Риторика российского президента Владимира Путина требует еще одного Мюнхенского соглашения, предполагающего капитуляцию его американского коллеги Джо Байдена, однако глава Белого дома не может согласиться на такой шаг. В связи с этим в Вашингтоне уже говорят о грядущем вооруженном конфликте. Тем не менее лидеры обеих стран не столь глупы, и им нужно принять меры для того, чтобы остановить ненужное вооруженное столкновение, пишут генерал-лейтенант вооруженных сил США в отставке Делл Дэйли и Джеймс П. Фаруэлл, который консультировал спецназ и министерство обороны США, в статье, вышедшей 26 января в The National Interest.

Бёклин Арнольд. Война. 1897
Бёклин Арнольд. Война. 1897

Обеим сторонам нужна стратегия, в рамках которой по-новому определялись бы отношения между Западом и Россией, каждая получала бы то, чего требуют ее гордость и интересы безопасности, а также предотвращался бы конфликт, который может перерасти в третью мировую войну. Ключевой аспект позиции США заключается в том, чтобы перестать реагировать на «угрозы» со стороны Москвы и занять активную позицию по урегулированию кризиса с помощью действенных предложений, которые работают для всех сторон. Все говорят о сдерживании, но Вашингтон хочет от России действий, которые бы продвигали интересы безопасности США, — точно так же, как и Россия хочет продвигать собственные.

Как же может выглядеть такая стратегия, которая подойдет для обеих сторон? Вот области, которые следует учитывать, где стороны могут найти точки соприкосновения и избежать войны. Если кто-то охарактеризовал стратегию Дуайта Эйзенхауэра как «сдерживание», то нынешнюю, похоже, можно квалифицировать как «равновесие». В рамках такого представления Россия не рассматривается ни как друг, ни как союзник. Нужно отойти от личностей и установить баланс для стабильного порядка в Европе, основанного на долгосрочных отношениях между государствами.

В рамках сдерживания предполагалось, что у Советского Союза были экспансионистские амбиции. Эйзенхауэр «справедливо» отверг возможность сосуществования США и СССР и добивался победы над коммунизмом. Россия хочет возродить свою советскую сферу влияния, но у нее нет идеологии, и, стремясь к глобальному влиянию в качестве великой державы, она не преследует коммунистических имперских амбиций. Реалистическое сосуществование, основанное на силе, имеет смысл для объединенного Запада во главе с Соединенными Штатами, блоком НАТО с его военной ролью и Европейским союзом с его политической ролью. Достижение этой цели позволит Западу обратить более пристальное внимание на главные вызовы, особенно те, которые связаны с амбициями Китая.

34-й президент США Дуайт Эйзенхауэр
34-й президент США Дуайт Эйзенхауэр

Россия

К восстановлению влияния России и ее контроля над прежней своей сферой российские власти толкают «национализм и высокомерие». Путин видит в «революции» на Майдане, в результате которой было свергнуто «пророссийское правительство» на Украине, спонсируемую США «цветную революцию», направленную на изменение власти в России.

«Удержание власти всегда было главной целью номер один Путина. Несмотря на то, что он заблуждается, с помощью его страхов можно объяснить его тактику. Восприятие Путиным фактов, а не сами факты, определяет действия России», — подчеркнули авторы.

Стабильные рамки между Россией и Западом могут включать ряд идей. Во-первых, Запад должен дать заверения в том, что ни Украина, ни Грузия не станут членами НАТО. Эти страны не имеют права вступать в блок НАТО, членство в котором может быть дано исключительно по приглашению. Интересы безопасности Запада не требуют, чтобы Киев и Тбилиси стали членами альянса, и Западу не нужно настраивать с ними настолько тесные связи, что Россия почувствовала, что эти отношения равносильны членству.

Украина могла бы принять статус, аналогичный австрийскому. Австрия — демократия, которая ведет дела со всеми сторонами и сохраняет свою независимость. Такой статус не навредит Западу и устранит угрозу, на которую больше всего жалуется Путин. Украина должна быть частью этих переговоров.

Майдан на Украине
Майдан на Украине
(сс) Ivan Bandura

Во-вторых, некоторые считают, что Путин опасается, что «успех демократии» на Украине вызовет в России цепные последствия, которые подорвут его власть. Если он не хочет настоящей войны, Путину придется серьезно подойти к этому вопросу с политической точки зрения.

Внутри России он пользуется популярностью и, возможно, сохранит ее, если в страну не станут возвращаться цинковые гробы. В долгосрочной перспективе такое развитие событий является более серьезной угрозой наряду с «неумелыми» мерами по борьбе с коронавирусом.

В-третьих, Путин хочет, чтобы Соединенные Штаты не вмешивались во внутреннюю политику России. Здесь нужно быть реалистом. Соединенные Штаты были в справедливом бешенстве от вмешательства России в выборы в США. Путин разозлил Европу, используя превращенные в оружие социальные сети и другие тактики гибридной войны для создания политического хаоса и подрыва позиций НАТО и ЕС. Но, как отмечает Россия, ни одна страна не вмешивается в политику других стран так сильно, как это делают Соединенные Штаты.

Один из путей выхода из сложившейся ситуации может заключаться во взаимном соглашении о том, что Запад и Россия перестанут вмешиваться во внутренние дела друг друга.

В-четвертых, Путин «хотел бы повернуть время вспять». Однако ему придется признать определенные факты. Советскую империю уничтожили «коррупция» и крах коммунизма, а не Запад. Он привел Россию к экономическому прогрессу в течение первой части своего пребывания в должности. Он должен признать, что развивать свой курс он может благодаря достигнутым ранее успехам, а не с помощью вооруженного конфликта.

Президент России Владимир Путин
Президент России Владимир Путин
Kremlin.ru

Наконец, Путин хочет уважения к России как к великой и равноправной державе. Больным вопросом для него является история. Он считает, что Запад отказывается признать, что Россия вела большую часть боевых действий на суше против Германии во время Второй мировой войны и понесла самые большие потери. Он довольно эмоционально относится к этому вопросу. Борьба с гордыней и национализмом — это вопрос дипломатии. Сделать это, может быть, непросто, но цель достижима. Тем временем, если Путин хочет большего признания России, российским историкам необходимо перевести свои работы на английский язык и опубликовать их на Западе.

Запад

Соединенным Штатам следует потребовать от России услугу за услугу. Во-первых, как отмечалось выше, обе стороны должны взять на себя обязательство прекратить вмешиваться в политику или внутренние дела друг друга.

Во-вторых, Россия должна взять на себя обязательство не использовать «Северный поток — 2» в качестве политического рычага влияния на европейскую политику. Дипломатия должна выяснить, что это означает на практике.

В-третьих, Россия должна признать, что Запад действует единым фронтом через США, НАТО и ЕС. Соединенные Штаты должны ясно дать понять, что Запад сделает все необходимое для выполнения обязательств НАТО в рамках пятой статьи Устава организации. Такой подход включает в себя усиление существующей военной мощи в Европе, особенно авиации, которой можно довольно быстро придать стратегические функции.

«Мы считаем, что четкие линии связи с Россией могут помочь избежать путаницы или привести к просчетам. Такие вопросы, как размещение ракет, должны быть предметом переговоров», — указали Дэйли и Фаруэлл.
Солдаты НАТО
Солдаты НАТО
Daniel Cole

В-четвертых, Россия должна пресечь преступный киберхакинг против Запада со стороны российского государства, его доверенных лиц, так называемых патриотических хакеров и транснациональных преступных группировок, действующих из России. Попытки Москвы отвергнуть существование таких групп — нонсенс, и Запад не должен доверять таким заявлениям.

Наконец, и это вопрос дипломатии, на разыгрывание которого потребуется время, Россия и Запад должны попытаться найти точки соприкосновения, признающие реальную угрозу существованию, которую представляет стремление Китая установить глобальное военное и экономическое превосходство к 2049 году. Достижение Пекином этой цели представляло бы экзистенциальную угрозу для обеих сторон. Россия не присоединится к Западу в союзе против Китая, но Запад также может повлиять на Москву против антизападного союза с Китаем.

С точки зрения Запада, любая сделка должна заключаться надолго. Президент Рональд Рейган однажды повторил русскую пословицу, сказав, что в отношениях с Россией «доверяй, но проверяй». Если Россия проявит безответственность в отношении сделки или разорвет ее, ни о чем с уверенностью говорить больше нельзя будет, и Запад должен действовать активно, чтобы защитить свои интересы безопасности, как в политическом, так и в военном отношении. Такой подход включает предоставление Украине необходимой военной поддержки для обороны.

Президент США Джо Байден
Президент США Джо Байден
(сс) EJ Hersom

Очевидно, что вопросы более сложны и имеют множество нюансов, но эти идеи кажутся здравыми и могут помочь в формировании основы для переговоров. Что касается Соединенных Штатов, то администрация Байдена должна искать двухпартийные консультации и поддержку, чтобы Соединенные Штаты могли выступить единым фронтом.

Россия чувствует стратегическую слабость в той поляризации, которая очевидна в сегодняшней политике США, и единство в отношении России укрепило бы позицию США в отношениях с Россией. Все стороны имеют обязательство перед собой, своими гражданами и миром избежать вооруженного конфликта, который может случайно перерасти в третью мировую войну. Времени становится все меньше. Пора действовать.