На днях ТАСС сообщил о заявлении в парламенте страны премьер-министра Японии Фумио Кисиды о том, что правительство Японии на переговорах с Россией по проблеме мирного договора обсуждает вопрос принадлежности всех четырех южнокурильских островов. Вот текст корреспонденции из Токио: «Это острова, на которые распространяется наш суверенитет. И предмет обсуждения (в ходе) переговоров о мирном договоре — проблема принадлежности четырех островов, это наша последовательная позиция», — подчеркнул Кисида, отвечая на вопрос парламентариев о том, являются ли предметом переговоров с РФ два или четыре острова южной части Курил. Глава японского правительства в очередной раз выразил уверенность в том, что территориальную проблему и вопрос мирного договора между Японией и Россией нельзя «оставлять будущим поколениям», добавив, что продолжит «плотные переговоры с российской стороной на основе всех достигнутых к настоящему времени договоренностей между двумя странами».

Курильские острова
Курильские острова
Иван Шилов © ИА REGNUM

Обратило внимание то, что японский премьер говорит о продолжении переговоров в настоящем времени. Но это противоречит фактам, если, конечно, Кисида не рассматривает как «переговоры» свой краткий телефонный разговор с президентом РФ Владимиром Путиным. Известно, что никаких переговоров «о принадлежности четырех южнокурильских островов» стороны уже давно не ведут. В течение годового пребывания у власти в Японии Ёсихидэ Суги лидеры двух стран даже не встречались. А со времен премьерства «друга Синдзо», то бишь Синдзо Абэ, в Японии считается, что главные переговоры о «территориях», причем конфиденциальные, ведут высшие руководители двух стран.

Ёсихидэ Суга
Ёсихидэ Суга
内閣官房内閣広報室

Не встречались еще лидеры двух стран и после избрания на пост премьер-министра Японии Фумио Кисиды. Хотя президент Путин в телефонном разговоре с ним обмолвился, что надеется «на прогресс в переговорах по мирному договору и отметил готовность провести личную встречу с главой японского правительства». Но, как уже отмечалось, в новогоднем поздравлении российского президента Кисиде вопрос о «мирном договоре» не упоминался.

Фумио Кисида
Фумио Кисида
State.gov

Если проанализировать высказывания президента Путина и министра иностранных дел РФ Сергей Лаврова по данному вопросу, получается такая картина: российские руководители готовы продолжать поиск договоренностей о заключении мирного договора, но, вопреки надеждам японцев, не признают, что речь на этих переговорах идет о возможных территориальных уступках России. Позиция, конечно, двусмысленная, ибо японцы-то, как указано выше, прямо заявляют, что «предмет обсуждения на переговорах о мирном договоре — проблема принадлежности четырех островов». Кстати, еще в бытность министром иностранных дел Японии Кисида в ответ на предложение Лаврова «вывести за рамки территориальный вопрос» резонно с точки зрения японской позиции ответил, а что же тогда мы будем обсуждать.

В последнее время российские руководители, похоже, стали прислушиваться к мнению специалистов, которые утверждают, что все вопросы, обычно составляющие содержание мирного договора, отражены в ратифицированной парламентами двух стран Советско-японской совместной декларации 1956 года. Более того, хотя и при волюнтаристском давлении Никиты Хрущева в Декларации решен и вопрос о послевоенном территориальном размежевании двух государств. И не вина СССР, а ныне России в том, что Вашингтон воспротивился такому урегулированию и заставил японское правительство отказаться от предложенного Хрущевым «компромисса».

Подписание Совместной советско-японской декларации, восстановившей дипломатические отношения между СССР и Японией
Подписание Совместной советско-японской декларации, восстановившей дипломатические отношения между СССР и Японией

Фактом истории является то, что президент РФ Владимир Путин вел с японскими премьер-министрами переговоры об условиях решения «территориального вопроса», склоняясь к «хрущевской формуле» о передаче Японии некоторых островов после, и это надо подчеркнуть, подписания мирного договора. Речь шла, как известно, о передаче в виде дара или жеста доброй воли являющихся суверенной территорией России островов Малой Курильской гряды — Шикотана и Плоские, Хабомаи по-японски.

Однако по прошествии нескольких лет бесплодных переговоров, на которых японская сторона выторговывала не только обещанные Хрущевым, но и все имеющие большое военно-стратегическое и хозяйственное значение южнокурильские острова, Путин позитивно воспринял предложение о внесении в Конституцию РФ положения о запрете подобных переговоров. Внесенные в конституционную поправку оговорки о возможности изменения границ Российской Федерации через процедуры демаркации, делимитации и редемаркации, по разъяснениям МИД РФ, не имеют отношения к претензиям Японии на российские территории.

На днях министр Лавров сообщил о готовящемся через два-три месяца своем визите в Японию. Однако маловероятно, что в нарушение конституционного запрета он продолжит, как того желают японцы, обсуждать судьбу «северных территорий», как в Токио незаконно именуют российские южнокурильские острова.

Тем более что есть более серьезные темы для обсуждения. Одной из таких тем, полагаю, станет обращение российского руководства к коллективному Западу, к которому относится и Япония, о необходимости в своей военной политике серьезно учитывать озабоченности Москвы вопросами безопасности нашей страны по всему периметру ее рубежей. Ибо в последние годы военная политика «пацифисткой Японии» вызывает у соседних государств немалые подозрения и настороженность.