Глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин предложил создавать в России агломерации, которые станут противовесом Москве.

Алексей Кудрин
Алексей Кудрин
Иван Шилов © ИА REGNUM

«У нас в России сейчас Москва — единственный центр, который может соответствовать мировому уровню. Доля Москвы и Петербурга в ВВП страны будет увеличиваться… В противовес этому нам нужно создать несколько крутых таких агломераций»,заявил он в ходе стратегической сессии «Проблемы и перспективы социально-экономического развития агломераций Республики Татарстан».

По словам Кудрина, Татария, в которой проживает 4 млн жителей, сама по себе «ещё недостаточный имеет вес». Для того чтобы стать центром мирового уровня, нужно иметь население 8−12 млн человек.

Кудрин отметил, что внутри Поволжской агломерации Татария станет более сильным центром и точкой притяжения, и предложил руководству республики подумать над этим. Другими возможными центрами он назвал Екатеринбург, Краснодар и Ростов, а также частично Новосибирск и Томск.

Идеи Кудрина отличаются смелостью и красочностью, но в то же время никогда не ясно, как они могут быть реализованы. Необходимость агломераций, которые станут противовесом Москве, очевидна, поскольку позволяет реализовать масштабные инфраструктурные проекты. Например, строить высокоскоростные железные дороги и применять другие решения, где нужен большой спрос, который прямо связан с численностью населения городов.

Встреча Президента Республики Татарстан Рустама Минниханова с   Алексеем Кудриным
Встреча Президента Республики Татарстан Рустама Минниханова с Алексеем Кудриным
Официальный портал Республики Татарстан

5−10-миллионный город или агломерация — это крупный потребительский рынок и рынок труда, а новое строительство в его составе обходится дешевле благодаря наличию инженерных коммуникаций. Для экономики большой размер города — всегда несомненный плюс. Но также и более сложная среда обитания с целым комплексом новых проблем. В том числе главной и самой острой для России — демографической.

Как формировать агломерации? Кудрин предлагал объединить Екатеринбург с Пермью и Челябинском. Прямое расстояние между крайними точками — примерно 450 километров. Эти города близко расположены только на карте. Для примера, между Берлином и Прагой — менее 300. Что бы Россия ни построила в этих агломерациях, житель Перми не сможет ездить на работу в Челябинск. И в магазин из Екатеринбурга, скорее всего, не поедет. А вуз вне своего региона выберет любой в пределах (и не только) страны, если всё равно жить в кампусе или общежитии. Да, в Екатеринбурге можно развивать международный авиаузел, построить крупный парк развлечений, куда можно съездить с семьёй два раза в год, проводить межрегиональные научные и спортивные мероприятия. Но всё то же самое можно делать и без агломерации.

Кудрин предлагает подумать о расширении Татарии. Опять же встаёт вопрос: что такое агломерация — общность городов или укрупнение регионов? Образования разные по сути, поскольку во втором случае прямые экономические выгоды теряются, хотя, действительно, проще управлять или распределять. Татарию окружают национальные республики — Чувашия, Удмуртия, Марий Эл, а также Ульяновская область. Пересмотр республиканских границ в чью-то пользу не может не спровоцировать противоречий.

Алексей Кудрин
Алексей Кудрин
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Что именно предлагает Кудрин и как к этому идти — неясно. Идея, хотя и находится в повестке десятилетиями, остаётся в загоне виртуальных обсуждений. Конкретным можно назвать разве что проект в Приморском крае, где придумали, как расширить главный мегаполис Дальнего Востока, зажатый между морем и сопками. Неподалёку от Владивостока начинают строить новый город Спутник, рядом земли, предназначенные под универсальный проект спальных микрорайонов «Дальневосточные кварталы». С учётом вывода инфраструктуры за пределы полуострова Муравьева-Амурского, в агломерацию попадает город Артём. Все эти населённые пункты, а также «студенческий» остров Русский, создают контуры нового города с единым аэропортом, железнодорожной сетью. Отстроившись и расправив плечи, обновлённый Владивосток сможет усилить связи с Находкой и Уссурийском, а также реализовать новые градостроительные проекты в своих окрестностях. А вот «агломерация» с соседним региональным центром, Хабаровском, который от Владивостока дальше, чем Харбин или Сеул, ничего бы ему не дала.

Идея агломераций должна перейти в реализуемые планы. Создание «противовесов» Москве можно начать с самой столицы, а точнее с Подмосковья, на востоке которого естественным образом образовалась гроздь небольших городов. Электросталь, Ногинск, Павловский Посад, Орехово-Зуево, Электрогорск, Ликино-Дулёво сформировали густонаселённую, но не связанную между собой часть Подмосковья. Высокоскоростное сообщение с Москвой, внутренняя транспортная инфраструктура и градостроительные проекты позволят в короткий срок создать на этом месте новый крупный город.

Ждёт объединяющих проектов и россыпь городов Западной Сибири — Новосибирск, Томск, Кемерово, Барнаул, Новокузнецк и другие. В них уже сейчас проживают примерно несколько миллионов человек. На юге Китай, Казахстан, Монголия и горные курорты Алтая, на севере — крупные месторождения нефти и других природных ресурсов. Новые города, которые задуманы в Восточной Сибири в ходе развития Ангаро-Енисейского макрорегиона, также могут исходить из возможностей, которые дают агломерации. Волгоград и Волжский, Саратов и Энгельс можно «склеить» благодаря современным мостовым переходам.

Исаак Левитан. Снопы и деревня за рекой. Начало 1880-х
Исаак Левитан. Снопы и деревня за рекой. Начало 1880-х

Однако параллельно с проектами крупных городских объединений необходимо иметь и другой план — по деурбанизации, созданию условий для максимально близкого к естественному образу жизни. Это непросто, учитывая, что некоторые футурологи предрекают полное исчезновение не только деревень, но и малых городов.

Счастлив ли человек, живущий в зоне повышенного контроля, в том числе цифрового? Захочет ли он там создавать семью, заниматься собственным воспроизводством или будет с осторожностью оценивать все риски? Известно, что самые крупные города Запада заселены мигрантами, даже если в целом по стране их доля не столь весома. К примеру, почти 80% темнокожих британцев проживают в Лондоне, а подавляющее число коренных англичан — в небольших и средних городках, которые в России считались бы глухой провинцией. Париж, Нью-Йорк или Лос-Анджелес — это также города мира с низкой долей местного населения. Это может быть случайностью, но может и осознанной политикой скрытой дискриминации при видимом равенстве в правах, ведь новоприбывшие во втором-третьем поколении перестают оставлять потомство. Учитывают ли эти аспекты предложения Кудрина?