Эрдоган
Эрдоган
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пытается закрепить за собой репутацию крупного мастера тактического политико-дипломатического маневрирования. Уже подмечено, что такая дипломатия используется им как повод для перевода Анкары из второго или третьего эшелона «большой политики» в первый дивизион. И только в тех случаях, когда главные игроки по тем или иным позициям или проблемам не обозначают внятную стратегию своих дальнейших действий. В образовавшийся зазор тогда пытается ворваться Турция, предлагая свои «услуги» или «решения».

В широком контексте подобная тактика ярко проявилась в маневрах Турции между США и Россией. Когда у Анкары случаются какие-то конфликты с Вашингтоном, она дрейфует в сторону Москвы, как бы говоря американцам: «Вам не стоит с нами ссориться, потому что я могу еще плотнее сдружиться с вашим противником». Когда у Эрдогана возникают проблемы с президентом России Владимиром Путиным, он апеллирует к НАТО и США, просит их помощи, как это было во время недавних боев в сирийском Идлибе. Однако, полагают многие турецкие эксперты, «есть ощущение, что такая тактика себя исчерпала». Как пишет турецкий профессор Ильяс Кемалоглу в издании Karar, «США и Россия не чураются в своих интересах поддерживать определенные геополитические амбиции Эрдогана», придерживая «свои заготовленные козырные карты в рукаве». В этом смысле американские аналитики до сих пор теряются в догадках, почему Путин поддержал геополитический проект Эрдогана «3+3» (Турция, Россия, Иран, Азербайджан, Армения и Грузия) в Закавказье. Не совсем им понятны и посреднические мирные инициативы Анкары на балканском направлении, где сильно европейское и американское влияние.

Переговоры Мевлюта Чавушоглу и Энтони Блинкена
Переговоры Мевлюта Чавушоглу и Энтони Блинкена
Mfa.gov.tr

Палитру этих двух проектов объединяет то, что Турция, сохраняющая немало опорных позиций среди локальных участников политических процессов на Балканах и в Закавказье (в лице Азербайджана и Грузии), не приглашает для участия в игре своих западных партнеров. Конечно, в современных условиях нельзя говорить о «возрождении Османской империи». Правильнее было бы говорить о намерении современной Турции занять сильную позицию как в соседних, так и в более отдаленных зонах, которые когда-то находились в составе или под влиянием Османской империи. Вот почему, когда Эрдоган выступает с очередной какой-либо посреднической мирной инициативой, всегда важно определить с какой стороны дует ветер и понять причины того, почему, как пишет польское издание Gazeta Polska Codziennie, «все развивается по сценарию Моцарта: сначала бурно звучащий «Турецкий марш», а под конец — возврат в исходную спокойную точку».

На днях турецкое правительственное агентство Anadolu поведало, что Эрдоган в беседе с сопровождавшими его в ходе визита в Албанию журналистами заявил, что «сценарий оккупации Украины со стороны России является далеким от реальности». Он сообщил, что намерен поговорить о ситуации на Украине с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, который накануне побывал в Киеве, и «обсудить эти вопросы с президентом России Владимиром Путиным». По словам турецкого лидера, «в современном мире стремление к оккупации чужих земель не приведет к желаемому». Если проанализировать эту часть заявления Эрдогана, то бросаются в глаза следующие обстоятельства. Он, желая в очередной раз выступить посредником между Россией и Украиной и на сей раз привлекая и Алиева, пытается вклиниться с ним в так называемую челночную дипломатию, к которой сейчас подключены Россия, США, Германия, Франция, НАТО. По сути, Эрдоган предлагает создать новый треугольник Турция — Россия — Украина, который, по замыслу, при определенных обстоятельствах может стать новой альтернативной переговорной площадкой.

Но проблема в том, что в Москве это проект воспринимается лишь попыткой подменить Минск и сделать Турцию стороной конфликта Киева с Донбассом, пусть Анкара и трактует эту проблему несколько шире. Конечно, Турция не выставляет себя ангажированной стороной как в вопросах Украины, так и России. Однако Эрдоган еще и пытается зацепиться за проблему Крыма, что сводит на нет его посреднические усилия. Глава Турции — опытный политик и не может этого не понимать. Следовательно, на данном этапе своими заявлениями он стремится решить не внешнеполитические задачи, а внутриполитические, связанные с предстоящими в 2023 году президентскими выборами. Потому что после кризисных событий в Казахстане репутация Анкары в тюркском мире заметно потускнела и Эрдогану важно с Путиным начать публично обсуждать вопросы, которые не имеют своего конкретного решения. Ставка тут делается на то, что Кремль не откажется от диалога, так как у него не существует категорического неприятия Турции, да и Азербайджана.

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган
Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган
Kremlin.ru

Поэтому предложение Эрдогана — это очередной тактический дежурный ход, привлекающий интерес больше экспертов, нежели политиков. Пользуясь очевидной потерей интереса со стороны Брюсселя к Киеву, Анкара стремится занять нишу западных стран и в чем-то замкнуть на себя Украину. С точки зрения Эрдогана, его ход означает начало разыгрывания «Турецкого марша». Но его звуки скоро затихнут, когда ресурс конвертации внешнеполитических успехов во внутриполитические иссякнет. Это Турция, таков путь.