Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 17 января совершил визит в Тирану. Уже 18 января он принял в Анкаре президента Сербии Александра Вучича.

Турция
Турция
Иван Шилов © ИА REGNUM

Каковы цели активизации дипломатических усилий Анкары на балканском направлении и кто является главным союзником Турции в регионе, ИА REGNUM рассказывает автор телеграм-канала «Балканская сплетница».

Реджеп Тайип Эрдоган
Реджеп Тайип Эрдоган
Kremlin.ru

Реджеп Эрдоган 17 января встречался с премьер-министром Албании Эди Рамой. Какие моменты этих переговоров Вы выделили бы как самые важные для турецко-албанских отношений?

В рамках переговоров был заключен целый ряд меморандумов о взаимопонимании. Соглашения затрагивают самые разные области: от сотрудничества правоохранительных органов и ликвидации последствий стихийных бедствий до культурной сферы и СМИ. Например, соглашение, подписанное между агентством «Анадолу» и главным медиаресурсом Албании, которое, по словам гендиректора турецкого агентства, будет способствовать правильной подаче информации.

Реджепа Тайипа Эрдогана ждал очень теплый прием в албанском парламенте, а он в свою очередь торжественно открыл после реставрации знаковую мечеть Этхем Бей. Осколок османского наследия в самом сердце Тираны сохранили благодаря Турецкому агентству по сотрудничеству и координации (TIKA). Кроме того, пострадавшим в ходе землетрясения 2019 года вручили ключи от квартир в новых домах, также построенных при поддержке Турции. Так Анкара в очередной раз показывает балканскому соседу, что их объединяет общая история и культура, а «большой брат» всегда готов протянуть «руку помощи» в трудную минуту.

Мечеть Этхем-бей, Тирана, Албания
Мечеть Этхем-бей, Тирана, Албания
Pudelek

Анкара сделала ставку на Албанию как на основного союзника на Балканах — об этом говорят и растущие объемы инвестиций, и тесное сотрудничество в военной сфере. В этом году отношения двух стран вышли на уровень стратегического партнерства, а инструменты «мягкой силы», которые Турция умело использует по всему миру, лишь закрепляют ее образ главного союзника в глазах албанского народа. На фоне всеобщего разочарования в темпах евроинтеграции это особенно ощутимо.

Среди подписанных между Турцией и Албанией контрактов находится контракт на поставку беспилотников на 8 млн евро. Какое место в двухсторонних отношениях этих двух государств занимает военно-техническое сотрудничество?

О том, что Албания планирует военные закупки у Baykar Defense на сумму 8,2 млн евро, заговорили в июне прошлого года. Речь идет не о нашумевших ударных беспилотниках TB2, а о партии «интеллектуальных дронов» для полиции Албании, которые будут использоваться для борьбы с преступностью. Именно это обсуждалось и на встрече в Тиране.

Контакты двух стран в военной сфере с 2020 года действительно участились, и турецкий ВПК закрепляется на Балканах. Ранее Тирана уже стала первым покупателем противодронной системы, разработанной турецкой оборонной фирмой National War Technologies Defense Systems Inc.

ВС Турции, в свою очередь, оказали Албании существенную помощь в обучении и боевой подготовке кадров в университетах и академиях, а также в реорганизации албанских вооруженных сил. Турция принимает активное участие в проекте реконструкции военно-воздушной базы в городе Кучова, на которую НАТО выделено $52 млн. Поддержка оказывается и по линии военной полиции, береговой охраны, а также военной разведки.

После визита в Албанию Эрдоган встретился в Анкаре с президентом Сербии Вучичем. Какова, по Вашему мнению, роль Эрдогана в решении политического кризиса в Боснии и Герцеговине? Действительно ли сербы, хорваты и бошняки желают его посредничества, как об этом говорилось ранее?

Встреча Александра Вучича с Реджепом Тайипом Эрдоганом
Встреча Александра Вучича с Реджепом Тайипом Эрдоганом
Predsednik.rs

В ходе встречи обсуждалось и много экономических вопросов, но по итогам переговоров в Анкаре действительно было озвучено предложение провести встречу с лидерами бошняков, хорватов и сербов Боснии и Герцеговины для преодоления внутриполитического кризиса. По словам президента Турции, с Александром Вучичем они уже обо всем договорились, и она может пройти в Белграде или Стамбуле.

Отмечу, что Милорад Додик уже ранее выступал с подобной идеей, но она была отвергнута Бакиром Изетбеговичем.

Бакир Изетбегович
Бакир Изетбегович
Friends of Europe

Теперь, когда инициатива исходит от Реджепа Тайипа Эрдогана, скорее всего она будет воспринята с большим энтузиазмом. Ведь у президента Турции очень тесные связи с Партией демократического действия и лично с Бакиром Изетбеговичем — летом даже на свадьбе его дочери гулял.

Учитывая то, что Турция с самого начала боснийского конфликта «держит сторону» бошняков, стоит ли Додику полагаться на посредничество Эрдогана?

Сам же лидер Республики Сербской не раз публично говорил о том, что у турецкого президента есть все шансы стать посредником в разгорающемся конфликте, и даже называл его человеком, который «не сделает ничего, что могло бы нанести вред сербам и хорватам БиГ».

А Анкара между тем, не стесняясь, раз за разом повторяет, что сепаратистская риторика Додика вызывает обеспокоенность, и мир на Балканах возможен только если политики, «преследующие мечту о «Великой Сербии», вернутся к более осторожным выражениям. Да, Эрдоган — состоявшийся региональный лидер, способный наладить диалог со всеми сторонами конфликта. Однако не cтоит забывать, что на Балканах турки явно разделяют интересы одной из них.