правительства Здравко Кривокапича. Об этом ИА REGNUM рассказал черногорский историк и политический аналитик Томаш Дамьянович.

Черногория
Черногория
Иван Шилов © ИА REGNUM

Напомним, что ранее движение УРА во главе с вице-премьером Дританом Абазовичем инициировало в парламенте голосование о доверии правительству Кривокапича. В ответ Кривокапич потребовал смены своего заместителя Абазовича. В черногорской прессе 20 января появилась информация о том, что в отставку будет отправлен и спикер парламента, лидер «Демократической Черногории» Алекса Бечич, а под конец того же дня правительство выступило за сокращение мандата парламента и проведение досрочных выборов. По словам Кривокапича, конституция Черногории не позволяет поменять одного премьера на другого в рамках одного выборного цикла.

«Сам процесс ведения переговоров о формировании власти, включая решение о создании так называемого экспертного правительства, так же, как и динамика взаимодействий политических субъектов в последние 17 месяцев, нарушили отношения между партиями действующего парламентского большинства. Не представляется возможным, что в обозримом будущем эти отношения улучшатся», — полагает эксперт.

По словам Дамьяновича, после выборов 20 августа 2020 года один из главных участников правящей коалиции, объединение «За будущее Черногории», оказалось довольно неоднородным: кроме ведущей партии — «Демократического фронта» (ДФ), в его составе была и Социалистическая народная партия (СНП), которая участвует в переговорах о формировании правительства меньшинства. Тогдашний №1 в избирательном бюллетене коалиции «За будущее Черногории», действующий премьер-министр Здравко Кривокапич вступил в открытую конфронтацию с лидерами ДФ уже в начале сентября 2020 года, и поэтому возможность восстановления большой коалиции исключена, полагает Дамьянович.

«В связи с этим возникает ряд открытых вопросов: сохранится ли ДФ в полном составе, включая Движение за перемены (ДзП), что будет с небольшими партнерами в составе коалиции «За будущее Черногории». Тут прежде всего имеется в виду «Объединенная Черногория» Горана Даниловича и «Настоящая Черногория» Марко Милачича. В контексте последних событий, в которых активное участие принимает СНП, напрашивается вопрос, оправдано ли сотрудничество с этой партией, которая в любой момент может развалиться на фракции, где с одной стороны будет стоять лидер Владимир Йокович, а с другой — группа, недовольная пактом с движением УРА Дритана Абазовича и бошнякскими и албанскими партиями».
Томаш Дамьянович
Президент Черногории Мило Джуканович
Президент Черногории Мило Джуканович
U.S. Department of State

На другом полюсе, продолжил он, находится премьер-министр Здравко Кривокапич со своими ближайшими сотрудниками — министрами Спайичем и Милатовичем. Они уже месяцами анонсируют формирование партии, которая стала бы местным вариантом христианской демократии. Такую партию (вопреки тому, что некоторые местные движения неоднократно связывали её с именем премьера) мы еще не видели, и непонятно, каковы были бы ее реальные возможности, подчеркнул Дамьянович.

«В любом случае, кажется, что время не является союзником премьер-министра. Здесь также важно было бы понять, пойдет ли партия Кривокапича, при условии, что она действительно будет создана, на выборы самостоятельно, или в коалиции с кем-то из уже известных партий», — сказал эксперт.

По словам Дамьяновича, третий полюс на черногорской политической сцене — это «Демократическая Черногория» Алексы Бечича, которая позиционирует себя в качестве партии политического центра.

«Эта партия, так же, как и ДФ, не имеет своих представителей в исполнительной власти несмотря на то, что в 2021 году она намного больше сотрудничала с премьером Кривокапичем, чем ДФ. Отношения между «Демократической Черногорией» и ДФ на протяжении нескольких лет являются сложными, хотя противостояние между ними в последние шесть месяцев ушло на второй план, а на первый вышел конфликт между «Демократической Черногорией» и движением УРА. Это мы видели на днях, когда против инициативы УРА по созданию нового правительства выступила «Демократическая Черногория», которая не желает быть частью этой сделки», — рассказал историк.

Дамьянович отметил, что для «Демократической Черногории» неприемлем вариант, при котором легитимность новому правительству обеспечат голоса депутатов Демократической партии социалистов президента Мило Джукановича, правящей Черногорией под разными названиями все семь с половиной десятилетий с момента создания социалистической Югославии.

Мило Джуканович
Мило Джуканович
Predsjednik.me

На четвертом полюсе, продолжил эксперт, находится уже упомянутое движение УРА. В это движение вошли остатки бывшей «Позитивной Черногории» и активисты местного неправительственного сектора, напомнил Дамьянович.

«Формально они вписываются в идеологию европейских зеленых движений, но в плане идентичности они блуждают от платформы ранее единой Социал-демократической партии (это формально называется «гражданская ориентация», хотя на практике это черногорский национализм) до убеждений в стиле new age, в соответствии с которыми идентичность не играет важную роль, так как главные проблемы лежат в плоскости экономики. Эта партия, пользуясь поддержкой самой влиятельной медийной корпорации в стране (Vijesti) и с молчаливого согласия самых влиятельных посольств западных стран, на самом деле определяла кадровую политику уходящего правительства», — сказал эксперт.

Он отметил, что саму концепцию экспертного правительства выдвинула УРА в качестве одного из условий участия во власти, а часть министров, особенно тех, которые отвечали за вопросы безопасности, была выбрана благодаря близким связям с этой политической организацией.

«В последние 30 дней позиция лидера УРА Дритана Абазовича, который одновременно является еще и вице-премьером, казалась шизофренической. Абазович утверждал, что результаты у исполнительной власти отличные, но тем не менее, нужны перемены. Он выступал за выбор в пользу вступления Черногории в ЕС, а потом предлагал присоединиться к инициативе Open Balkan, которая напрямую противоречит идее вступления в ЕС», — рассказал Дамьянович.

Эксперт напомнил, что Абазович лично инициировал голосование о недоверии правительству, в котором он занимает должность вице-премьера.

«В настоящее время дела обстоят так, что УРА могла бы заручиться поддержкой 40 депутатов оппозиции, а может быть и СНП, и это значит, что инициатива пройдет в парламенте. Но напрашивается вопрос — что дальше? Что если парламент выразит недоверие правительству Кривокапича?» — добавил историк.

Здравко Кривокапич
Здравко Кривокапич
SRBIN.info

По мнению Дамьяновича, в таком случае можно было бы начать формирование нового правительства, избежав проведения новых выборов.

«Но не все так просто. УРА ставит следующее условие — новое правительство может поддержать любой из 81 депутатов, но в ней не будет места для кадров Демократической партии социалистов, «Демократического фронта» и для «всеми нелюбимых и скомпрометированных личностей». Нового правительства не может быть без поддержки ДПС и/или ДФ. Также непонятно, кто оценивал бы уровень «нелюбимости» возможных кандидатов и на основании чего УРА как автор концепции экспертного правительства, которое, по их собственным словам, пережило неудачу, считает себя призванной создавать новое правительство?»
Томаш Дамьянович

Так как мы всё еще ничего не знаем о том, что на этот счет думают граждане Черногории, можно предположить, что УРА на самом деле черпает свою политическую легитимность от официального Вашингтона, допустил эксперт.

«Ситуацию дополнительно усложняет то, что сам премьер-министр Кривокапич потребовал снятия Абазовича с должности вице-премьера всё еще действующего правительства, так же, как и то, что уже прозвучал вопрос о сокращении мандата действующего созыва парламента. ДПС таким образом только усиливает свои возможности для шантажа движения УРА, так как теперь в обмен на поддержку нового правительства меньшинства она может требовать намного больше. Это касается в том числе защиты потенциально спорных политических фигур и их распределения на различные должности в государственной администрации», — отметил эксперт.

По его словам, ДПС может требовать намного больше уступок, так как знает, что в настоящее время внеочередные выборы не в интересах УРА, так же, как и любой другой партии на политической сцене Черногории, включая саму ДПС.

«Будущее лидера «Демократической партии социалистов» — президента Мило Джукановича — крайне туманно, так же, как и будущее других важных игроков в случае его ухода. Поэтому чрезвычайно важно понять, как долго продержится новое правительство, если оно будет сформировано, и как это повлияет на предстоящие муниципальные выборы, прежде всего в столице Черногории Подгорице», — полагает Дамьянович.

Эксперт считает, что возвращение к доминированию Демократической партии социалистов на политической сцене Черногории в данный момент не кажется возможным. Тем не менее сам факт, что обсуждается сценарий, при котором формирование новой власти будет результатом договоренностей с партией Джукановича, в большой степени дискредитирует тот политический капитал, который был накоплен 30 августа 2020 года, подчеркивает он.

В парламенте Черногории
В парламенте Черногории
Skupstina.me

«Поражения Демократической партии социалистов на парламентских выборах до сих пор воспринималась как норма действующим парламентским большинством. После нескольких лет анабиоза возвращается идея о том, что в Демократической партии социалистов существует «здоровая ткань». Это фактически возвращает вещи к началу — оказывается, что в парламентском большинстве существует по крайней мере одна партия, которая не чурается сотрудничества с партией Джукановича», — отметил Дамьянович.

По словам эксперта, здесь делается ставка на то, что Джуканович уйдет под давлением Вашингтона. Но даже если он формально отступит, это не значит, что его связи с собственной партией можно прервать, тем более что эти связи давно уже вышли за границы того, что в местных политических и экономических кругах называют серой зоной, добавил черногорский историк.

«Иными словами, не важно, вернется ли Демократическая партия социалистов к власти — важно то, смогут ли их идеи взять верх. Если это произойдет, то не имеет никакого значения, как будет называться будущая правящая партия или коалиция, так как это станет отклонением от всех принципов, которые накануне, во время и непосредственно после выборов 30 августа 2020 года декларировали абсолютно все партии действующего парламентского большинства», — подытожил Томаш Дамьянович.