Конец нынешней угрозе войны в Европе может положить президент Франции Эммануэль Макрон, сказав всего четыре слова: J’ai dit: Non («Я говорю: нет»). Таковы были слова его великого предшественника президента Шарля де Голля, которые он произнес в 1963 году, заблокировав — вполне справедливо, как показали годы, — вступление Великобритании в Европейское экономическое сообщество. Сегодня же Макрон может с помощью них же объявить о том, что он заблокирует любую заявку на вступление в НАТО Украины и что того же он будет ожидать от своих преемников, пишет Анатоль Ливен в статье, вышедшей 21 января в Responsible Statecraft.

Эммануэль Макрон
Эммануэль Макрон
Никита Устинов © ИА Красная Весна

Такой шаг носил бы символический характер, поскольку едва ли кто-то реально думает, что Киеву в обозримом будущем могут предложить членство в альянсе. Сам же Макрон не может диктовать то, каким будет курс его преемников, однако он возымел бы крайне внушительное действие. Он стал бы сигналом решительности Франции — единственной значительной в военном плане державы ЕС — в том, что ее не удастся затащить в ненужный конфликт с Россией. Благодаря ему же начнется процесс объединения обществ стран ЕС вокруг идеи того, что нужно самостоятельно взять ответственность за безопасность собственного континента. Такое развитие событий, в свою очередь, заложит первоначальный фундамент новой европейской безопасности, которая бы включала в себя Россию, а также откроет путь для нахождения решения различных нерешенных споров на границах стран НАТО и ЕС.

Французская инициатива в этом направлении наконец внесла бы некоторую честность и ясность в западные дебаты по Украине, которые до сих пор изобиловали ложью, самообманом и лицемерием. Дело не только в том, что Западу совершенно не хватает ни воли, ни вооруженных сил для защиты Украины независимо от того, состоит она в НАТО или нет. Дело еще и в том, с какой неприглядной стороны себя показали Польша, Венгрия, Румыния и Болгария с момента вступления в ЕС и НАТО, поэтому в Западной Европе также абсолютно отсутствует желание предпринимать какие-либо серьезные шаги по вхождению Украины в ЕС.

Президент Макрон уже сделал несколько шагов в правильном направлении, заявив на этой неделе (ознаменовавшей начало шестимесячного председательства Франции в ЕС) о том, что он надеется возобновить переговоры в «нормандском формате» между Францией, Германией, Россией и Украиной, направленные на реализацию Минских соглашений II об урегулировании конфликта в Донбассе на востоке Украины и на предоставление этой территории в составе Украины гарантированной международным сообществом автономии. Это действительно единственный способ решить спор мирным путем.

Эммануэль Макрон и Владимир Зеленский
Эммануэль Макрон и Владимир Зеленский
President.gov.ua

«Хорошо, что между ЕС и США существует координация, но жизненно важно, чтобы Европа вела собственный диалог с Россией», — подчеркнул Макрон, чем вызвал справедливый шквал беспокойства как в Брюсселе, так и в Вашингтоне.

Призывы к «европейскому» диалогу с Россией, однако, сами по себе бессмысленны. ЕС раз за разом демонстрировал, что он по своей природе просто не способен сформулировать единый подход к России или любому другому важному вопросу внешней политики. Инициативу на себя должна взять та или иная ключевая страна блока, и в нынешних обстоятельствах это может быть только Франция — хотя и в расчете на то, что она сможет увлечь за собой разделенную Германию.

Таким образом, перекладывание ответственности на «Европу» ведет к безнадежной отсрочке и путанице и никого не убедит — и меньше всего россиян. Одна из причин нынешней эскалации Москвы как раз и состоит в том, что российский истеблишмент потерял доверие к «нормандскому формату» и к готовности Франции и Германии когда-либо сохранять позицию, которая раздражала Вашингтон. Только исключительно сильный жест со стороны Франции может восстановить это доверие и начать позитивный переговорный процесс с Москвой.

Перед началом совместной пресс-конференции по итогам встречи в «нормандском формате». 2019
Перед началом совместной пресс-конференции по итогам встречи в «нормандском формате». 2019
Kremlin.ru

В ходе нынешней президентской избирательной кампании во Франции все кандидаты — от крайне правых до левоцентристских — стремились облачиться в мантию Шарля де Голля. Им следует напомнить себе, что де Голль совершенно точно не позволил бы втянуть Францию в ненужный и катастрофический конфликт из-за маниакальных амбиций Вашингтона и исконной русофобской ненависти Польши и Швеции. Де Голль верил в «Европу отечеств», не в европейское сверхгосударство (проект, который окончательно провалился), а в конфедерацию независимых национальных государств с ведущей ролью Франции.

Де Голль, можно напомнить, в 1966 году вывел Францию из военных структур НАТО в знак протеста против отказа Вашингтона предоставить Франции долю в контроле над американским ядерным оружием на французской земле. Он также пытался вести диалог с Советским Союзом на основе концепции Европы, простирающейся «от Атлантики до Урала». Его надежды рухнули из-за Холодной войны и «природы» советского коммунизма; но можно сказать, что они вновь появились в представлении Михаила Горбачева об «общеевропейском доме».

Шарль де Голль
Шарль де Голль
(сс) Bundesarchiv, B 145 Bild-F010324-0002. Steiner, Egon

Конец Холодной войны должен был стать идеальным моментом для возрождения этого голлистского видения. К сожалению, целый набор факторов сделал это невозможным: сползание России в криминальный хаос и близость к коллапсу государства при Борисе Ельцине, за которым последовал ее переход к «авторитаризму» при Владимире Путине, а с французской стороны — все большее преклонение перед Вашингтоном со стороны французского правого истеблишмента и службы безопасности (частично из-за все большей зависимости от американских вооруженных сил в вопросе сохранения сферы влияния Франции в Западной Африке) и принятие французскими левыми религии (под руководством Америки) глобальных прав человека и демократизации, чтобы заменить их прежнее увлечение марксизмом.

Сейчас, во время серьезного европейского кризиса, настал момент, когда может вновь появиться возможность воплотить видение де Голля. Если Макрон хочет претендовать на то, чтобы быть наследником де Голля на французских выборах и, что более важно, в глазах истории и «Вечной Франции», то сейчас самое время продемонстрировать дальновидность, мужество и патриотизм де Голля.